Клод-Александр граф де Бонневаль — французский австриец Ахмет-паша

Клод-Александр граф де Бонневаль родился в 1675 году. Этот человек, принявший ислам и турецкое имя Ахмет-паша, был участником нескольких войн и знаменитым авантюристом.

Клод-Александр обладал строптивым и своенравным характером с самого детства, что не раз доставляло ему самому и окружающим массу хлопот. Он родился в богатой и знатной семье и мог себе позволить многое: ведь его родственниками были Бурбоны, династия французских королей.

Мальчика отдали на воспитание в иезуитскую коллегию, где его основными занятиями стали богословие и древние языки. Однако он проявил настолько непокорный нрав, что даже иезуиты, славившиеся строгостью нравов, не могли укротить его. Родители забрали Клода-Александра из коллегии и направили на морскую службу уже в 13 лет. Но и на военной службе мальчик не отличался послушанием и не соблюдал принятую там дисциплину.

Известен, например, такой случай. Когда производился смотр гардемаринов, среди которых числился и молодой граф, он упорно не желал выполнять команды, чем заслужил полное неодобрение и порицание маркиза де Сеньеле — морского министра, человека огромной власти, хорошо известного в морских военных ведомствах. Дело дошло до того, что Клод-Александр чуть не был исключен. Де Сеньеле отругал его как последнего денщика, на что гардемарин гордо ответил: «Людей моего имени не исключают, господин министр». По всей видимости, ответ настолько понравился маркизу, что «простой» гардемарин вскоре стал мичманом.

Время показало, что Клод-Александр не напрасно держался так самоуверенно. В Дьепском, Лa-Гогском и Кадикском сражениях он проявил себя настолько отважным бойцом, что его вызывающие манеры отступали на задний план. В битвах он зарекомендовал себя не только смелым командующим, но и очень находчивым воином, с честью выходя из таких ситуаций, которые другому бы оказались явно не по силам. А ведь Клоду-Александру было тогда чуть больше двадцати лет.

Но в то же время граф оставался самим собой — воинственным и бескомпромиссным — ив мирной обстановке. Например, один раз дело дошло до дуэли. Дуэль в то время (а особенно в армии) являлась преступлением, так как в ней сражались союзники и смерть одного всегда была большой потерей для полка. Наверное, нет нужды говорить, что в таких «удовлетворениях затронутой чести» участвовали исключительно офицеры, а никак не простые солдаты.

Из-за дуэли Клоду-Александру пришлось оставить морскую службу. Прослужив три года в полку телохранителей, граф де Бонневаль в 1701 году получил в подчинение Ла-Тур-инфантерийский полк.



Клод-Александр отличился и в службе сухопутной. Например, он проявил себя как герой в Итальянском и Нидерландском походах под началом разных маршалов — Катина и Люксембурга. Но, несмотря на свое геройское поведение, граф не получил ни знаков отличия, ни повышений, потому что одновременно показал далеко не лучшие человеческие качества: в своем полку он также был известен как вымогатель и тиран.

Де Бонневаль, очевидно, все-таки рассчитывавший на повышение в звании, был оскорблен тем, что его игнорировали, и нанес оскорбление военному министру Шамильяру. Это оказалось серьезным правонарушением, и Клод-Александр должен был либо подвергнуться полевому суду, либо уйти в отставку. Естественно, он выбрал последнее.

Будучи человеком очень богатым, с именем и званием, граф некоторое время путешествовал по Италии. В конце зимы 1706 года Клод-Александр познакомился с маркизом де Лангалдери, судьба которого была отчасти похожа на его собственную. Маркиз перешел из французской в австрийскую армию. Для графа де Бонневаля по его происхождению единственно достойным и допустимым ремеслом оставалось военное, но он долго колебался, прежде чем перейти к австрийцам. Принять решение ему помог австрийский принц Евгений, который заметил доблестного де Бонневаля еще тогда, когда тот воевал во французских войсках.

Клод-Александр в звании генерал-майора начал служить в армии принца Евгения. Как и везде, он служил очень добросовестно и преданно, яростно сражаясь против неприятеля, хотя нередко — во Фландрии и в Италии — ему приходилось воевать против Франции, своей родины. Он участвовал во взятии Александрии, в битвах в Савойе, в Дофине, наконец, в осаде Тортонского замка во владениях Папы Римского, где лишился руки. Тем не менее Бонневаль не становился фанатом идеи и не убивал всех противников подряд. Известно, что он спас своего брата, маркиза Бонневаля, против которого ему пришлось сражаться. Причем до самой битвы Клод-Александр даже не представлял, что его брат принимает участие в бою против австрийцев.

