Первая удача Генри Моргана

Недаром пиратов называли «джентльменами удачи». В их опасном ремесле она значила слишком много. И все-таки она чаще всего улыбалась тем, кто умел хорошо организовать экспедицию, был искусным мореходом и умел успешно проводить военные операции. Всеми этими качествами обладал Генри Морган.

Он в юности отправился искать счастье в Вест-Индии и нанялся на судно, отправлявшееся на Барбадос.

«Когда оно пришло к месту назначения, – пишет летописец флибустьеров Эксквемелин, – Моргана, по английскому обычаю, продали в рабство. Отслужив свой срок, он перебрался на остров Ямайку, где стояли уже снаряженные пиратские корабли, готовые к выходу в море. Он пристал к пиратам и за короткое время познал их образ жизни, сколотил вместе с товарищами за три или четыре похода небольшой капитал. Часть денег они выиграли в кости, часть получили из пиратской выручки. На эти деньги друзья сообща купили корабль. Морган стал его капитаном и отправился к берегам материка, желая кое-чем поживиться у берегов Кампече. Там он захватил много судов».

На Ямайке он появился приблизительно в 1660 году в двадцатипятилетнем возрасте, пользуясь тем, что Испания формально передала остров Англии (фактически там уже и без того хозяйничали англичане), а его вице-губернатором был назначен родной дядя Генри – сэр Эдвард Морган.

Наиболее внушительным успехом Генри Моргана в этот период стал захват и разграбление Гранады – городка, стоящего на берегу большого озера Никарагуа. Не ожидавшие нападения испанцы были застигнуты врасплох и почти не оказали сопротивления. Добыча была огромная: наиболее трудным делом оказалось унести награбленное. В этом (как и в самом походе) помогли местные индейцы, ненавидевшие испанцев.

На Ямайке находилась база пиратского флота, адмиралом которого являлся голландец Эдуард Мансфельд. Он взял Генри Моргана своим помощником. В 1666 году они предприняли грабительский поход.

16 кораблей вышли в море, первую остановку сделали на острове Санта-Каталина, принадлежавшем испанцам. Убедившись, что местный гарнизон невелик, решили захватить остров. Сделать это не представило большого труда. Дополнительно обустроив укрепления, Мансфельд оставил здесь свой отряд в сто человек (не считая негров-рабов, которых завезли испанцы, истребив аборигенов). А пленных отвезли на материк и освободили. В дальнейшем поход оказался неудачным. Испанцы ожидали пиратов во всеоружии, внимательно следя за их продвижением вдоль берега. Мансфельд решил создать на Санта-Каталине основательную базу, откуда можно было бы внезапно нападать на континентальные города. Однако ни с Ямайки, ни с Тортуги он не получил помощи.



Испанцы не могли смириться с перспективой иметь у себя под боком флибустьерское гнездо. Они напали на остров и вновь захватили его. О том, как это произошло, есть две версии. Согласно одной (пиратской), остров был отдан за выкуп. А по другой (испанской), была лихая атака, флибустьеры после первых потерь обратились в бегство и сдались.

На этом примере видно, как трудно восстановить события, связанные с пиратством. Сведения о них по большей части субъективные. Серьезные ученые редко интересовались историей морского разбоя.

Не вполне ясно, что произошло с Мансфельдом: то ли он попал в плен к испанцам и был казнен, то ли его убили в бою, то ли он умер. Ясно только, как написал Эксквемелин, что «его настигла смерть». Его преемником по праву стал Генри Морган.

Сначала он хотел идти отбивать Санта-Каролину. Подумав, решил иначе.

На прибрежных островах Кубы собрал флотилию из 12 кораблей (700 флибустьеров). Устроили совет, на котором обсудили «кандидатуры» городов, которые следует ограбить. Решили, что Гавана им не по зубам, а вот Пуэрто-дель-Принсипе подойдет. С тем и отправились в поход.

Ночью близ Кубы один пленный испанец бросился с корабля в воду и поплыл к берегу. Спустили каноэ и устроили погоню. Однако ему удалось скрыться. Отважный испанец сумел добраться до города раньше пиратов, предупредив о надвигающейся опасности.

