Кончино Кончини и необыкновенные приключения итальянцев во Франции

Кончино Кончини, купивший Анкрский маркизат в одной из французских провинций и потому также известный как маршал д'Анкр, долго после своей смерти поминался недобрым словом. Как только его не характеризовали: тщеславен и хвастлив, гибок и смел, хитер и честолюбив, беден и жаден, позже — амбициозный, бессовестный, льстивый, высокомерный... Французы называли его метко: «куайон», что значит «ничтожество».

Жил он в XVI веке и был застрелен в 1617 году по приказу наследника престола. Простой люд, узнав об этом, собрался у могилы, вырыл тело из земли и буквально растерзал его. Что же было причиной такой всеобщей ненависти к нему, что он был за человек?

Кончино Кончини совершенно случайно оказался у власти. В Италии он был нотариусом и приглянулся Леоноре Дози, молочной сестре французской королевы-матери Марии Медичи. Она влюбилась в него, и они поженились. Достаточно романтическое начало истории тем не менее вскоре обернулось бедствием для французов и кровавой трагедией для будущего маршала.

Дело в том, что Мария Медичи, флорентийка, стала женой короля Генриха IV и перевезла во Францию всю свою свиту, в которой были и Леонора с Кончино. Королева души не чаяла в своей молочной сестре и исполняла любые ее капризы. В свою очередь, Леонора Дози была безумно влюблена в мужа и делала все, что он пожелает. Таким образом, Кончино имел неограниченное влияние на королеву. А хотел он многого, и большинство его замыслов легко осуществлялись. К тому времени, когда король Генрих умер, Кончино занимал множество высоких постов, обладал огромным состоянием и имел большое количество домов и имений.

Пользуясь своим положением, Кончино вел себя вызывающе, если не сказать просто нагло и заносчиво. И страдали от него как простые люди, так и придворные. А милость королевы к нему все росла и росла. Объяснялось это очень просто: Кончино стал любовником королевы-матери. Леонора, его законная супруга, позже признавалась, что он уже долгое время не ел и не спал с ней. Королева дарила ему драгоценности, громадные суммы денег. Например, Анкрский маркизат он купил за 8 миллионов экю, которые выманил у Марии Медичи. Деньги эти были, конечно, не ее. Их покойный король собирал на нужды государства... В народе королеву откровенно называли проституткой.

Кончино стал первым дворянином, суперинтендантом дома королевы, губернатором города Руа, Перона и Мондидье, а потом и маршалом Франции, хотя не только не имел никакого отношения к военному делу, но даже и шпаги в руках никогда не держал.



Обязанностей у Кончини по долгу службы было великое множество, больше, чем прав. Однако он не только пренебрегал ими; впечатление такое, что он даже не знал их. Типичный эгоист, к тому же трусливый и жадный, он заботился о себе и только о себе. Государственная казна постепенно перетекала в его карман. Одновременно он искал новые статьи дохода, а народ облагался непомерными налогами.

Несколько раз маршала били. Дворяне нанимали своих людей, чтобы частично «восстановить справедливость». Его не любил никто, за исключением только королевы и, может быть, еще Леоноры. Постоянные выпады, направленные против Кончино, заставляли его быть осторожным и окружать себя охраной, благо средства позволяли. В стране же была разруха. И виноваты в этом в первую очередь были Кончино, его супруга и царственная любовница.

Кончино не скрывал, что он любовник Марии Медичи. Более того, он всячески это подчеркивал: построил от своего дома ко дворцу королевы мостик, по которому было удобнее ходить к ней в любое время; если его заставали в спальне королевы, намеренно принимался завязывать шнурки, делая вид, будто только что встал из ее постели. А Мария не только не противилась этому, но, наоборот, поощряла его, задаривала подарками и баловала изысканными ласками.

Конфликт должен был разрешиться, и молодой наследник французского престола Людовик XIII поступил так, как подсказывал ему разум: приказал убить самозванца, а когда приказ был выполнен, занял трон, сделав мать пленницей в ее бывших апартаментах в Лувре.

Кончино, несмотря на все свое могущество и свою непомерную наглость, имел веские основания опасаться за свою жизнь. Как уже говорилось, он постоянно окружал себя охраной, точнее, свитой, набранной из бедных дворян, которым Кончино платил хорошие деньги и которых называл своими продажными олухами. И тем не менее были случаи, когда ему приходилось обходиться без сопровождения, например, когда он ходил к любовнице по своему знаменитому мостику. Здесь его и поджидали убийцы, посланные будущим королем, Людовиком.

