Съемка Дона и северо-восточных берегов Азовского моря

После смерти брата (1696) Петр I Алексеевич, в качестве единодержавного правителя, начал осуществление крупных социальных реформ, которые, как он справедливо считал, должны были вывести Русь из вековой отсталости. Царь ясно понимал, что без «воды» и флота Россия не сможет стать великой державой. Под «водой» он подразумевал удобные и безопасные выходы к Балтике, Черному и Азовскому морям.

В конце 1695 г. в Воронеже Петр I заложил верфь, на построенных там судах спустился по Дону и 19 июля 1696 г. взял Азов, турецкую крепость в устье реки. Через Боярскую Думу 20 октября того же года (дата основания русского регулярного военно-морского флота) он провел предложение «морским судам быть…».



В конце апреля 1699 г. большая эскадра, состоящая из 586 различных кораблей, в том числе 18 крупных и 500 транспортных, начала Керченский поход. Командиры трех судов – Петр I, в ранге капитана, вице-адмирал Корнелий Иванович Крюйс и капитан Питер Памбург – произвели первую инструментальную съемку Дона от Воронежа до впадения в Азовское море (более 1300 км). Она сопровождалась описью берегов реки, регулярными замерами глубины и астрономическими определениями широты местности.

23 июня флот вышел в Таганрогский залив и после стоянки в Таганроге направился к турецкой крепости Керчь. В походе К. Крюйс при участии Петра I заснял северо-восточное побережье Азовского моря на протяжении почти 500 км и выполнил многочисленные промеры, давшие от 4,3 до 19 м глубины. Это противоречило представлениям географов того времени и турецких морских стратегов. Эскадра беспрепятственно подошла к Керчи, и П. Памбург в сопровождении турецких кораблей пересек Черное море, доставив в Константинополь полномочного посла России, добившегося выгодного для Петра I мирного договора 1700 г.

К. Крюйс составил карты заснятой части Дона (представлявшие собой промежуточный этап между чертежом и истинной географической картой), приложил к ним краткое описание реки и в 1704 г. издал в Амстердаме в виде атласа. На основании собственных наблюдений он решительно отверг мнение древних географов о Доне, как о границе между Европой и Азией. Со съемки Дона начался петровский период топографических работ в Европейской России и за Уралом: «...если плохого начала не делать, — как отметил Петр I, правда, по другому поводу, — то и дождаться доброго конца нельзя».