Все началось с мумий

Большая часть обитателей деревни Саккара, которая лежит близ означенных пещерных усыпальниц, промышляет тем, что раскапывает оные пещеры и изымает набальзамированные мертвые тела, понеже бесплодные земли сего края едва могут доставить людям пропитание. Оные мертвые тела набальзамированы крепким снадобьем, более же всего — иудейскою смолою, но не изукрашены никоими египетскими символами. Из «Обстоятельного и достоверного Африки описания, года 1668» доктора Олферта Даппера; первый немецкий перевод 1670 г.

Двор Людовика XIV (1643—1715) — «Короля-солнца» Франции — был неравнодушен к подношениям. Толки об этом дошли до самого персидского шахиншаха Фатх-али. Когда в конце XVII в. он отправил в Париж своего дипломата Солимана Бахтиари, его снабдили ящичком розового дерева, который был передан «Королю-солнцу» в Версальском дворце.

В шкатулке Людовик XIV обнаружил серебряный флакончик; в нем находилась густая масса, которая таинственно именовалась мумиё; она незадолго до того произвела в Европе сенсацию и считалась чудодейственным лекарством. Хотя этот эликсир уже несколько веков занимал достойное место в комодах ближневосточных фармацевтов, Людовик не знал, что делать с подобным медицинским снадобьем, и поместил его в витрину курьезов — к великому сожалению своего врача и аптекаря Савари, который с удовольствием испробовал бы это вещество.

Слово «мум», заимствованное из персидского, в арабском превратилось в «мумиё»: так называлась земляная, вернее, минеральная смола, известная под греческим наименованием «асфальт». Ее очень ценили как лечебное средство от разного рода телесных недугов.

Арабский медик ибн-Бетар, умерший в 646 г. н. э., цитировал одного из своих греческих коллег, который еще в I в. н. э. подробно описывал лекарственные средства, среди которых, в частности, было и мумиё, вещество, добываемое в стране под названием Аполлония (т. е. Иллирия): «Вода, что бежит со сверкающих гор, вымывает его и выносит на берег, здесь оно затвердевает и становится пахучим, как смола».

Сабеи — народ, обитавший в юго-западной части Аравийского полуострова, — знали толк в торговле. Их караваны, помимо различных специй, везли через пустыню к побережью Красного моря и минеральную смолу — ценное фармацевтическое средство, которое попадало ко двору египетских фараонов, где врачи постоянно занимались поисками новых лекарственных растений и минералов. Они внимательно изучили это черное вещество и стали применять его при лечении рубленых ран и тяжелых контузий. Египтяне делали также пасту против сыпи на коже и, добавляя к смоле другие неведомые составы, в конце концов составили микстуру против любых форм телесных недугов.



Хотя позже античным путешественникам и удавалось вывозить мумиё из этих краев, редкостного сырья было явно недостаточно. Пришлось обратиться к равноценным заменителям. Ловкие экспериментаторы не затрудняли себя поисками.

Мумиё напоминает тот густой черный состав, которым египтяне с начала III тыс. до н. э. бальзамировали тела умерших. Поскольку спрос на это средство был очень велик, затвердевшую массу в поздние времена стали счищать с черепов и остатков костей, выскабливать из полостей тела и перерабатывать. При остром дефиците не стоило быть щепетильным: таинственное бальзамирующее средство размазывалось вместе с высохшими волокнами мышц и остатками скелета. Мумиё, полученное таким способом, можно было поставлять в большом количестве.

Этим промыслом мумиё начался чудовищный грабеж египетских усыпальниц. Сначала речь шла об универсальном лечебном средстве, потом началась сущая чертовщина.

Согласно сообщению лекаря Абд-эль-Лятифа, датируемому примерно 1200 г., мумиё, полученное из трех человеческих черепов, продавалось за полдирхема (дирхем — серебряная монета весом 297 грамма). Добывавшийся из мумий экстракт был недешев. Абд-эль-Лятиф говорит о свойствах земляной смолы, а также о том, что из тел мертвецов в Египте делают заменитель этого минерала, который так трудно добывать. «Он может служить в качестве заменителя!» — замечает врач.

Спрос вызвал громадное оживление торговли этим «весьма целебным снадобьем». Предприимчивые купцы Каира и Александрии позаботились о том, чтобы мумиё сделалось важной статьей экспорта в Европу. Они нанимали целые толпы египетских крестьян для раскопок некрополей. Корпорации торгашей экспортировали размолотые человеческие кости во все концы света — и неплохо наживались. В XIV—XV вв. мумиё сделалось обычным средством, продаваемым в аптеках и лавках лекарственных трав. Когда сырья снова стало не хватать, начали использовать трупы казненных преступников, тела умерших в богадельнях или погибших христиан, высушивая их на солнце. Так изготовлялись «настоящие мумии»!

