Cергей Довлатов (1941–1990)

Cергей Довлатов (1941–1990)

Сергей Донатович Довлатов родился в Уфе 3 сентября 1941 г. в семье театрального режиссера Доната Искааковича Мечика и его жены Норы Сергеевны, эвакуированных с началом войны из Ленинграда. После прорыва блокады семья вернулась в Северную столицу. Первые публикации будущего писателя появились в ленинградском журнале «Костер».

В 1959-м он поступил на финское отделение филологического факультета Ленинградского университета, но со второго курса был отчислен за неуспеваемость. Армейскую службу проходил во внутренних войсках МВД, в 1962–1965 гг. служил в охране лагерей в Коми АССР. Именно там, под впечатлением лагерного быта, Довлатовым были написаны первые «взрослые» рассказы. И уже в них проявилось основное качество его таланта — во всем, даже в самом печальном, остро видеть смешное и абсурдное.

После возвращения из армии Довлатов вторично поступил в ЛГУ, на этот раз на журфак. В сентябре 1972 г. друзья пригласили его переехать в Таллин, где Довлатов вел двойную жизнь — с одной стороны, корреспондент газеты «Советская Эстония», преуспевающий журналист, с другой — вечно шпыняемый начальством за аморалку и аполитичность.



Кончилась эстонская эпопея Довлатова тем, что верстка его книги «Пять углов» была рассыпана по приказу местного КГБ. Жизнь в Таллине была ярко описана Довлатовым в сборнике рассказов «Компромисс».

В 1976 г. писатель отработал летний сезон экскурсоводом в Пушкинском заповеднике в Михайловском. Об этом — ярчайшая, по мнению поклонников, повесть «Заповедник». Стилистика Довлатова, намеченная еще в его ранних произведениях, определилась окончательно: это занятный «анекдот из жизни», не имеющей ничего общего с официальной реальностью, грустный и смешной одновременно, написанный энергичным, почти журналистским слогом, изобилующий афоризмами и шутками.

К этому времени писатель уже понял, что состояться как творческий человек в Советском Союзе он не сможет. Его исключили из Союза журналистов, рассказы упорно не печатали. В отличие от советских изданий, эмигрантские «Континент» и «Время и мы» Довлатова охотно публиковали (о чем он даже не подозревал). Но об эмиграции писатель всерьез не думал. До сих пор ходит устойчивая легенда, что за границу его буквально «выпихнула» вторая жена Елена, принимавшая за мужа все важные решения. Да и КГБ невольно помог: как-то Довлатова пригласили «на собеседование» и предложили… подсобить с отъездом. Это произошло в 1978 г.

Поселился Довлатов в Нью-Йорке, где возглавил газету «Новый американец». В отличие от многих других эмигрантов, талант Довлатова позволил ему состояться в иноязычной среде — за 12 лет он выпустил 12 книг прозы, уже через несколько лет после начала жизни в США его печатал престижнейший журнал «Нью-Йоркер». Именно в США впервые увидели свет все классические вещи Довлатова — «Соло на ундервуде» (1980), «Компромисс» (1981), «Зона» (1982), «Заповедник» (1983), «Наши» (1983).

В СССР имя Довлатова начало возвращаться во время перестройки, а подлинно культовый статус приобрело в начале 1990-х гг. К сожалению, сам писатель не дожил до этого часа. 24 августа 1990 г. Довлатов скончался в Нью-Йорке, в машине скорой помощи по дороге в больницу, совсем немного не дожив до своего 49-летия. Его могила находится на армянском участке еврейского кладбища «Маунт-Хеброн» в Квинсе.

В 2011 г. в России было широко отмечено 70-летие со дня рождения писателя. Памятные доски ему установлены в Петербурге, Таллине, Уфе, в Пушкинских Горах открыт дом-музей Довлатова, в серии «Жизнь замечательных людей» вышла его биография.