Эрнст Иоганн Бирон – злой гений России

Последовавшая за царствованием Петра I так называемая эпоха дворцовых переворотов дала богатый материал для романистов. Однако возникновению многих мифов, относящихся к этому периоду российской истории, способствовали подчас противоречивые свидетельства современников и не всегда полностью обоснованные выводы исследователей. Так, с царствованием Анны Иоанновны, племянницы Петра Великого, неизменно отождествляют произвол ее фаворита Эрнста Бирона. Но многие ли задумываются о том, что кроется за привычным штампом «бироновщина»? И почему сложился миф о всесилии Бирона, о его влиянии на всю российскую политику?

Несомненно, фаворит императрицы обладал значительной властью. Все современники отмечали необычайную привязанность к нему Анны Иоанновны. За те десять лет, что она находилась на российском престоле, царица практически не расставалась со своим возлюбленным. Она охотно выполняла все его пожелания. Очевидцы указывают на то, что государыня и ее фаворит, появляясь вместе, всегда держались за руки. Можно предположить, что это придавало уверенности Анне, которая с детства испытывала недостаток материнской любви, а в зрелом возрасте, будучи вдовствующей герцогиней Курляндской, долгое время находилась в зависимости от политических расчетов своего дяди Петра I. Как бы то ни было, Анна, по свидетельству очевидцев, проявляла интерес ко всему, что занимало ее возлюбленного.

Эрнст Иоганн Бирон, будущий герцог Курляндский, Лифляндский и Семигальский, родился 23 ноября (3 декабря) 1690 г. в Курляндии. Он был внебрачным сыном корнета польских войск Карла Бирона. Первые упоминания о представителях рода Биронов, или Биренов, относятся к XVI в. Однако этот дворянский род не располагал значительными финансовыми средствами и не был популярен у себя на родине, так как поддерживал герцогов Курляндских в их столкновениях с дворянством.

После окончания городской школы в Митаве Эрнст Иоганн был отправлен отцом в Кенигсбергский университет, однако молодой человек его не окончил. Относительно того, чем занимался Бирон до 1718 г., когда по протекции графа Г. К. Кейзерлинга получил должность при дворе курляндской герцогини Анны Иоанновны и был произведен в камер-юнкеры, сохранились самые противоречивые сообщения современников. Неизвестно, насколько они достоверны. В различных источниках указывается, что Бирон служил берейтором, гувернером, также трудился в винном погребе и занимался ремеслом башмачника.

Первое пребывание Бирона при дворе будущей российской императрицы не было продолжительным. Существует несколько версий, почему Бирон был вынужден временно покинуть двор курляндской герцогини. Возможно, причиной стал конфликт с П. М. Бестужевым-Рюминым, управляющим двора герцогини, но есть предположение, что причиной удаления Бирона от двора могла явиться уличная потасовка в Кенигсберге или дуэль, на которой молодой придворный убил своего противника. Однако в 1724 г. благодаря содействию все того же Г. К. Кейзерлинга он был возвращен ко двору, где вскоре стал главным фаворитом герцогини. В 1730 г. Бирон приехал в Россию вместе с Анной Иоанновной, избранной на российский престол. В том же году фаворит императрицы получил звание обер-камергера и графский титул.



Современники, в том числе и враги Бирона, сообщают, что фаворит государыни был красив и умен. Манштейн, адъютант Миниха, отмечает в своих записках, что Бирон не только имел «красивую наружность», но и «своими сведениями и воспитанием, какие у него были, он был обязан самому себе. Он обладал здравым смыслом, и к нему можно применить поговорку, что дела создают человека. До приезда своего в Россию он едва ли знал даже название политики, а после нескольких лет пребывания в ней знал вполне основательно все, что касается до этого государства...» Женой Бирона была фрейлина государыни Бенигна Готлиб фон Тротта-Трейден. У них было трое детей, два сына и дочь, причем существует версия, что матерью старшего сына Бирона была сама Анна Иоанновна. Документального подтверждения этой версии нет, однако известно, что старший сын Бирона, родившийся в 1728 г., до 10 лет спал в опочивальне государыни. Когда вдовствующую герцогиню Курляндскую пригласили на российский престол, она взяла с собой маленького Карла Эрнста, сына своего возлюбленного. Будь он сыном его супруги, а не ее собственным — зачем бы она взяла с собой чужого ребенка?

