Лаксман в Карелии

В 1762 г. в Россию переселился уроженец Финляндии, швед Кирилл (Эрик) Густавович Лаксман. Летом 1779 г. он изучал «разваливающиеся массы пород Валдая», а осенью впервые исследовал Онежское озеро. На западном и северо-западном берегах озера он отметил «горную гряду» — несколько разрозненных небольших поднятий, «красоту и разнообразие... тихую прелесть» этих гор.

К востоку же «песчаная, почти гладкая равнина, покрытая... лесом, состоящим главным образом из хвойных деревьев и заключающая множество болот и озер, распространяется до реки Онеги. Едва заметно текущие реки разливают, коричневую воду свою между низменными топкими берегами; только у водопадов, возникающих у незаметных уступов этой местности, видны голые... скалы».



Проследив р. Верхний Выг, Лаксман прошел на лодке, взламывая лед, через Выгозеро и в середине ноября по нижнему Выгу достиг Онежской губы. В конце ноября он производил промеры глубин моря и едва не погиб, провалившись под лед. «Весьма замечательно, что озеро [Онежское] в большинстве мест имеет большую глубину, нежели Белое море». Это заключение, конечно, относится именно к той части моря, где он работал, т. е. к Онежской губе. Важный географический вывод из своих наблюдений Лаксман изложил в 1780 г. в одном письме: «…я выяснил, что возвышенность в середине России, откуда вытекают Волга, Двина, Днепр, Дон и множество меньших рек... едва ли можно считать... прибавлением Скандинавского подковообразного хребта... Эта обширная возвышенность выше всего при истоках упомянутых рек и постепенно опускается во все стороны». Лаксман установил также, что на юго-западе она не соединена с Карпатами.

До путешествия Лаксмана считалось, что Скандинавские горы связаны с Уральским хребтом, и сам он ранее также придерживался этого мнения. Но, объехав юго-восточный край «Скандинавского хребта», а точнее, возвышенности Манселькя, Лаксман убедился, «что он уже совершенно теряется между озером Онегой и рекой того же имени».