Монеты достоинством в восемь реалов

Историки, скорее по привычке, слишком много говорят о золоте, выкаченном испанцами из Нового Света. Севильская башня, которая использовалась в качестве сокровищницы, куда в конечном счете стекались все богатства, именовалась «Золотой башней».

Она была построена в 1220 году губернатором Севильи Сидом Абу-эль-Ола и первоначально была, обязана своим названием сверкающим мозаичным плиткам, украшавшим ее стены. Но фактически мексиканские и перуанские рудники поставляли главным образом серебро, и прославленная башня стала его гигантским складом.



Корсары полными пригоршнями пересыпали содержимое сундуков и любовались серебристым блеском монет в своих окровавленных, руках: то были пресловутые «восьмиреаловики».

Впрочем, пираты, завладевшие галионом «Альмиранте де Гондурас», были более разумными и менее кровожадными, чем казались. Разумеется, все женщины с не слишком отталкивающей внешностью были изнасилованы, как только прекратилась битва. Но ни матросов, ни солдат поголовно не истребляли. Что же касается адмирала, капитана и важных сеньоров, то они были слишком ценной добычей. Хотя их и связали, но бережно охраняли в надежде получить большой выкуп.

Капитан пиратского судна был французом. Он крепко держал в руках своих людей и не допускал больше одной пьянки за счет запасов спиртных напитков галиона. Его экипаж был таким же смешанным, как и команда галиона. Среди пиратов находились голландцы, датчане, англичане и даже индейцы. Сам капитан был гугенотом, и большинство его товарищей были приверженцами реформатской церкви. Испанские монахи и священники, очевидно, несколько пострадали от этой встречи.

Посовещавшись со своими помощниками, французский капитан решил переправить свою добычу на остров Тортю, где он извлечет максимальную прибыль из захваченного груза. Посему он устроился на борту галиона, оставив при себе половину своих людей, проследил за разоружением солдат и после угрожающей речи, адресованной экипажу захваченного корабля, велел держать указанный им курс. Команда его корабля тем временем подняла паруса, чтобы следовать за галионом.