Происходило это примерно так. По дороге ко дворцу Кончино встретил Николя Витри, капитана королевских гвардейцев. Витри вежливо, но крепко взял Кончино за руку и именем короля арестовал его. Поначалу маршал очень удивился: его — могущественнейшего человека в государстве — и арестовать?! Он хотел достать шпагу, понимая, что дело принимает нешуточный оборот, но этого ему не дали сделать. Его убили тремя выстрелами одновременно.

После этого маршала тихо похоронили в уже приготовленной могиле, а затем постарались уничтожить все, что могло бы напоминать о Кончино. В первую очередь, конечно, топорами буквально раскрошили деревянный мостик, соединявший дом фаворита и покои королевы. Только в этот момент, спустя уже несколько часов после того, как она узнала о смерти любовника, Мария Медичи осознала утрату. В первый же момент она просто испугалась.

Самое страшное, правда, ожидало тело Кончино уже после его смерти. Жители Парижа, с огромным облегчением узнавшие об убийстве королевского фаворита, сами жаждали мщения. То, что они сотворили с трупом Кончино, требует особого рассказа.

Каким-то образом парижане удивительно быстро узнали о том, где похоронен королевский любовник. Очевидцы вспоминали, что, найдя могилу, люди начали плевать на нее и топтать ногами, а потом стали раскапывать ее чем придется: руками, палками... Наконец, нашли основание могильных плит.

Труп быстро вытащили из ямы. Священники, бывшие поблизости, вмешались было, но сами чуть не пострадали. Тело Кончино было и без того изуродовано убийцами, а тут на него накинулась озверевшая толпа. В ход пошли палки, кулаки, ноги, люди плевали ему в лицо, царапали ногтями. Потом началось настоящее безумие. Народ в исступлении плясал вокруг зверски изуродованного тела, пел только что сочиненные непотребные песни, пинал Кончино ногами, снова на него сыпался град палочных ударов... И тем не менее все было еще впереди.

Один человек, видимо, вконец опьяненный яростью, с ножом подбежал к телу Кончино, отрезал у него нос и бросил себе в карман, заявив, что это будет его трофей. Нужен был только импульс. После этого поступка толпа набросилась на тело. Все хотели получить хоть что-то от тирана «на память». Отрезали все, что можно было отрезать: уши, все без исключения пальцы, гениталии, просто кусочки его тела, включая вырезки из ягодиц и куски кожи с мясом...

Труп потащили через весь Париж. Он был уже настолько разворочен, что представлял из себя скорее окровавленную тушу животного, чем тело человека. Вид крови, очевидно, приводил людей в возбуждение. Один из «сопровождавших» опустил руку внутрь, вынул ее, красную, с прилипшими кусочками, и облизал. Следом за ним другой достал сердце, испек его на горящих углях и съел на глазах у толпы, цинично полив уксусом.

В конце концов то, что несколько часов назад было Кончино Кончини, маршалом д'Анкр и любовником королевы, принесли на Новый мост. К тому времени тело представляло из себя остов, покрытый в клочья разодранными кусками мяса, кровью и грязью, да и то не целиком. Труп торжественно сожгли.

Как видим, королеве было от чего прийти в ужас. Когда у нее спросили, как сообщить о смерти Кончини его супруге, Леоноре, Мария только отмахнулась. Ее спрашивали о каких-то делах, требующих немедленного решения, Мария просила не мешать, потому что у нее есть дела поважнее. На самом деле она опасалась за свою жизнь. Народное возмущение не выплеснулось на нее только потому, что Мария была царственной особой, а Кончино не был никем.

Впрочем, королеву тут же изолировали не только от государственного управления, но и от внешнего мира. Она пыталась добиться свидания с Людовиком, собственным сыном, ставшим королем, но это не дало никаких результатов. Сын отвечал не менее однообразным «я очень занят». Королева, пытаясь хоть как-то спасти свою репутацию, говорила, что, знай она о намерениях Людовика, она сама бы привела к нему Кончини. Конечно, такие признания, чудовищные по своей низости, уже ничего не могли дать отчаявшейся женщине... А жену Кончино, Леонору, сожгли на костре по ложному обвинению в колдовстве.