Эдикт Каракаллы

Септимий Север умер в 211 г. во время похода против британских племен. Его преемником был уже давно назначен его сын Септимий Бассиан (императорское имя Марк Аврелий Антонин), более известный под прозвищем Каракалла. Таким образом, опять возрождалась политика Флавиев, делалась попытка закрепить династические основы власти, усилить монархические и даже теократические тенденции в ущерб сенату. Императорский дом стал называться «божественным домом».

В переводе имя Каракалла означало «плащ с капюшоном» – его император получил за то, что ввел в римской армии так называемый «кельтский плащ». Этого сына Севера отличал буйный нрав, подозрительность и жестокость. Правя первоначально с братом Гетой, Каракалла собственноручно убил его в 212 г. и стал единоличным правителем. Вскоре были перебиты все, кто был близок покойному Гете, все родственники, которые теоретически могли претендовать на императорский трон. Свою мачеху новый правитель взял себе в жены.

Как и отец, Каракалла был представителем «солдатского направления»: он удвоил жалованье солдатам, сделал их подсудными только императору. Земельную знать он преследовал, особенно в западных провинциях, где при нем продолжались земельные конфискации. Нуждаясь в деньгах для солдат, он увеличивал налоги и различные экстраординарные поборы и пожертвования. Не раз император прибегал к террору. Грандиозную резню Каракалла учинил в Александрии, жители которой противились очередному солдатскому набору. Проводились казни, был, в частности, убит известный юрист Папиниан.



А в 212 г. Каракалла, якобы в честь счастливого избавления от козней убитого им брата, провел реформу, представляющуюся сейчас очень важной вехой в истории Рима, но почему‑то мало привлекшую внимание современников. Своим эдиктом (Constitutio Antoniniana) этот император даровал римское гражданство всем свободным жителям империи, кроме дедитициев. Кто в данном случае подразумевался под дедитициями, наукой точно не установлено, но первоначально к дедитициям причислялись народы, побежденные римлянами и сдавшиеся на милость победителя без какого‑либо договора, обеспечивавшего им те или иные права. В разряд дедитициев поступали также те из отпущенных на волю рабов, которые были заклеймены хозяевами и лишены права получить римское или латинское гражданство. Таким образом, закончилась многолетняя борьба провинций и городов за свои права. Конечно, после правления императоров, выходцев из Испании и Африки, после того как их приводили к власти легионы, следовало ожидать лояльного отношения принцепсов к периферии в противовес все ослабевавшей римской сенаторской знати. Каракалла лишь довел до логического завершения реформы своих предшественников.

Объективности ради следует сказать, что римское гражданство было уже и так широко распространено и давно утратило многие связанные с ним привилегии. Права свободного гражданина определялись уже не столько в зависимости от его гражданской, сколько от социальной принадлежности. С другой стороны, и после появления эдикта в западных провинциях еще оставались люди, получавшие гражданство только за службу в армии. Вероятно, были и сельчане, не приписанные к городам, а следовательно, как и дедитиции, не входившие в состав общины. Они тоже не попали под действие нового закона.

Историки полагают, что на издание эдикта Каракаллу подвигли не только идеи уравнения в правах народов страны, но и более практические соображения. Не исключено, что император хотел лишь увеличить число налогоплательщиков, так как некоторые налоги – на наследство и другие – платили только римские граждане. Возможно также, что Каракалла стремился большее количество подданных сделать еще и военнообязанными. Появление в провинциях многочисленных Аврелиев, получивших имя императора вместе с гражданством, показывает, что реформой воспользовались многие.

Даже если закон 212 г. был лишь жестом, его появление кажется сейчас достаточно символичным. С этих пор можно говорить о пришедшей наконец даже в государственную, бюрократическую терминологию идее общечеловеческого равенства – по признаку пола, национального, религиозного; идее, о которой ранее серьезно могли говорить лишь философы. Впрочем, человечеству еще очень долго пришлось добиваться того, чтобы эта идея восторжествовала окончательно.

Еще в молодости будущий глава государства буквально влюбился в Александра Македонского и надеялся так же, как и он, отличиться на военном поприще. С 213 г. Каракалла вел войну на Рейне с германскими племенами хаттов и алеманнов, затем на Дунае – с языгами и карпами. В 215 г. предпринял успешный поход в Парфию. В Месопотамию он вступил беспрепятственно, предварительно посватавшись к дочери парфянского царя, а затем внезапно напал на тех, кто вышел его приветствовать. А через два года в той же Парфии Каракалла был убит заговорщиками во главе с префектом преторианцев Опеллием Макрином. Солдаты провозгласили Макрина новым императором.

Начался период междуцарствия. За короткий отрезок времени на троне сменилось несколько правителей. Маркин был убит уже в 218 г., а его сменил Диадумениан, затем в том же году – Гелиогабал, правивший до 222 г. Он запомнился тем, что утвердил в качестве основного и едва ли не единственного культ сирийского божества Эль‑Габала, очевидной приверженностью к восточным обычаям и открытыми гомосексуальными связями, а также невиданной роскошью. В 222 г. он был жестоко убит преторианцами, которые возвели на трон Александра Севера – более взвешенного политика, последнего из династии Северов. С его гибелью в 235 г. она прервалась.