Агриппа Неттесгеймский – Средневековый гений

Агриппа Неттесгеймский, живший в 1486—1535 годах, был немецким натурфилософом, богословом, врачом и гуманистом эпохи Возрождения. В молодости он увлекался астрологией, алхимией, магией, благодаря чему считался одним из ученейших людей своего времени. За свою достаточно долгую, по меркам Средневековья, жизнь он успел побывать профессором ряда университетов Европы.

В своем знаменитом трактате «О сокровенной философии» Агриппа объединил в целостную систему тайные знания, герметику, магию и астрологию, связав неоплатоническое и каббалистическое учение с магией и оккультизмом.

Согласно учению Агриппы, космос делился на три мира, которые можно было освоить с помощью особой магии: физической, астральной и религиозной. Находясь уже в преклонном возрасте, он пришел к крайнему скептицизму, разочаровался в астрологии и стал называть ее предрассудком и обманом. В доказательство своей новой жизненной философии Агриппа написал трактат «О недостоверности и суетности всех наук и искусств». Эта работа вызвала жаркие споры в ученых кругах. В результате дискуссии было решено, что парижское издание книги по постановлению университета Сорбонны должно быть публично сожжено.

В личной жизни Агриппа не был счастлив. Он не мог подолгу ужиться ни в одном городе, исколесил всю Европу в поисках счастья, побывав в Италии, Англии, Франции, Испании, Голландии, Швейцарии, разных городах Германии. Вечный путешественник потерял двух жен, с третьей развелся. Он никогда не был состоятельным человеком и умер в бедности.

Какие только профессии не сменил будущий алхимик: был придворным, дипломатом, врачом, университетским профессором, даже солдатом. Свое образование он начал в Кельне, завершил в Париже около 1506. Здесь же вместе с Шарлем де Бовелем, Симфорианом Шампье, Жерменом де Гане и другими философами-гуманистами составил некое тайное братство, которое было объединено на основе общего видения бытия и принципов мироустройства.

Около двух лет Агриппа состоял секретарем императора Священной Римской империи Максимилиана I. В 1510 году был послан с дипломатической миссией в Англию, где познакомился с руководителем кружка т. н. оксфордских гуманистов, Джоном Колетом, и его евангельскими штудиями. В 1511—1518 годах, находясь в Италии, он служил маркизу Монферратскому и герцогу Савойскому. Затем вел врачебную практику в Кельне, Женеве, Лионе.



В 1524 году получил приглашение от голландской королевы Маргариты Австрийской на должность императорского историографа. После ее смерти он был посажен в брюссельскую тюрьму за долги. Найдя покровителя в лице архиепископа кельнского Германа Вида, жил в Кельне и Бонне.

Далее его отношения с власть держащими ухудшились. Так, Агриппа вступил в открытый конфликт с двором императора Карла V, и философ вынужден был уехать во Францию. Но и здесь его ждал арест. С огромным трудом освобожденный по ходатайству друзей, Агриппа поселился в Гренобле.

С юношеских лет Агриппа Ноттесгеймский увлекся магией. Первым испытанием его «волшебных способностей» оказалась просьба придворного поэта английского короля показать ему в магическом зеркале образ умершей жены. По словам стихотворца, он действительно увидел его.

Немало таинственности образу молодого чародея добавляли слухи о его умении превращать неблагородные металлы в золото. Агриппе приписывалось также умение одновременно находиться в различных местах. Был будто бы зафиксирован случай, когда он в один и тот же час читал публичные лекции в двух разных городах.

Еще одним примечательным моментом в его жизни была служба в армии. За личную храбрость Агриппа был посвящен в рыцари и получил чин капитана. Злые языки говорили, что успехам своего войска Агриппа способствовал магическими действиями. На деле же «колдун» содействовал этим победам оригинальными инженерными и пиротехническими изобретениями. В частности, во время одной из атак была успешно применена специально им разработанная дымовая завеса.

