Промысловые экспедиции 20-30-х годов

Когда Уильям Смит, открывший в феврале 1819 г. на пути из Монтевидео в Вальпараисо «Новую Южную Шетландию», вернулся в Вальпараисо, его сообщение не заинтересовало представителей английских властей, но находившийся там капитан британского флота немедленно зафрахтовал судно Смита «Уильямс» и 20 декабря послал его на юг под командой Эдуарда Брансфилда обследовать новооткрытую землю.

У. Смит пошел туда, исполняя обязанности штурмана. Брансфилд обнаружил, что новооткрытая суша является не выступом материка, а архипелагом. Он проследовал дальше через эти Южные Шетландские о-ва в водное пространство, принятое им за залив, так как 30 января 1820 г. на юго-западе он увидел высокий, покрытый снегом берег, названный им «3емлей Тринити» (Троицы).

Это был небольшой о. Тринити (у 63°45' ю. ш. и 60° з. д.), вскоре пропавший в тумане. Брансфилд продолжал движение к югу и через день или два, когда туман рассеялся, у 64°30' ю. ш. увидел две высокие горы. Иными словами, он открыл наиболее удаленную к северу часть северного выступа «льдинного» материка, позднее получившего название Антарктического п-ова. (Напомним, что русские моряки обнаружили «льдинный» материк 16 января 1820 г., т. е. на 15 или 16 дней ранее Э. Брансфилда.) Англичане находились у побережья новооткрытой земли до 21 марта, пока зима не вынудила их отступить.

У. Смит, командуя «Уильямсом», по крайней мере еще раз ходил летом 1820/21 г. к обнаруженным им и Брансфилдом антарктическим землям, где наткнулся на огромные лежбища котиков. Слух об этом богатстве с поразительной быстротой распространился и среди американских зверобоев, и в начале февраля 1821 г. Ф. Беллинсгаузен видел у одного из Южных Шетландских о-вов (о. Сноу, к северу от Тринити) восемь промысловых судов. Один из зверобоев, американец Натаниэл Браун Палмер, сообщил Ф. Беллинсгаузену, что «капитан Смит, обретший новую Шетландию, находится на бриге «Уильямс», что он успел убить 60 тысяч котиков...» По его словам, всех судов «в разных местах» этого антарктического района собралось «до восемнадцати, нередко между промышленниками бывают ссоры, но до драки еще не доходило». Н. Палмер, которому совсем недавно исполнился 21 год, был шкипером маленького зверобойного бота «Герой» (четыре человека команды). Запись в его судовом журнале свидетельствует о том, что 16-17 ноября 1820 г. в хорошую погоду Палмер подходил почти на 6 км к берегу Антарктического п-ова (у 63° ю. ш., по его определению). В море встречались многочисленные айсберги, у берега он отметил линию бурунов.



В январе 1821 г. Н. Палмер на «Герое», по утверждению некоторых американских историко-географов, вы полнил второе исследовательское плавание вдоль западного побережья Антарктического п-ова и якобы достиг 68° ю. ш. Однако прямое свидетельство этого отсутствует – его судовой журнал утерян. Записи в журналах других зверобоев позволяют сделать лишь общий вывод: в течение двух недель Н. Палмер ходил на поиски лежбищ тюленей, но куда – неизвестно. Впрочем, южное направление его вояжа исключается: по свидетельству Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева, в то лето, в том регионе льды препятствовали продвинуться далеко к югу.

В начале декабря 1821 г. английский зверобой Джордж Пауэлл и присоединившийся к нему Н. Палмер открыли к востоку от Южных Шетландских о-вов небольшую группу островов, названных ими «Неприступными» – теперь Южные Оркнейские о-ва. Моряки на лодках обследовали крупнейший остров (Коронейшен), а восточнее другой, меньших размеров (о. Лори). Оттуда суда обоих шкиперов продвинулись к югу до 62°30' ю. ш. и, пройдя на запад вдоль кромки паковых льдов, вернулись к Южным Шетландским о-вам.

Летом 1822/23 г. шотландский зверобои Джеймс Уэдделл на двух маленьких судах в исключительно благоприятных ледовых условиях прошел от Южной Георгии до 74°15' ю. ш. (почти на 400 км перекрыв рекорд Д. Кука) и в конце февраля 1823 г. при мягкой погоде свободно плавал в открытом море, не встречая и признаков суши. Дальнейшему его продвижению на юг помешал свежий противный ветер, но не льды: за все время пребывания в высоких южных широтах он видел, по его словам, лишь три-четыре заблудившихся ледяных острова. Как теперь доказано, море Уэдделла, самая южная часть Атлантического океана, глубоко вдастся в антарктическую сушу – по крайней мере до 78° ю. ш. Но в 20-х гг. прошлого века необычайное плавание Уэдделла принято было за доказательство того, что у Южного полюса нет обширной земли.