Но поскольку и этот способ снабжения рынка не покрывал спроса, методы изготовления мумие приняли открыто преступные формы. Шайки грабителей похищали из могил только что похороненные тела, расчленяли их и вываривали в котлах до тех пор, пока мышцы не отделялись от костей; маслянистая жидкость капала из котла и, разлитая в склянки, сбывалась за бешеные деньги купцам-франкам (В средние века на Востоке франками часто называли европейцев). Согласно документам, в 1420 г. городской судья Каира приказал сечь нескольких осквернителей могил до тех пор, пока они не признаются, что расчленяли трупы людей и в своего рода «фармацевтической салотопке» перерабатывали их в ходкое лекарственное средство.

В 1564 г. французский врач Ги де ла Фонтен из Наварры на складе одного из торговцев в Александрии обнаружил груды тел рабов, которые предназначались для переработки в пресловутое снадобье.

Джон Сандерсон, александрийский агент Турецкой торговой компании, в 1585 г. получил приказ правления включиться в торговлю мумиё. Бравый Джон не только обследовал подземелья с мумиями в Мемфисе, но и вызнал все о процветавшей в Каире и Александрии торговле трупами. Примерно 600 фунтов мумифицированной и высушенной мертвечины отправил он морем в Англию. В 1557 г. одно из медицинских изданий того времени, «Hortus Sani-tas» («Сад здоровья»), поместило статью об этом чудодейственном средстве, а также обо всем, что связано с таинственным снадобьем, применяемом с терапевтической целью в Аравии, Иудее и Египте.

Египетские власти пытались положить конец торговле трупами, издав соответствующий закон. Однажды раб-христианин сообщил в Каир о том, что его хозяин-еврей продает мумиё. Купец попал в тюрьму, а паша приказал правителям областей обложить торгующих мумиё большими налогами. Однако никакие постановления не смогли обуздать экспорт мумиё. Прибыль была столь высока и заманчива, что транспорты с большими грузами мумиё продолжали пересекать Средиземное море и достигать Европы.

Среди распространенных на Ближнем Востоке лекарственных средств была отвратительная микстура, изготовлявшаяся из битума — смеси лекарственных углеводородов и еще каких-то незначительных добавок. Существовало убеждение в том, что вывезенные с загадочного Востока мумии имеют таинственные свойства. С помощью магии стремились усилить целебное действие битума. Шарлатаны и аптекари растворяли остатки мумий в винном уксусе и растительных маслах и делали мази, которые якобы помогали при воспалении легких и плеврите.

Французский врач Савари настолько уверовал в целительную силу этого снадобья, что считал доказанным утверждение, будто лишь совершенно черные и приятно пахнущие мумии оказывают положительное терапевтическое воздействие. Многие европейские естествоиспытатели считали эту «медицину» тем, чем она была на самом деле: «шарлатанской мерзостью». Но короли, князья и простые горожане продолжали искать препарат, которому молва приписывала сказочные свойства. В 1694 г. парижский купец и торговец аптекарскими товарами Пьер Поме в своей работе «Всеобщая история аптекарского дела» предпринял попытку отбить у людей охоту к употреблению средств, изготовляемых из мумий, изобразив на гравюрах отвратительный способ переработки трупов. Однако раскрытие этой адской кухни не оказало никакого воздействия.

Люди перестали видеть различие между природным лекарственным средством античности и той отвратительной смесью, которая продавалась на рынке. Мумиё сделалось синонимом мумий, а сами мумии вплоть до XIX в. оставались основой для изготовления лекарств. Покойники как простого, так и благородного звания выволакивались из гробниц, разодранные на части еще в погребальных камерах; они обращались сначала в прах и пепел, а затем в опечатанных фарфоровых сосудах отправлялись на международный рынок.

Так, останки тех, кто жил в эпоху фараонов, вывозились из Египта в неограниченном количестве. Они стали невольными жертвами научных поисков и связанных с магией суеверий. Возможно, подобные суеверия не изжиты и по сей день. Например, в некоторых американских аптеках до сих пор можно купить несколько унций смеси «настоящего» мумиё.

В 1978 г. в Абу-Сире (Абу-Сир-эль-Мелек — знаменитый некрополь, где сделано множество археологических открытий) мне повстречалась одна крестьянка. В платке у нее было несколько комочков похожего на чай вещества. Она предложила его мне в качестве мумиё.

Вместе с жителем одной из деревень я несколько дней бродил среди многочисленных гробниц Абу-Сира. Вдруг он нащупал в песке череп, смахнул с него остатки волос и истлевшую кожу, которая рассыпалась в его руке. Крестьянин поскреб указательным пальцем по черепу, заполненному песком: «Хочешь мумие? Люди говорят, что это стоит денег!»

В 1975 г. я посетил племя сукума, обитающее у озера Виктория в Восточной Африке. На пестром, кишащем людьми базаре я заметил некоего медика, торговавшего кусочками асфальта и костной золой, выдавая их за желудочное лекарство. Он называл его чок и утверждал, что лекарство прибыло издалека.