Срочно были приняты меры: вооружены граждане, приведены в порядок форты, устроены завалы на дорогах и засады. Пираты застали их в самый разгар работы и не стали мешать: спокойно обошли укрепления и вышли на большую поляну возле самого города.

Тут их заметили испанцы. Губернатор, лично руководивший обороной, послал кавалеристов, чтобы обратить пиратов в бегство и уничтожить. Ведь известно, что эти морские дьяволы на суше не так уж страшны.

Как только всадники приблизились к флибустьерам, раздался залп. Кони испугались, наездники тоже. Атака завершилась отступлением.

Губернатор выдвинул вперед свои главные силы. Тем временем пираты, развернув знамена, пошли на врага. Испанцы открыли стрельбу, но вреда наступавшим причинили мало. А те остановились и дали прицельный залп. Под крики раненых сограждан губернатор стремительно ретировался в лес. За ним бросились врассыпную солдаты, решившие положиться на прыткость ног, а не на силу рук и точность глаз. Пираты, догоняя отставших, устроили резню. Путь к городу был открыт.

Разбойников встретили плотным огнем с крыш и из окон домов. Непрошеные гости очень огорчились и пригрозили, что, если так пойдет и дальше, они сожгут город и уничтожат всех жителей от мала до велика.

Испанцы не стали испытывать судьбу и прекратили сопротивление. Пираты занялись грабежами. Добыча была значительно меньшая, чем они ожидали. Богатые успели бежать или спрятать свои сокровища.

Пираты пьянствовали, объедались, резали коров, опустошали погребки; пытали и запугивали жителей, требуя сообщить, где спрятаны драгоценности. Заодно солили и коптили мясо. И тут француз и англичанин не поделили добычу. Слово за слово – схватились за пистолеты. Француз был убит. Вообще-то поединки между флибустьерами не редкость. Но англичанин выстрелил без предупреждения. Французы хотели его сразу казнить. Морган не позволил этого сделать, предлагая отложить суд, а пока связать преступника.

Отплыв на соседний островок, флибустьеры разделили добычу. Каждому досталось немало – по пять тысяч реалов. Однако у некоторых на Ямайке долгов осталось на большую сумму. Поэтому Морган предложил разграбить еще один город. Французы его не поддержали. (Уходя, они заверили англичан в дружеских чувствах, англичане ответили тем же, осудив и повесив нечестного убийцу.)

Морган повел оставшихся к побережью Коста-Рики. Их было 460 человек. Кто-то посетовал, что людей слишком мало для захвата города. Морган резонно ответил: «Чем нас меньше, тем больше достанется каждому». И наметил цель: городок Пуэрто-Бельо, гавань которого защищали две крепости. Всего в гарнизоне было 300 солдат, не считая жителей.

Морган хорошо знал эти места. Высадил десант вдали от городка. Ночью они бесшумно захватили несколько редутов. Неожиданно началась стрельба. И все-таки несмотря на отчаянное сопротивление, крепость пала. Мужественный губернатор города был убит.

Пираты принялись пьянствовать и насильничать. Эксквемелин (по-видимому, участник штурма) полагает: «В эту ночь полсотни отважных людей могли бы переломать шеи всем разбойникам. На следующий день пираты начали пытать граждан, чтобы узнать, где спрятаны богатства. Две недели веселились и бесчинствовали флибустьеры.

И тут их стала косить смерть. Испанцы гибли от голода, пираты – от обжорства и перепоя. Вспыхнула эпидемия. Морган готов был отплыть, но только с выкупом в 100 тысяч реалов. Иначе он грозил сровнять город с землей. Эти требования дошли до президента Панамы. Он послал на выручку горожан не деньги, а отряд солдат. Пираты подстерегли их на подступах к городу и многих убили.

Губернатор Панамы собрал большой отряд и решил уничтожить разбойников внезапным нападением. Но у них были выставлены дозоры. Обнаружив испанцев, пираты устроили засаду и перебили многих из них. Но испанцы пробились к городу и готовы были пойти в атаку, имея большое численное преимущество. Однако Морган пригрозил, что если ему не выплатят выкупа, то он перебьет всех пленников.

Губернатор приказал отступить. А горожане выплатили пиратам требуемую сумму. Морган с легким сердцем дал приказ к отбытию. На одном из островов они разделили добычу, после чего как победители и богачи радостно вернулись на Ямайку.