Аполлоний Тианский

Одним из самых знаменитых жителей Рима в I веке нашей эры был известный древнегреческий целитель, философ и провидец Аполлоний Тианский.

Рождение Аполлония, как и многих других чудотворцев, окружено мифами. Рассказывают, что накануне рождения мальчика его матери, жившей в Тиане, явился египетский бог Протей и предупредил ее, что он воплотится в ее будущего ребенка. Протей велел будущей роженице отправиться на луг собирать цветы. Та послушалась.

Пока женщина собирала цветы на лугу, туда прилетела стая лебедей. Птицы окружили будущую мать Аполлония и, хлопая крыльями, принялись петь в унисон. В это время внезапно подул ласковый ветерок, и у женщины начались роды. Младенец появился на свет легко...

Уже в ранней юности стали проявляться удивительные умственные способности Аполлония. Хотя молодой человек был очень красив (недаром носил имя в честь бога Аполлона), он предпочитал проводить время не с девушками, а с мудрецами и философами, изучать труды Аристотеля, Платона и Хрисиппа. Он не ел мяса и рыбы, только пищу растительного происхождения.

Сделавшись последователем Пифагора, Аполлоний, подобно последнему, дач обет молчания и соблюдал его в течение пяти лет.

Он нередко удивлял окружающих своими чудесными «фокусами». Так, во время застолий кушанья сами собой, откуда ни возьмись, появлялись перед Аполлонием. Он умел оживлять каменные статуи, так что те изменяли позы, сходили со своих пьедесталов и даже прислуживали за столом... Иногда Аполлоний заставлял исчезать золотые и серебряные сосуды вместе с их содержимым. Известен один случай, когда он застаем исчезнуть слуг...

Как-то, встретив на улице похоронную процессию, философ обратился к сопровождающим ее людям с такими словами: «Опустите гроб на землю, и я высушу слезы, которые вы проливаете над этой девушкой». Они изумились, но послушались известного мудреца. Аполлоний дотронулся до лежащего в гробу тела молодой женщины, произнес несколько слов, и покойница вдруг ожила...



В другой раз, находясь в Смирне, он вдруг сообщил тем, кто был рядом с ним, что в городе Эфесе свирепствует чума и ему необходимо немедленно отправиться туда. В тот же миг он перенесся в Эфес.

В своем послании к Валерию Аполлоний пишет:

«Не существует смерти чего-либо, за исключением внешности; и также нет рождения чего-либо, кроме внешнего облика. То, что переходит из субстанции в природу, кажется рожденным, и то, что переходит из природы в субстанцию, кажется, подобным же образом, умершим; хотя в действительности ничего не порождается и ничего не исчезает; но лишь сейчас попадает в поле зрения и сейчас исчезает из него. Нечто появляется по причине плотности материи и исчезает по причине разреженности субстанции; но это всегда одно и то же, различающееся только по движению и условиям».

Когда Аполлоний Тианский прибыл в Рим, ему уже исполнилось 70 лет. При нем находился полученный в дар от какого-то персидского мага хрустальный шар, при помощи которого Аполлоний лечил больных и предсказывал людям будущее. Кто-то из римлян позавидовал ему, и против философа было выдвинуто обвинение в государственной измене. Его привели на допрос, но когда обвинитель развернул свиток, на котором была записана формула обвинения, внутри оказался чистый лист. Мудреца освободили, и он вернулся к своей деятельности.

Так продолжалось около 30 лет. Достигнув почти столетнего возраста, старец отнюдь не выглядел дряхлым и чувствовал себя достаточно бодро.

Между тем римский император Домициан стал опасаться популярности чудотворца, которая, как ему казалось, могла поколебать его власть. И тогда император приказал арестовать Аполлония и подвергнуть его суду за чародейство.

При обыске стража не обнаружила при старце пресловутого хрустального шара — тот исчез. Когда Аполлония заключили в тюрьму, кто-то спросил его, может ли он сделать так, чтобы очутиться на свободе. Тот ответил: «Я могу сделать это завтра, если это зависит от судьи; сейчас, если это зависит от меня». С этими словами старец вынул свои ноги из кандалов и сказал: «Вы видите свободу, которой я обладаю». Затем он вновь каким-то образом оказался заключенным в кандалы.

Во время трибунала Аполлонию задали вопрос: «Почему люди называют тебя богом?»

«Потому что, — был ответ, — каждый человек, который добр, имеет право так называться».

«Каким образом ты предсказал чуму в Эфесе?» — спросили его.

«Благодаря тому, что я живу на более легкой пище, чем другие люди».

Ответы Аполлония произвели на императора такое впечатление, что тот признал его невиновным, но попросил задержаться для личной беседы. На это мудрец ответил: «Вы можете задержать мое тело, но не мою душу; да и тело, пожалуй, задержать не сможете».

Тогда император поинтересовался, как Аполлоний заставляет людей исчезать. Старец пообещал «не только рассказать, но и показать». Откуда-то у него в руке возник хрустальный шар, и внезапно... Аполлоний пропал. Присутствующих охватила паника. Домициан отправил своих людей на поиски дерзкого старца, но никаких следов его обнаружить не удалось. В тот же день один из друзей Аполлония встретил его в трех днях ходьбы от Рима.

Возможно, с этим загадочным происшествием был связан и запрет итальянской церкви в Средние века «заглядывать в хрустальный шар». Это занятие приравнивалось к колдовству и жестоко каралось.

Между тем приключения Аполлония Тианского продолжались. Когда он находился в Эфесе, ему явилось видение убийства императора Домициана. Тому астрологи предсказали, что его убьют 18 сентября 96 года до 5 часов вечера. В указанный день кесарь с тревогой ожидал назначенного часа, приняв все меры. Предосторожности. Наконец ему сообщили, что уже 5 часов и к нему пришел посетитель. Решив, что опасность миновала, Домициан велел впустить гостя. Но оказалось, что против него составили заговор. На самом деле пяти еще не пробило, и убийца по имени Стефан беспрепятственно заколол императора. Всю эту сцену увидел в тот же миг в своем хрустальном шаре Аполлоний...

Аполлоний пережил целую дюжину римских кесарей. Особенно благосклонно относился к нему император Тит. Вскоре после вступления Тита на престол философ написал ему письмо, советуя быть умеренным в своем правлении. Тит ответил на это: «От своего имени и от имени моей страны я благодарю вас и буду помнить об этом. Поистине, я захватил Иерусалим, но вы взяли меня в плен».