Бирон, его супруга и царица производили впечатление единой семьи. Государыня никогда не обедала отдельно, а всегда вместе с семьей своего возлюбленного. Нередко все они вместе отправлялись на прогулку или на другие увеселения. Бирону приходилось успевать делать несколько дел сразу — ведь ему нужно было вникать в государственные вопросы и в то же время как можно больше времени проводить в обществе государыни. В письмах того периода Бирон часто жаловался на нехватку времени, однако всюду успевал.

Зная, что императрица ни в чем ему не откажет, Бирон, преследуя какую-либо цель, обычно вел себя настойчиво и решительно, но вместе с тем был расчетлив и осторожен. Письма и другие документы свидетельствуют о недюжинном уме и сильной воле Бирона.

Весьма многие современники отмечали в нем такие качества, как высокомерие, огромное честолюбие, корыстолюбие, мстительность, жестокость, хитрость и грубость, иногда доходившую до наглости. Легко можно поверить тому, что Бирон не церемонился со своими врагами, стремясь свалить их любыми способами.

Государственная деятельность фаворита в первую очередь касалась политики, проводимой Российской империей в отношении Польши и Курляндии. В частности, при его активном содействии на польский престол в 1733 г. был избран Август III Саксонский. В 1737 г. курляндское дворянство избрало Бирона герцогом Курляндии. Управление герцогством Бирон осуществлял, не покидая Петербурга и императорского двора. В 1740 г. умирающая императрица назначила своего фаворита регентом при малолетнем Иоанне Антоновиче, тем самым отстраняя от управления государством его родителей, Анну Леопольдовну и Антона-Ульриха Брауншвейгского.

Болезнь государыни явилась неожиданностью для Бирона. Есть свидетельства, что Анна долгое время отказывалась подписывать завещание, надеясь на выздоровление. Однако было заметно, что здоровье ее все ухудшалось. Есть указания, что Бирон на коленях умолял свою покровительницу подписать документ, который упрочил бы его положение в случае ее смерти. Анна незадолго до кончины подписала завещание, ведь она всегда соглашалась сделать то, что просил ее возлюбленный.

По завещанию Анны Иоанновны Бирон стал регентом, причем во время болезни императрицы фельдмаршал Миних был на его стороне, а потом политический расклад круто переменился. Накануне очередного дворцового переворота Бирон и Миних мирно беседовали за вином. На какой-то миг Миниху показалось, что регент что-то подозревает: Бирон спросил своего собеседника, а не приходилось ли тому начинать военные действия ночью? Однако подозрения Бирона, если они и были, просто не успели бы ни во что вылиться — ночью он был арестован. Но переменчивая фортуна посмеялась не только над ним. В царствование Елизаветы, держа путь из Сибири в Ярославль, определенный ему для жительства дочерью Петра Великого, Бирон повстречался с Минихом, которого везли в сибирскую ссылку.

Между Бироном и родителями малолетнего императора Иоанна Антоновича сразу начались трения. Был раскрыт заговор, целью которого являлась передача регентства отцу или матери императора. Можно не сомневаться, что в заговоре был замешан принц Брауншвейгский, отец императора. Кабинет министров, Сенат и генералитет поддержали Бирона, а принц был вынужден выслушать замечание от начальника тайной канцелярии А. И. Ушакова.

