Давид Ливингстон – через Африку

Наиболее прославленным первопроходцем Африки стал шотландец Давид Ливингстон (1813–1873). Он вырос в бедной семье, с детства работал на ткацкой фабрике. Закончив вечернюю школу, учился в медицинском колледже, изучал геологию, активно выступал против работорговли. Как христианский миссионер в 1841 году отправился в Южную Африку. Здесь он женился на Мэри, дочери миссонера Роберта Моффета, который первым исследовал пустыню Калахари.

Ливингстон изучил язык банту, распространенный среди племен Южной и Центральной Африки. Через 7 лет он вместе с женой и двумя детьми совершил трудное путешествие через пустыню Калахари и достиг обширного – в период дождей – озера Нгами. После этого его семья уехала на родину, а он остался на Черном континенте и продолжил исследование неизученных территорий.

В 1853 году с большим отрядом местных жителей на 33 лодках он отправился вверх по реке Замбези. По пути он отослал назад большую часть негров и с небольшим отрядом, перейдя водораздел, вышел в бассейн реки Конго, двинулся вниз по течению и летом 1854 года достиг Атлантического океана.

Теперь он решил пересечь Африку с запада на восток. После недолгого отдыха отправился в обратный путь. Поднявшись вверх по реке Бенго до ее верховья, добрался до истоков Замбези и двинулся вниз. В среднем течении он первым из европейцев увидел величественный, мощнейший в мире водопад высотой 120 м, дав ему имя королевы Виктории. Река, пересекающая торные гряды, оказалась бурной, порожистой, так что значительную часть пути приходилось идти по ее долине, а не сплавляться.



В середине 1856 года он вышел к Индийскому океану. Ливингстону удалось сравнительно легко совершить чрезвычайно трудный маршрут потому, что он к тому времени был опытным путешественником, а главное, умел по-дружески общаться с местными жителями, пользуясь их уважением.

«Господствовало убеждение, – писал он, – что значительная часть внутренней Африки представляет собой пустыню, куда текут и в песках которой теряются реки. Я же в ходе своего путешествия 1852–1856 гг. от океана до океана через южную тропическую часть континента обнаружил, что вся эта область на самом деле хорошо орошена, что в ней имеются большие территории с плодороднейшей, покрытой лесами почвой, а также прекрасные травянистые долины, в которых живет значительное население; и я обнаружил также один из замечательнейших водопадов в мире. Вслед за этим удалось выяснить особенности физического устройства Африки. Она оказалась возвышенным плато, несколько понижающимся в центре и с расщелинами по бокам, по которым реки сбегают к морю».

Его возвращение в Англию было триумфальным. Королева лично приветствовала его (зная, что он назвал великий водопад ее именем). Публика с упоением читала его прекрасно написанный отчет «Путешествия и исследования миссионера в Южной Африке». Но почивать на лаврах Ливингстон не стал, отправившись в 1859 году в новую экспедицию. Его назначили консулом области Замбези. С ним поехало несколько помощников.

«Нашей целью, – писал он, – было не открытие каких-либо баснословных чудес, а ознакомление с климатом, естественными богатствами, местными болезнями, туземцами и их отношением к остальному миру, что мы и делали с тем особенным интересом, какого не могут не испытывать, задумываясь о будущем, первые белые люди при работе на континенте, история которого только начинается». На этот раз он обследовал район левого притока Замбези, открыв огромное озеро Ньяса, вытянутое с юга на север. «По обеим сторонам озера возвышаются хижины, – отметил он, – но дым от горевшей травы ограничивал наше поле зрения».

Его жене Мэри суждено было умереть на Замбези от тропической лихорадки в апреле 1862 года. Он записал в дневнике: «Ночью сколотили гроб, на другой день под ветвями большого баобаба вырыли могилу, и маленькая группа сочувствующих соотечественников помогла убитому горем мужу похоронить покойницу».

Несмотря ни на что Ливингстон продолжал исследовать Центральную Африку в надежде обнаружить истоки Нила. После недолгого пребывания в Англии он в 1866 году вновь высадился в устье Занзибара, прошел вдоль побережья на север до реки Рувумы, повернул на запад, достиг озера Ньяса, обогнул его с юга, прошел до берегов Танганьики и… пропал бесследно.

На его поиски был направлен журналист и разведчик Генри Стэнли. От Занзибара он с группой вооруженных белых и двумя сотнями носильщиков двинулся на запад. В ноябре 1871 года в поселке Уджиджи на берегу озера Танганьика он встретил Ливингстона, который болел малярией и находился в критическом состоянии. Его удалось вылечить.

Вместе со Стэнли он продолжил обследование берегов Танганьики, убедившись, что отсюда нет стока на север, к Нилу. Стэнли отправился в Европу, а Ливингстон остался, решив обязательно выяснить вопрос об истоках Нила. Здоровье его было подорвано, и в мае 1873 года он умер.

Его чернокожие спутники бережно сохранили все дневники и собранные материалы. Они торжественно предали африканской земле сердце путешественника и гуманиста, а тело забальзамировали и десять месяцев несли на носилках до берега Индийского океана, почти за полторы тысячи километров. Похоронили Ливингстона в лондонском Вестминстерском аббатстве – усыпальнице королей и выдающихся деятелей Англии.

Стэнли в 1874 году вновь возглавил африканскую экспедицию. Дойдя до озера Виктория, они сплавились на север, подвергаясь нападениям и воинственных туземцев, и свирепых гиппопотамов. Стэнли подтвердил открытие Спика. Осенью 1876 года они обследовали берега Танганьики и направились на запад. Путь через тропические дебри при стычках с туземцами сопровождался большими потерями (носильщики умирали сотнями). Спустившись по реке Луалабе в Конго, они сплавились до Атлантического побережья, только треть участников экспедиции завершила маршрут. Стэнли, однако, оказался в роли триумфатора. Тем более что его книга «Через неведомый материк» (1878) имела шумный успех.