Турнефор, Нибур и Джордж Форстер в Передней Азии

Французский ботаник Жозеф Турнефор в 1701 г. побывал в ряде областей Закавказья – на Карсском плоскогорье, на средней Куре, в горах к северу от озера Севан и в долине среднего Аракса. Он пытался подняться на гору Большой Арарат (5165 м), но потерпел неудачу. Правда, это несостоявшееся восхождение «обернулось» крупным научным открытием: Ж. Турнефор подметил смену флор от местной (армянской) до арктической через южно-европейскую и французскую по мере подъема к вершине. (К аналогичным выводам он пришел несколько раньше – при изучении вулкана Этна.)

Ж. Турнефор также первый указал на закономерное изменение растительности по мере удаления от экватора. Таким образом он стал предшественником А. Гумбольдта, заложившего основы учения о вертикальной и широтной флористической зональности. Из путешествия по Передней Азии Ж. Турнефор вывез около 1400 новых видов растений, включая много кавказских форм.



Немец Карстен Нибур, математик по образованию, в 1760 г. переехал на жительство в Данию и в 1761 г. возглавил датскую научную экспедицию на Ближний Восток. Из Египта он с шестью спутниками в конце октября 1762 г. переправился в Аравию, на восточный берег Красного моря (у 19° с. ш.), и оттуда прошел по низменности Тихама на юг. Летом 1763 г. умерло двое членов экспедиции от истощения и перегрузок. Закончив исследование горной части Йемена, К. Нибур с оставшимися товарищами сел в Адене на судно, отправлявшееся в Бомбей; в пути скончались еще двое, а вскоре после прибытия последний спутник – К. Нибур остался один. Через некоторое время он вернулся в Аравию, в Маскат (Оман), а в январе 1765 г. прибыл на южное побережье Ирана. В этой стране и в Ираке особенное внимание он уделил развалинам древних городов, в том числе Персеполя, где точно скопировал ряд клинописных надписей. Через Сирию. Палестину и Кипр он в 1767 г. вернулся в Данию.

Нибур первый сделал точные астрономические определения многих пунктов Аравийского п-ова и Южного Ирана, составил планы посещенных им крупных городов и карты приморских областей, в частности первые точные карты Красноморского побережья Аравии и всего Йемена. Он дал географическое описание Йемена, которым в Европе пользовались до конца XIX в. как наиболее содержательным и полным.

Агент английской Ост-Индской компании англичанин Джордж Форстер, переодетый восточным купцом, совершил путешествие из Индии в Россию через Иран. Из Бенареса (ныне Варанаси), на Ганге, он прошел через Пенджаб и Кашмир в Кабул, а оттуда на юго-запад – в Кандагар, в Иране (у 32° с. ш.), куда прибыл 8 октября 1783 г. Затем он обогнул с юга и запада Среднеафганские горы, последовательно переправился через несколько рек, впадающих в группу пресноводных озер Хамун, расположенных в Систанской впадине, и в начале ноября добрался до Герата (близ 34° с. ш.). Он посчитал, что все пересеченные им реки текут на юг. Ошибка Д. Форстера легко объяснима: он вынужден был передвигаться только ночью и воздерживаться от сбора любых материалов о территориях, по которым проходил.

Через три недели Д. Форстер двинулся из Герата на запад, обошел с юга горы Хорасана (Кухе-Сорх, вершина 3020 м) и, задержавшись из-за холодов в одном из промежуточных пунктов, прибыл в Шахруд, у южных склонов хребта Эльбурс (близ 36° с. ш.), в начале января 1784 г. Спустя неделю Д. Форстер уже был на побережье Каспия, отметив, что перевалил горы, и на русском судне перешел в Астрахань, а оттуда через центральные районы России прибыл в Петербург.

Свои дорожные впечатления он изложил в книге «Путешествие из Бенгалии в Англию», опубликованной в Лондоне в 1798 г. Д. Форстер не имел специальной подготовки, и его ошибочные представления об отсутствии гор в Восточном Иране и южном направлении всех пересеченных им рек, в том числе и Герируда, текущего сначала на запад, а затем круто сворачивающего на север, попали на карту и продержались на ней до первой четверти XIX в.