В середине 1710-х годов де Бонневаля повысили в звании, и он стал фельдмаршал-лейтенантом. Он воевал в Турецкой кампании и в некоторых других операциях. В одной из них — в Петервардейне в 1716 году — Клод-Александр получил тяжелое ранение в живот. Ранение причиняло ему боли до самой смерти, до которой, впрочем, было еще очень и очень далеко. И все же графу вскоре пришлось снова оставить военную службу по следующим причинам.

Когда война закончилась, Клод-Александр стал жить в Вене. Но темперамент и такие природные черты, как нетактичность и легкомыслие, дали о себе знать и здесь. Граф, возомнивший о себе как о человеке, которому все дозволено, начал вмешиваться в личные дела принца Евгения. Принц не стал этого терпеть и отправил де Бонневаля в Нидерланды на службу в должности фельдцейхмейстера. Позднее, будучи в Брюсселе, Клод-Александр даже ухитрился поссориться с губернатором, маркизом де Приз.

Некоторое время граф де Бонневаль занимался шпионской деятельностью. В том же Брюсселе он завязал тайные отношения с послами из Франции и Испании. В результате Клоду-Александру целый год пришлось просидеть в тюрьме, а затем он был окончательно выслан из Австрии.

Граф выбрал маршрутом своего нового путешествия Турцию и направился в Константинополь (современный Стамбул, а в то время — столичный город). Прожив там некоторое время, Клод-Александр принял ислам и новое имя — Ахмет-паша (именно Ахмет, а не Ахмед, как принято у нас писать).

Как человек военный, Бонневаль показал себя и в турецкой армии. Правда, как рассказывал Клод-Александр позже, на военную службу здесь он поступил только тогда, когда остался совсем без средств к существованию. Он получил звание трехбунчужного паши (бунчук — особый знак отличия в Турции: украшенные конские волосы на небольшом шесте) и ввел несколько преобразований в турецкой артиллерии. Некоторое время спустя граф снова принимал участие в военных действиях, на этот раз на стороне мусульманской армии против России и Персии.

Традиционное награждение героев в Турции происходило, как правило, землями и почетными должностями. Так, Клод-Александр получил в награду за свою отвагу должность наместника в области Хиос. Впрочем, там ему удалось продержаться недолго.

Поначалу Ахмет-паша снискал расположение турецкого султана и был у него в большой милости, что удавалось очень немногим. Придворные завидовали ему и относились недружелюбно к чужеземцу, который занял такое положение при дворе. Начались козни и происки недоброжелателей. Все усугубил сам Клод-Александр, который и в Константинополе не оставил своего легкомыслия. В итоге ему пришлось удалиться в небольшой пашалык (т. е. поместье паши) на берегу Черного моря.

Де Бонневаль, человек уже не первой молодости, стал жить здесь отшельником. Однажды его навестил Джакомо Каталано, больше известный как Казанова, знаменитый современник Бонневаля и не менее известный авантюрист.

Ахмет-паша (правда, Казанова называет его по-другому: Осман-баша Караманский) рассказал гостю о себе и о своей жизни. Позже Казанова записал беседу в своем знаменитом дневнике, который частично издан и на русском языке. Благодаря ему у нас есть документальные свидетельства жизни Бонневаля в Турции.

Оказалось, что, хотя Клод-Александр и стал мусульманином, он не так строго придерживается заповедей и канонов ислама. Например, он не сделал обрезания, пил в больших количествах вино, хоть это и запрещено Кораном. У Бонневаля не было не только гарема, но и даже одной жены. Ахмет-паша объяснил это тем, что в его возрасте женщины уже вредны для здоровья.

Самое необычное, что увидел Казанова у хозяина, — это «библиотека», в которой на занавешенных полках вместо книг рядами располагались десятки бутылок вина самых разных сортов. Для соблюдения приличий Клод-Александр должен был прятать их от взглядов мусульман, но тем не менее ему ничто не грозило. Как считал Бонневаль, каждый сам волен так губить свою душу, как ему захочется. Вообще, к новой вере он относился со свойственным ему легкомыслием. Это, наверное, и позволило ему без угрызений совести сменить одну религию на другую. Бонневаль завершил беседу с Казановой словами «Нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммед пророк Его», но добавил, что обязан лишь произносить это, а думает он так или нет — это турков не заботит. Кроме того, Бонневаль сообщил, что Коран знает не лучше, чем раньше знал Евангелие.

Прожив до семидесяти двух лет, Клод-Александр граф де Бонневаль, он же Ахмет-паша, умер в Константинополе в 1747 году от Рождества Христова, или в 1160 году Хиджры (Эгиры по-турецки — т. е. от начала мусульманского летоисчисления). Перед кончиной Бонневаль очень хотел побывать на родине, но это ему так и не удалось. Он был похоронен на кладбище в Пере, и на его могиле высекли арабской вязью надпись: «Бог вечен: преславный и великий Бог да упокоит вместе с истинно правоверными усопшего Ахмета-пашу, начальника бомбардиров. 1160 год Эгиры». Могила его сохранилась и до сих пор.