Плавание Беринга: открытие Северо-Западной Америки, Алеутских и Командорских островов

В. Беринг пошел сначала на юго-восток (к 45° с. ш.) в поисках мифической «Земли Жуана-да-Гама». Эта крупная «земля» помещалась на некоторых нартах XVIII в., в том числе на имевшейся в распоряжении В. Беринга, приблизительно между 46-50° с. ш. и 159-173° в. д.

«...Кровь закипает во мне всякий раз, — отмечает С. Baксель, — когда я вспоминаю о бессовестном обмане, в который мы были введены этой неверной картой, в результате чего рисковали жизнью и добрым именем. По [ее] вине... почти половина нашей команды погибла напрасной смертью».

Потеряв напрасно больше недели и убедившись, что даже клочка суши в этой части океана нет, оба судна взяли курс на северо-восток. 20 июня на море пал густой туман, и корабли навсегда разлучились. Три дня «Св. Петр» потратил на поиски, пройдя в общем на юг около 400 км, а затем в одиночестве двинулся на северо-восток.



17 июля 1741 г. на 58°14' с. ш. «Св. Петр» достиг наконец американского берега и команда увидела вдали величественный снеговой хребет Св. Ильи с одноименной вершиной (гора Св. Ильи, 5488 м, — одна из высших точек Северной Америки). Все поздравляли В. Беринга с великим открытием. Но шестидесятилетний капитан-командор не проявлял никаких признаков радости, завидев берег, к которому его впервые посылал 17 лет назад Петр I. Более того, как сообщает Г. Стеллер, он выглядел угрюмым и печальным. Он не знал точно, где находится, и с тревогой смотрел в будущее; чувствовал он себя плохо – началась цинга. Не решаясь подойти ближе из-за слабого переменного ветра, В. Беринг двинулся на запад вдоль побережья, отметил невдалеке ледник, ныне носящий его имя, через три дня открыл небольшой о. Каяк у 60° с. ш., а чуть севернее – маленькую бухту (Контроллер), образованную узким полуостровом «матерого» берега. Он отправил туда лодку за пресной водой под командой мастера флота (старшего штурмана) Софрона Федоровича Хитрово и отпустил на берег Г. Стеллера, правда на короткий срок. Тот позднее жаловался, что на подготовку экспедиции ушло 10 лет, а на исследование ему дали только 10 часов, будто приходили только «для взятия и отвозу из Америки в Азию американской воды». Тяжело больной, капитан-командор сам ни разу не сходил на американский берег. Не наполнив даже всех бочек водой, В. Беринг 21 июля пошел на запад в штормовую, дождливую, пасмурную погоду, дрейфуя к югу, вероятно, недалеко от острова Монтагью (22 июля) и Кадьяк (26 июля), так как со «Св. Петра» видели в тумане высокие берега. На судне уже треть команды была больна цингой, кроме того, не хватало пресной воды.

2 августа был открыт о. Туманный (переименован в конце XVIII в. по предложению Джорджа Ванкувера в о. Чирикова), 4 августа – Евдокеевские о-ва (иначе, Семиди, близ 56° с. ш.), у берегов п-ова Аляски, где видели снеговые горы. 10 августа, когда уже три недели «Св. Петр» лавировал против сильного встречного ветра и мало продвинулся вперед, а цинга усиливалась, В. Беринг решил идти прямо на Камчатку.

29 августа моряки открыли у юго-западной оконечности Аляски «безлесные и пустынные острова», на одном из которых через два дня похоронили первую жертву экспедиции, матроса Никиту Шумагина. Там «Св. Петр» стоял неделю, и за это время русские впервые встретились с местными «американцами» — алеутами, как их через несколько лет начали называть.

От о-вов Шумагина (название дано В. Берингом) с 6 сентября шли все время на запад в открытом море. Иногда на севере появлялась земля, и моряки принимали ее за Америку, так как вдали за островами поднимались горы, — на самом же деле это была Алеутская цепь. 25 сентября видели «островов немалое число» (вероятно, из центральной, Андреяновской группы), 25-29 октября – три острова из западных групп (Крысьих и Ближних). Почти все время была очень бурная погода, корабль носило по волнам, «как колоду». Не хватало воды и провизии. Наконец, 4 ноября, вдали показались, высокие горы, покрытые снегом. Моряки решили, что подошли к Камчатке, и, не найдя удобной гавани, стали на якорь на некотором расстоянии от берега, у скал. Дважды рвались якорные канаты. Неожиданно высокая волна перебросила судно через бурун в бухту, сравнительно спокойную и достаточно глубокую. Это было исключительным везением после стольких несчастии, люди поспешили перейти на сушу.

На берегу вырыли в песке шесть прямоугольных ям для жилья и прикрыли их парусами. Когда закончилась перевозка больных и припасов на берег, только 10 моряков еще держались на ногах. 20 человек умерли; остальные болели цингой. Больной В. Беринг целый месяц лежал в землянке, полузасыпанный песком, считая что так теплее. 6 декабря 1741 г. он умер. Земля, к которой прибило его судно, получила позднее его имя – о. Беринга, а всю группу окрестили Командорскими о-вами, в честь погибшего капитан-командора. Море, открытое Ф. Поповым и С. Дежневым, по которому В. Беринг в 1728 г. так мало плавал, было названо Беринговым, пролив, через который не он первый прошел, а те же Ф. Попов и С. Дежнев, нанесенный на карту не им, а М. Гвоздевым и И. Федоровым, наречен по предложению Д. Кука Беринговым проливом. К несчастливому капитан-командору Витусу Берингу, как за 130 лет до него к другому несчастливцу, Генри Гудзону, пришла исключительная посмертная слава.