Много легенд и басен, сложившихся вокруг Агриппы, совершенно заслонили его истинный облик. Между тем, по признаниям современников, он был одним из образованнейших и наиболее передовых людей своего времени. Не будет преувеличением мысль о том, что многое сближает его с представителями гуманистической школы — не случайно Агриппа Неттесгеймский состоял в дружеской переписке с главой «северных гуманистов» Эразмом Роттердамским.

В масштабах Средневековья познания Агриппы были поистине энциклопедичны. Один только перечень его профессий займет немало места: он был философом, юристом (имел степень доктора гражданского и канонического права), медиком, писателем (его литературный багаж, помимо больших и малых трактатов, опытов, рассуждений и исследований на самые неожиданные темы, составляют памфлеты и поэтические произведения, не говоря уже об эпистолярном жанре), теологом, инженером, историографом, военным, дипломатом, алхимиком. В дополнение к этому он обладал прекрасными ораторскими способностями, неплохо рисовал, в совершенстве владел несколькими языками.

Ограниченность и невежественность средневекового общественного сознания привела к тому, что Агриппу обвинили в занятиях чернокнижием и магией. Вместе с тем любитель наук сам всегда подчеркнуто отмежевывался от ученых-самозванцев, колдунов и шарлатанов, претендовавших на обладание чудодейственными силами.

Весьма показательны слова Валерия Брюсова, поэта и мыслителя, занимавшегося изучением трудов Агриппы и литературы о нем: «Потомство оклеветало Агриппу. Из всех его сочинений оно запомнило лишь одно — трактат «О сокровенной философии», которому он сам не придавал большого значения. Народная молва сделала из Агриппы чернокнижника, мага и связала с его именем множество фантастических легенд, одна другой нелепей. Ученые, изучая знаменательную эпоху немецкого Возрождения, как-то сторонятся Агриппы, так как он не принадлежал непосредственно ни к одному из кружков гуманистов. Его образ до сих пор не получил надлежащей оценки, и до сих пор он не занял в истории просвещения того места, на какое имеет право».

Стремясь овладеть источниками подлинного знания, Агриппа занимался астрологией, алхимией, старался приобщиться к оккультным наукам древних — т. н. герметизму, орфизму, каббале. Позднее предметом творческих изысканий стали комментарии священных текстов, которыми богослов вызвал негодование монахов и навлек на себя обвинения в ереси.

Особого внимания заслуживает один эпизод биографии Агриппы, когда с его помощью была спасена от костра старуха-француженка, объявленная инквизицией «ведьмой». Примечательно, что защитить бедную женщину этому яростному противнику церкви удалось с помощью богословских доводов. Не вызывает сомнения тот факт, что Агриппа был алхимиком, но необходимо отметить, что рассмотренными им проблемами позднее занялась научная химия. Поэтому его скорее можно назвать ученым, нежели учеником Сатаны.

Однако, несмотря на то что всю жизнь Агриппа стремился к подлинным знаниям, народом он почитался главным образом как маг. Сам Агриппа считал черную магию откровенным обманом и противопоставлял ей натуральную, основанную на постижении тайн природы и их разумном переосмыслении. Под влиянием начавшейся Реформации он призывал вернуться к простоте изначального учения христианской церкви и подвергал критике претензии тогдашней учености, среди прочих ее видов — лжемагию, или чернокнижие.

Но это ничуть не помешало ему создать трактат «О сокровенной философии», представляющий собою систематическое изложение всех сведений об оккультных науках. После издания книги у автора были большие неприятности как с духовными, так и со светскими властями. На протяжении долгого времени это сочинение оставалось своеобразным букварем для всех желавших приобщиться к «тайному учению». Во второй половине XVI века этот труд исследователя был внесен католической церковью в индекс запрещенных книг — специальный перечень произведений, которые нельзя было читать верующим под страхом отлучения и предания анафеме.

Умер Агриппа Неттесгеймский в полной нищете и забвении в 1535 году. При жизни его работы так и не были признаны и оценены по достоинству.