«Земля Кортириалов»

Узнав об успехах английских экспедиций, португальцы предположили, что часть новооткрытых в Северной Атлантике островов может быть использована как этап на северо-западном пути в Индию. 50-летний Гашпар Кортириал, в былые годы организовывавший за свой счет заморские экспедиции или участвовавший в них, выхлопотал у короля Мануэла 1 нрава на «все острова или материк, которые он найдет или откроет», и в июне 1500 г. отплыл из Лиссабона на двух кораблях на северо-запад.

Он пересек Атлантический океан и, вероятно, побывал на Лабрадоре (Терра-ду-Лав радор—«Земля пахаря»). Он назвал новую землю таким именем, как предполагают, в надежде, что местных жителей можно будет продавать в рабство на плантации, и осенью 1500 г. привез на родину несколько «лесных людей» и белых медведей.

15 мая 1501 г. Гашпар Кортириал опять отплыл на трех кораблях на севе ро запад, но нзял курс несколько южнее, чем в 1500 г. Он увидел на западе берег, пройдя по его исчислению гораздо больший путь, чем в предыдущем году. Он открыл также на севере землю, названную им Терра Верди («Зелепая земля»), вероятно п-ов Лабрадор. Кортириал произвел высадку в одном из пунктов побережья, а затем двинулся на юг, возможно посетив залив Гамильтон. В проливе Белл-Айл или близ него корабли разлучились: два судна вернулись 10 октября на родину и доставили в Лиссабон около 50 эскимосов. Третий корабль, на котором находился сам Гашпар, пропал без вести.



Вот что венецианский посол в Лиссабоне Паскуалиго писал на родину через 10 дней после возвращения первого судна: «Сообщают, что они нашли в двух тысячах лиг отсюда между северо-западом и западом страну, до сих пор совершенно неизвестную. Они прошли приблизительно 600—700 лиг [3600—4200 км], вдоль берега земли и не нашли ей конца, что заставляет их думать, что это — материк. Эта земля расположена за другой землей, открытой в прошлом году на севере. Каравеллы не могли достичь той земли из-за льдов и беспредельного количества снега. Их мнение [об открытии материка] подтверждается множеством больших рек, которые они там нашли... Они говорят, что эта страна очень населена и что деревянные жилища туземцев очень велики и покрыты снаружи рыбьими [тюленьими] кожами... Сюда доставили семь туземцев — мужчин, женщин и детей... Они все одинакового цвета, сложения и роста; очень похожи на цыган; одеты в шкуры разных животных... Эти шкуры не сшиты вместе и не дублены, но такие, какие они сдирают с животных. Ими они покрывают плечи и руки... Они I очень боязливы и кротки... Их лица раскрашены, как у индейцев... Они разговаривают, но никто их не понимает. В их стране нет железа, но они делают ножи и наконечники для стрел из камней. У них очень много лососей, сельдей, трески и другой рыбы. У них много лесу — буков и особенно хороших сосен для мачт и рей...» Об этом событии тогда уже писал в Италию герцогу феррарскому его лиссабонский агент Алъберто Кантино, чье донесение мало отличается от рассказа Паскуалиго. Кантино приложил к письму дошедшую до нас ярко раскрашенную карту открытых земель. Она свидетельствует, что португальцы полагали, будто открытые Кортириалом новые земли лежат восточнее папского меридиана, следовательно, должны принадлежать Португалии, а не Испании.

В мае 1502 г. Мигел Кортириал на трех кораблях вышел в море в северо-западном направлении отыскивать своего без вести пропавшего брата Гашпара и в июне тоже открыл какую-то землю, возможно Ньюфаундленд. Случилось так, что на родину его спутники также вернулись без своего начальника: корабль Мигела отстал и пропал без вести.

Плавания португальцев в этом направлении не прекратились. Страна, которую они нанесли на карту, вскоре получила название «Земля Кортириалов». Но нельзя бесспорно установить, какие именно берега были ими иткрыты: Лабрадор, Ньюфаундленд, Новая Шотландия? Португальские рыбаки после Кортириалов начали постоянно плавать к Большой Ньюфаундлендской банке. За ними потянулись нормандцы, бретонцы и баски, которые стали ходить к новооткрытым заокеанским северным землям не позднее 1504 г. Началась «рыбная лихорадка».