Масуди и ал-Гарнати о Восточной Европе

Уроженец Багдада Абу ал-Хасан Али ал-Масуди (первая половина X в.), историк и географ, путешествовал большую часть жизни, посетил многие страны Старого Света — всю Переднюю и Среднюю Азию, Кавказ и Восточную Европу, Северную и Восточную Африку.

Не ограничиваясь личными наблюдениями, он собрал громадный опросный материал и широко использовал более ранних авторов. В одной из двух дошедших до нас работ, «Промывальни золота и рудники самоцветов», особо интересны сведения о странах и жителях Восточной Европы, в том числе о славянах.

«В их стране много рек, текущих с севера. Ни одно из озер их не солоно… Страна, которая далее за ними к северу, необитаема по причине холода и множества воды. Большая часть их племен язычники… у них много городов, имеются церкви, где висят колокола…»



Масуди привел первые, но очень неясные сведения о пути с Волги на Черное море. Сам он, правда, не ходил этим путем и поэтому ошибся: слушая рассказы бывалых людей, он принял реальный волок за мнимую протоку, связывающую Волгу с Доном или прямо с Азовским морем. Масуди сообщил также о походе русов на Каспий в 912–913 гг. «…Около 500 кораблей, из коих на каждом было сто человек… достигли… Хазарского [Каспийского] моря… [которое] не имеет рукава, соединяющегося с другим морем, ибо оно небольшое… известное со всех сторон». Итак, арабы, русские и все прикаспийские народы в X в. знали, что Каспий — замкнутое со всех сторон «небольшое море», т. е. озеро, а не часть Черного моря — или Северного океана, как считали западноевропейские географы по крайней мере еще три века, до путешествия Г. Рубрука.

Единственным арабским путешественником, побывавшим в русских землях в 1150–1153 гг., был уроженец Гранады Абу Хамид ал-Гарнати. Посетив несколько стран Передней Азии, он в 1131 г. достиг Дербента, а отсюда проплыл по Каспию до устья Волги и здесь, в большом торговом городе Саксин, прожил 20 лет, проповедуя ислам, но не упуская случая выгодно купить и продать. «А зима у них [хазар] холодная. Их зимние дома — из больших бревен сосны». В 1135 г. ал-Гарнати поднялся по Волге до г. Булгар. Размеры реки поразили его: «…она будто море… И замерзает… [она] так, что становится [твердой], как земля… Булгар тоже огромный город, весь… из сосны, а городская стена — из дуба. А под землей есть бивни слонов [мамонтов], белые, как снег, тяжелые, как свинец». В Булгаре ал-Гарнати услышал об области, «которую называют Ару, в ней охотятся на бобров, и горностаев, и… белок. А день там летом 22 часа…» Он видел жителей этой Арской земли русских летописей, предков современных удмуртов, и описывает их, а также обитателей страны Вису, как краснощеких, голубоглазых, белокурых людей в льняных одеждах и меховых шкурах.

В 1150 г. он вновь побывал в Булгаре и, поднявшись до устья Нахр-ас-Сакалиб («Славянской реки», т. е. Оки), отправился по ней на Русь. «А вода… [Оки] черная… будто чернила, но… сладкая, хорошая, чистая». Страна славян «… обширная, обильная медом и пшеницей, и ячменем, и большими яблоками… Рассчитываются они… старыми беличьими шкурками… [без] шерсти… которые ни на что не годятся. И за каждую дают отличный круглый хлеб…» (На шкурах стоял княжеский знак, поэтому отказаться от них никто не имел права.) В земле славян ал-Гарнати пробыл некоторое время и собрал первые сведения о народе мордва: они живут «…среди деревьев… на [берегах] огромной реки [Оки] и охотятся на бобров…» С Оки он перешел на Десну и по ней достиг Куйава (Киева), но о жизни города ничего не говорит. Затем он проследовал в Венгрию, где прожил до 1153 г., и вернулся в Киев, а оттуда через половецкие степи, южнее своего первого маршрута, прибыл в Саксин, в устье Волги; это путешествие он обошел молчанием.