Лишь три недели фаворит покойной Анны Иоанновны был регентом, с 17 (28) октября по 9 (20) ноября 1740 г. Фельдмаршал Миних вступил в соглашение с матерью императора. В ночь на 9 ноября 1740 г. Бирон был арестован и заключен в Шлиссельбургскую крепость. Очередной дворцовый переворот, который возглавил Б. X. Миних, лишил Бирона власти и привилегий. Регентшей была провозглашена Анна Леопольдовна, которая предала Бирона суду. Он был обвинен в узурпации регентства, в стремлении захватить престол и выслать из России родителей малолетнего императора, в притеснении русских и т. д. Даже в том (как отмечал французский посланник Шетарди), что Бирон принимал от царицы награды и подарки. Все эти обвинения были обнародованы 18 апреля 1741 г. в манифесте «О винах бывшего герцога Курляндского». Хотя большинство обвинений не было доказано, Бирон 8 (19) апреля 1741 г. был приговорен судом к четвертованию, которое было заменено вечной ссылкой с конфискацией имущества. Также Бирон был лишен всех чинов и наград. Его сослали в местечко Пелым в Тобольской губернии.

В начале царствования Елизаветы Петровны в 1742 г. Бирон был возвращен из ссылки и определен на поселение в Ярославль без права выезда, где он и прожил около двадцати лет. Все это время он пользовался относительной свободой, но известно, что бывший герцог Курляндский постоянно жаловался на стесненные денежные обстоятельства и находился в конфликтных отношениях с караульными офицерами.

В 1762 г., когда российским императором стал уже Петр III, Бирону были возвращены все звания, кроме титула герцога Курляндского. Однако чуть позже Екатерина II восстановила Бирона в правах герцога Курляндии, взяв с него обещание соблюдать интересы России и разрешить на территории Курляндии свободное отправление православного культа. Следует отметить, что Биро- ном был проведен ряд мер, направленных на защиту крестьян от произвола помещиков, а также на улучшение положения еврейской общины. Эти нововведения и упомянутое соглашение с Россией стали причинами враждебного отношения курляндского дворянства к герцогу. В 1769 г. Бирон передал власть над Курляндией своему сыну Петру. Эрнст Иоганн Бирон скончался 17 (28) декабря 1772 г. в Митаве в возрасте 82 лет и был похоронен в герцогском склепе.

Негативное отношение к этому историческому персонажу стало настолько традиционным, что словом «бироновщина» нередко характеризуют весь период царствования Анны Иоанновны. С именем фаворита императрицы связывают большинство политических преследований этого времени, в частности нашумевшее дело А. П. Волынского, казнокрадство и появление в государственном аппарате большого количества иностранцев. Зачастую авторы, упоминающие о Бироне, рисуют его подчеркнуто жестоким и алчным, указывают на необразованность фаворита и его пренебрежительное отношение к русским людям и обычаям. Но такой образ не всегда соответствует историческим фактам, нередко являясь навеянным именно мифологизированной традицией, сложившейся в отношении деятельности Бирона.

Началом мифологизации исторического портрета Бирона и превращения его в злого гения России стал 1770 г., когда за границей вышли записки Манштейна, адъютанта Миниха. Манштейн лично участвовал в аресте Бирона — вероятно, поэтому к его воспоминаниям отнеслись с доверием. Кроме того, к запискам Манштейна вскоре появились примечания, автор которых неизвестен. Историки предполагают, что он был русским и, как Манштейн, принадлежал к окружению Миниха. Мнение этого автора относительно большинства событий резко расходится с мнением Манштейна, но в том, что касается оценки деятельности Бирона, оба проявили удивительное единодушие, обвиняя фаворита Анны Иоанновны во всех грехах. Именно в записках этих двух авторов впервые появились рассказы о жестокости Бирона, которые впоследствии прочно вошли в общественное мнение и литературу.

Дальнейшая мифологизация образа Бирона связана именно с литературой. Например, роман И. И. Лажечникова «Ледяной дом» написан в традиции официальной народности, господствовавшей при Николае I. Между тем Пушкин высказал следующее соображение о Бироне, которое стоит, возможно, многих томов пространного анализа жизни и деятельности: «Он имел несчастие быть немцем; на него свалили весь ужас царствования Анны, которое было в духе его времени и в нравах народа».