«Арктика» на Северном полюсе

Попытки пройти на судах через Полярный бассейн предпринимались, как мы уже отмечали, с 60-х гг. XYII1 в. Однако заканчивались они неудачей: преодолеть многолетние мощные ледяные поля не смогли ни парусные корабли и пароходы, ни ледоколы и дизель-электроходы.

Лишь с появлением атомных ледоколов проблема покорения Центральной Арктики превратилась в реальную задачу. Впрочем, располагать такими гигантами еще не значит справиться со всеми трудностями и сюрпризами высоких широт, — необходимы достоверные данные о природных условиях этой огромной акватории. А они могут быть получены — и были собраны — в результате многолетней кропотливой исследовательской работы.



В 1976 г. сотрудники Института Арктики и Антарктики, проанализировав имеющиеся материалы, подняли вопрос об организации высокоширотной экспедиции через Полярный бассейн к Северному полюсу на атомном ледоколе. Но по прогнозу к осени ожидались не совсем благоприятные условия, и поход пришлось отложить до осени следующего года. 9 августа 1977 г. атомный ледокол «Арктика» (руководитель экспедиции Тимофей Борисович Гуженко, капитан Юрий Сергеевич Кучиев) отправился в плавание из Мурманска. Обогнув северную оконечность Новой Земли, он двинулся на юго-восток через перемычки дрейфующего разреженного льда и, не снижая скорости, прошел проливом между о-вами Арктического Института и о. Свердруп. Далее корабль следовал обычной трассой на восток-северо-восток, 13 августа проник в море Лаптевых через пролив Вилькицкого и за 120° в. д. повернул на северо-северо-восток. Утром 14 августа «Арктика» подошла к границе сплоченных льдов и взяла курс прямо на север. На следующий день, оставив к югу 85° с. ш., атомоход па-чал активное плавание во льдах Арктического бассейна, куда надводные корабли попадали только дрейфуя. Скорость снизилась до 18,5 км/час и по мере увеличения количества «сибиряка» — многолетних зеленоватых льдов, формирующихся к северу от побережья Сибири — продолжала падать. Поля с торосами «Арктика» форсировала напролом, продавливая своей массой; в ряде случаев при заклинивании приходилось прибегать к раскачиванию огромного судна с целью освобождения из ледовых объятий.

На 88-й параллели состоялась первая встреча с так называемым «канадцем» — очень мощным голубоватым льдом, образующимся у побережья Аляски и Канадского Арктического архипелага, и движение судна резко замедлилось, хотя с помощью вертолета выбирался наиболее удобный путь по стыкам полей и их обломкам. Ранним утром 17 августа впервые в истории мореплавания надводный корабль, преодолев за трое суток более 1100 км, вышел к «макушке» планеты. На полюсе, вклинившись в большой многолетний ледяной массив, «Арктика» простояла около 15 часов; погода выдалась как по заказу, тихая с редким снежком при 0° С.

Обратный путь по 45° в. д. был значительно труднее: уже на следующий день ледокол форсировал огромное монолитное поле «канадца». К вечеру судно наткнулось на ледяной остров и попало в жесткие тиски; на преодоление сопротивления арктического «скитальца» ушло семь часов. Затем «Арктика» одержала победу над несколькими грядами торосов и утром 19 августа пересекла 88° с. ш. Этот отрезок в один градус оказался самым тяжелым за весь рейс. Далее к югу количество тяжелых льдов стало постепенно уменьшаться — соответственно возросла скорость. За 85° с.ш. «канадец» кончился, и ледокол вступил в район битого льда, заполняющего промежутки между ледяными нолями. Утром 21 августа, у 79°48' с.ш., «Арктика» вышла на чистую воду и взяла курс на Мурманск, прибыв туда вечером следующего дня. На весь путь длиной около 7100 км она затратила 13 суток, около трети этого расстояния пройдя в сплоченных льдах, ведомая вертолетом.

Плавание атомохода позволило впервые получить достоверные данные о льдах по всему маршруту в высоких широтах и открыло новые перспективы в освоении Арктики. За выполнение выдающегося достижения, ставшего одной из важнейших вех в истории арктической навигации, Т. Гуженко, Ю. Кучиев и еще трое участников удостоены звания Героя Советского Союза.

Практический вывод из похода «Арктики» был сделан очень скоро: в конце мая 1978 г. по высокоширотной трассе отправился атомный ледокол «Сибирь» (капитан Владимир Константинович Кочетков) с одним транспортным судном. Обойдя с севера Новую Землю, архипелаг Северная Земля и Новосибирские о-ва и преодолев льды пяти морей, 13 июня, т. е. через 18 дней, атомоход вывел транспорт на чистую воду в Чукотском море близ мыса Сердце-Камень. Тяжелые ледовые условия, особенно в Восточно-Сибирском море, компенсируются значительным (на 2100 км) сокращением трассы по сравнению с обычным маршрутом судов по Северному морскому пути.