Однако в 30-х и 40-х гг. другие моряки, не подходившие так близко к полюсу, как Уэдделл, — никому больше не удалось повторить его успех – находили большие участки суши даже у Южного полярного круга. Первыми после русских увидели ледяной берег Антарктиды команды двух английских зверобойных судов – брига и одномачтовой яхты, принадлежавших крупнейшей лондонской торгово-промысловой фирме «Эндерби». Под начальством шкипера Джона Биско они совершили кругосветное плавание в антарктических водах по заданию Чарлза Эндерби, одного из директоров фирмы. Биско, следуя, от Фолклендского архипелага через Южные Сандвичевы о-ва на юго-восток, пересек 22 января 1831 г. полярный круг у меридиана 0°, повернул прямо на восток и прошел, иногда почти достигая 70-й параллели, до 50° в. Д. В конце февраля у полярного круга он увидел черные вершины высокого «острова Эндерби», на самом же деле выступа Восточной Антарктиды – Земля Эндерби, с вершиной, названной в честь мореплавателя горой Биско (1860 м). В этом районе во время сильного шторма суда разлучились. На бриге Биско большинство матросов болело цингой. Началась осень, штормы бушевали один за другим, и Биско повернул к Тасмании, в Хобарт, куда прибыл в начале мая 1831 г. В августе туда пришла и яхта. вся команда которой, за исключением трех человек, в том числе шкипера У. Смита, умерла от цинги.

Летом 1831/32 г. Биско продолжил плавание на восток в шестидесятых широтах. В середине февраля 1832 г. он обнаружил сушу только за меридианом 0° к северо-востоку от Земли Александра I – о. Аделейд с вершиной выше 3 тыс. м, несколько далее к северо-востоку – короткую (около 150 км) цепь небольших островов, названных его именем, и лежащую за ними гористую Землю Грейама. Затем Биско прошел далее к северо-востоку. Чтобы формально обосновать заявку Англии на овладение этим антарктическим районом, он высадился на открытом им высоком острове, позднее получившем название Анверс (крупнейший в архипелаге Палмер). Достигнув меридиана Фолклендских о-вов, Биско закончил свое кругосветное плавание, наполовину проделанное к югу от 60-й параллели, и стал четвертым мореплавателем – после Д. Кука, Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева, – обошедшим кругом Антарктиду.

Итак, Биско обнаружил, кроме нескольких островов, две земли Эндерби и Грейама. Во время открытия вряд ли кто предполагал, что эти земли, находящиеся друг от друга на расстоянии около 5,5 тыс. км, не острова, а части единого материка Антарктида.

Летом 1833/34 г. шкипер зверобойного судна фирмы «Эндерби» Питер Кемп, следуя в Индийском океане на юг от о. Кергелен, случайно наткнулся на одинокий вулканический остров (вторично открытый в 1853 г. капитаном Джорджем Хердом и названный в его честь), повернул за 60-й параллелью на юго-запад и обнаружил у 60° в. д. за полярным кругом, к востоку от Земли Эндерби, высокий Берег Кемпа с вершинами более 2 тыс. м.

Летом 1838/39 г. на службе у той же фирмы в высоких антарктических широтах к югу от Новой Зеландии охотились на двух маленьких (154 и 54 т) судах английские капитаны Джон Баллени и Томас Фримен. К 1 февраля 1839 г. они дошли до 69-й параллели (у 174° в. д.). Зверобои продвинулись к югу еще немного, но вскоре их остановили сплошные паковые льды, протягивающиеся к востоку на предел видимости. Тогда оба суденышка повернули на запад и 9 февраля у полярного круга, между 165 и 162° в. д., открыли три небольших, но высоких вулканических острова, обрывистых, покрытых огромными ледниками; вершина Янг одного из этих о-вов Баллени достигает 1524 м. Оттуда, держась приблизительно 65-й параллели, Д. Баллони и Т. Фримен шли на запад и в начале марта, находясь у 65° ю. ш. и 122°44' в. д. на юге (но далее чем в 2 км). усмотрели землю – скорее всего это был ледник Долтона. Участок побережья Антарктиды далее к западу Баллени назвал Берегом Сабрина – в честь судна Фримена, пропавшего без вести в шторм, разразившийся в конце марта, когда англичане находились близ 50-й параллели.