«Страна мехов Атабаска»

К началу 70-х гг. в Монреале обосновались главным образом шотландские купцы, которые организовали несколько пушных компаний, позднее слившихся в Северо-западную компанию. Они вступили в жестокую конкуренцию с Компанией Гудзонова залива и в этой борьбе отодвинули границы Канады далеко на запад, до Скалистых гор.

Для такого продвижения их агенты широко использовали Франко-канадских странствующих скупщиков пушнины, франко-индейских креолов и, конечно, индейских проводников, с их помощью совершив ряд крупнейших открытий.

Сначала монреальские купцы сделали своими основными торговыми базами на западе два пункта у Великих озер: один – у пролива Макинак, соединяющего Гурон и Мичиган, в самом центре Озерной области; другой – на западном берегу Верхнего озера, у «Большого Волока» (Гранд-Портидж), на обычном торговом пути западных индейцев к Гудзонову заливу. Затем они восстановили французские посты «Укрепленной линии Западного моря», начали перехватывать индейских торговцев и даже продвигаться от р. Саскачеван на север и северо-запад.

В 1772—1774 гг. монреальский торговец мехами Джозеф Фробишер проник от большой луки Саскачевана к верхнему Черчиллю, чтобы перехватить западных индейцев, идущих по этой реке к Гудзонову заливу. Для защиты своих торговых интересов Компания Гудзонова залива послала в 1774 г. на запад группу во главе с С. Херном, построившим форт Камберленд-Хаус на 54° с. ш. близ самой северной точки луки Саскачевана, но это мало помешало успехам монреальцев. Вместе с Д. Фробишером в 70-х гг. движение монреальцев на северо-запад Канады возглавляли два полуграмотных авантюриста-янки, Александр Хенри и Питер Понд.



В начале сентября 1775 г. Фробишер, Хенри и Понд на время объединились и выступили на северо-запад от озера Виннипег с отрядом в 130 человек на 30 индейских челнах. На одном из многочисленных «Бобровых» озер (Бивер-Лейк) в ноябре они построили первую англо-канадскую факторию на Дальнем Западе (Форт-Хенри), к северо-востоку от Камберленд-Хауса, чтобы затруднить связь этого форта с Гудзоновым заливом. В ответ агенты Компании Гудзонова залива поставили еще один форт – на Норт-Саскачеване. Тогда в конце 70-х гг. тройка монреальцев решила обосноваться «в сердце неведомой страны мехов Атабаски», названной так по ее хозяевам, западным индейцам атабаскам.

Двинулись монреальцы туда летом 1778 г. по рекам и озерам на индейских челнах, перетаскивая их и грузы в случае необходимости в обход порогов или через короткие водоразделы (самый длинный и трудный волок – около 20 км). От Саскачевана они перешли к р. Черчилл и открыли в его верховьях (у 56° с. ш.) группу озер в том числе Фробишер, Черчилл и Питер-Понд, из которого вытекала р. Мети. Она довела монреальцев до р. Клируотер, текущей на запад, а по Клируотеру они спустились до большой р. Атабаски, поворачивающей здесь прямо на север и в 250 км ниже впадавшей в юго-западный угол озера Атабаска (7936 км2). Таким образом, оказалось, что озеро Питер-Понд связано и с р. Черчилл и с системой рек Атабаска – Маккензи. По другой версии, исходящей от самого П. Понда, в 1778 г. он один открыл озера Черчилл и Питер-Понд, первый достиг озера Атабаска («Озеро Холмов», как он иногда называл этот водоем), поставил там форт и зимовал в нем. Он вступил в торговые контакты с индейцами и привез более 80 тыс. бобровых шкурок, но значительно больше припрятал, вернувшись за ними на озеро осенью 1779 г., и вновь зимовал там.

Недалеко от устья р. Атабаски воды озера через несколько коротких проток поступали в р. Невольничью, в которую с запада впадал полноводный приток. Про него А. Хенри слышал от встречных индейцев, что он называется «рекой мира [по-английски – Пис-Ривер] и спускается с Каменных, или Скалистых, гор, а от этих гор до соленого озера расстояние невелико». И Хенри на этот раз сделал правильный вывод, что «соленым озером» индейцы называют море и что это море – часть Тихого океана. Но маршрут по р. Пис-Ривер был долог и труден. Нельзя ли найти другой, более легкий путь?

В середине 80-х гг. в Монреале уже слышали, будто Джеймс Кук открыл «реку Кука», впадающую в Тихий океан близ 60° с. ш. П. Понд и А. Хенри, естественно, предположили, что она является верховьем «реки Кука», а Невольничья – участком среднего течения этой мнимой реки. Летом 1785 г. П. Понд спустился по р. Невольничьей и достиг юго-восточного угла Большого Невольничьего озера. Он – или группа его людей – определенно пересекал и озеро и торговали на берегах северного залива. В следующие два года он выполнил туда еще две летние экскурсии, побывал на побережье восточного, богатого островами залива, причем в июле 1787 г. отметил льды в этой части озера – из-за сильно задержавшейся весны. В одно из посещений П. Понд узнал, что в западном углу озера берет начало большая река, текущая на запад, иногда даже с уклоном к югу (верхний участок р. Маккензи). Однако. П. Понду не довелось завершить ее исследование.

Возможно, во время двух зимовок 1781—1784 гг. на берегах озера Атабаска он попытался «графически» изобразить свои открытия, а также сведения, полученные от индейцев и пушных торговцев. К весне 1785 г. он составил две карты северо-западной части материка, а в июле 1787 г. – третью. (Ни одна из картографических работ П. Понда до сих пор не найдена, сохранились лишь копии.) На этих творениях картографа-любителя протяженность Северной Америки по долготе уменьшена почти вдвое, ряд озер нанесен предположительно, некоторые просто вымышлены. И все же они давали первое сравнительно полное и правильное представление о глубинных районах Северо-Западной Канады. П. Понд выявил главные географические черты огромной территории. Он показал, что р. Атабаска, начинаясь на восточных склонах Скалистых гор, проходит через озера Атабаска и Большое Невольничье и впадает в Северный Ледовитый океан; он изобразил Скалистые горы в виде длинного непрерывного барьера на пути к Тихому океану; он отметил единственную реку (Пис-Ривер), которая прорывает эту горную цепь, протягивающуюся к 40° с. ш. и ограниченную рамкой карты.

Но не только географические достижения П. Понда, одного из выдающихся исследователей Северо-Американского материка XVIII в., вызывают уважение американских историко-географов. Они отмечают также его способность постоянно находить общий язык с «краснокожими» различных племен и восстанавливать мирные отношения между ними.