Иезуиты в Тибете

В апреле 1661 г. два иезуита, австриец Иоганн Грюбер и бельгиец Альбер Орвиль, направились сухим путем из Пекина в Рим с тайным поручением (морская дорога из Китая в Европу была тогда блокирована голландцами). Обычным маршрутом буддийских пилигримов они достигли г. Синин в верховьях р. Хуанхэ (у 102° в. д.) и, обогнув с юга озеро Кукунор, двинулись новым (для европейцев) путем – не на юг, а сначала на запад – вдоль южной границы впадины Цайдам.

Затем Грюбер и его спутник пересекли в юго-западном направлении ряд хребтов и 8 октября прибыли в Лхасу. После полуторамесячного пребывания там они направились вверх по р. Цaнгпо (Брахмапутра) до г. Шигацзе (у 89° в. д.) и далее в столицу Непала – Катманду. В марте 1662 г иезуиты достигли Агры (Северная Индия), где умер Орвиль, не выдержав тягот путешествия. Грюбер же повернул на запад, пересек Пенджаб, долину Инда, всю южную полосу Иранского нагорья, Месопотамию и Малую Азию до Смирны, а оттуда морем направился в Рим, куда прибыл в феврале 1664 г.

Грюбер и Орвиль были первыми европейцами, пересекшими с северо-востока на юго-запад Тибетское нагорье и, несомненно, побывавшими в Лхасе. Отчет Грюбера о его путешествии короток и сух, но он все-таки содействовал расширению европейских знаний о Центральной Азии, а его определения большого числа астрономических пунктов по линии маршрута позволили значительно улучшить карту региона.



В 1715 г. итальянский иезуит Ипполито Дезидери был отправлен в Тибет под официальным предлогом – восстановить миссию в Цапаранге, закрытую в 1641 г. Вряд ли он смешал Цапаранг с Лхасой: эти пункты находятся на различных речных системах и отстоят друг от друга почти на 1200 км по прямой линии. Вероятнее, что Дезидери получил задание непосредственно снестись с центральной тибетской властью, тогда еще фактически независимой от маньчжурской династии, захватившей власть в Китае. Так или иначе, но он совершил длинное путешествие по Южному Тибету, минуя Цапаранг. Из Агры Дезидери прошел в Сринагар (Кашмир), где прожил полгода, а оттуда в Лех, на верхнем Инде, перевалив Центральные Гималаи. Далее он поднялся по долине Инда до его истока (Гартанг), посетил озеро Манасаровар (у 81°30' в. д.) и вскоре вышел к верховьям р. Мацанг, текущей на восток и ниже по течению называвшейся Цангпо (верхняя Брахмапутра). По ее долине Дезидери достиг Лхасы в марте 1716 г. Он отметил, что горы Кайлас, вдоль южных склонов которых пролегал его путь, видимо, не только местоположение истока Инда, но и водораздел западных и восточных речных бассейнов. Он оказался прав: истоки Инда и Брахмапутры действительно находятся в хребте Кайлас (длина 300 км). Таким образом, Дезидери разведал важнейшую горную дорогу, соединяющую Юго-Западный Тибет с Юго-Восточным, где находится Лхаса, и связал свой маршрут с маршрутом своих предшественников – католических миссионеров. Он отправил одного из своих спутников-монахов через Непал в Северную Индию, а сам прожил пять лет в Юго-Восточном Тибете. На следующий год после вступления в Лхасу китайских войск (1720) Дезидери покинул Тибет и вернулся через Непал в Индию. Он составил подробное географическое описание Южного Тибета, но оно было извлечено из ватиканских архивов лишь в 1875 г., а опубликовано в 1904 г. И только тогда выяснилось, что Дезидери – единственный следователь XVIII в., уверенно отождествивший р. Цангпо с Брахмапутрой и прямо указывавший, что она пересекает большую часть Южного Тибета в широтном направлении. Однако географическую проблему Цангпо (Брахмапутры) удалось окончательно разрешить лишь в конце XIX в.

Крупным путешественником по Тибету считается голландец Самюэл Ван-дер-Пютте, хотя о его работе по исследованию Тибета материалов не сохранилось: перед смертью (1745) он завещал сжечь все свои рукописи. Вероятно, через Непал он достиг Лхасы около 1729 г. и предпринял полное приключений путешествие по Тибету на северо-запад через верховья рр. Салуин и Янцзы, пройдя маршрутом буддийских пилигримов. К озеру Кукунор он добрался в октябре 1731 г. и провел здесь длительное время, занимаясь топографической съемкой. По прибытии в район Пекина С. Пютте оставался в буддийском монастыре, а затем в обличье погонщика верблюдов проник в столицу Китая. В Лхасу он вернулся в мае 1737 г. и в том же году через озеро Манасаровар и Кашмир достиг Индии. На Востоке, особенно в Тибете, С. Пютте почитался как святой.