Португальцы в бассейнах Конго и 3амбези

В середине XVII в. португальцы несколько раз пытались проникнуть во внутренние области Экваториальной Африки. На Конго действовали главным образом миссионеры-францисканцы: от устья Конго они поднимались выше озера Стэнли-Пул, достигали, по-видимому, устья р. Ква (Касаи), левого притока Конго, поднимались по нижнему Касаи до устья р. Кванго, а по последнему – на большое расстояние к югу.

Хотя эти достижения и держались в секрете, в Европу проникали кое-какие сведения о них: у географов конца XVII в. полоса между р. Кванго и океаном описывалась как исследованная область. Южнее хорошо была известна территория между р. Кванза и океаном, где возникли важнейшие центры Анголы – города Луанда и Бенгела.

В отличие от францисканцев итальянские проповедники-капуцины, направленные папой в Конго с согласия португальского короля, не делали тайн из своих географических наблюдений. Один из них, Джованни Антонио Кавацци, в 1654—1670 гг. исколесил всю Анголу, проявляя «такое непомерное «апостольское усердие», что приобщал негров к христианству репрессивными мерами: сжигал идолов, сурово осуждал племенных вождей за древний обычай многоженства, подвергал мучительным пыткам тех, кто отказывался принять новую веру». (Ж. Верн). В 1687 г. в Риме он издал записки, содержавшие наиболее достоверную характеристику природы Анголы и Конго. Эта работа составила основу труда уже упоминавшегося Ж. Б. Лаба. Из записок Д. Кавацци можно определить, что он проникал «в глубинку» на 1100 км от побережья, побывав на верхнем Кванго и через верховья многочисленных левых притоков Касаи добрался и истокам ее правых притоков близ 10° ю. ш. и 23°30' в. д.



Значительных успехов достигли португальцы в бассейне Замбези, где действовали не только работорговцы и миссионеры, но и искатели золота. Особенно их продолжала привлекать золотоносная страна Мономотапа. Несомненно, что португальские работорговцы, золотоискатели и торговцы слоновой костью проникали уже в XVII в. по Замбези на запад, в глубь материка, гораздо дальше порогов Кебрабаса. Об этом свидетельствуют карты XVII-XVIII вв., дающие некоторое представление о Центральной Африке по обе стороны Замбези. Однако вполне достоверные, исторически доказанные португальские путешествия в глубь Центральной Африки относятся к концу XVIII в.

Франсишку Жузе Ласерда, португальский колонизатор (родом из Бразилии), в 80-х гг. служил в Анголе. В 1787 г. он исследовал Кунене – крупнейшую реку Западной Африки, между Конго и Оранжевой (длина ее 945 км), — и обнаружил, что она судоходна в среднем течении до порогов. Тогда же он убедился, что ее верховья сближаются с верховьями другой большой реки – Кубанго, текущей на юго-восток, и решил, что та река связана с Замбези. Это неверное предположение только через полвека опровергнуто Давидом Ливингстоном.

В 90-х гг., находясь на службе в Мозамбике, Ф. Ласерда был встревожен британской экспансией в Южной Африке: он считал, что она грозит разобщенным португальским приморским колониям. Чтобы предотвратить опасность, следовало связать Анголу и Мозамбик сплошной полосой португальских владений в бассейне верхней и средней Замбези, тогда почти неизвестного европейцам. Ф. Ласерда соблазнил португальское правительство значительными выгодами, которые сулит прямой трансафриканский торговый путь между Анголой и Мозамбиком, и получил средства на организацию большой экспедиции в «страну Казембе», располагавшуюся в бассейне р. Луапула, правого притока р. Луалаба (верховья р. Конго). Экспедицию, в состав которой вошло несколько купцов-африканцев, возглавил странствующий торговец Мануэл Пирейра. В 1796 г. из Тете, на р. Замбези, сопровождаемый отрядом вооруженных рабов, он направился на северо-запад через гористую местность и вышел на среднее течение р. Лвангва, крупного левого притока Замбези. После форсирования реки он перевалил горы Мучинга, водораздел бассейнов Замбези и Конго, и добрался до другой крупной реки – р. Чамбеши. Хотя спутники-африканцы называли ее Замбези, они объяснили М. Пирейре, что это другая река.

Продолжая маршрут к северо-западу, экспедиция пересекла большое мелководное озеро – скорее всего путешественники двигались через болото Бангвеулу, в дождливый сезон образующее с одноименным озером единый водоем площадью до 15 тыс. км2. Спутники М. Пирейры сообщили ему, что это озеро-болото соединено протонами с р. Чамбеши и с р. Луапулой, по которой экспедиция добралась до резиденции правителя «страны Казембе» (близ 11° ю. ш.), к востоку от Луапулы. Получив аудиенцию, М. Пирейра в сопровождении посла страны вернулся в Тете прежним путем, проделав в оба конца по неисследованной местности более 2,5 тыс. км. Он преувеличенно расценил возможности торговли со «страной Казембе», но его сообщение было лишним козырем в руках у Ф. Ласерды.

М. Пирейра стал первым из европейцев, проникшим в бассейн Конго со стороны Индийского океана. Описание его путешествия было опубликовано на английском языке в 1824 г. в Лондоне. Но географы первой половины XIX в., как и современники М. Пирейры, не сумели оценить важность для географической науки доставленных им известий о системе р. Луапулы, считающейся иногда главным истоком Конго.

Маршрутом М. Пирейры воспользовался Ф. Ласерда. В октябре 1798 г. с несколькими спутниками он достиг «страны Казембе», но вскоре умер там от малярии. Остальные члены экспедиции в июле двинулись в обратный путь и в ноябре вернулись в Тете. Они собрали большой географический материал, но он, как всегда, был засекречен. И через полвека Д. Ливингстону пришлось почти наново исследовать пути в Центральную Африку.