Мария Магдалина: Царица Савская и ведьма

Тогда как главное течение иудаизма всячески искореня­ло Богиню, еретики искали пути восстановления ее мо­гущества, и этот процесс аналогичен тому, как еретики христианские сохраняли значимость Марии Магдалины.

Главным персонажем в этой кампании была Лилит, кото­рая считалась первой женой Адама, но яхвисты быстро отвели ей роль ведьмы и суккуба, а в руках каббалистов Средневековья она достигла апофеоза в роли жены Бога.

Рафаэль Патай утверждает: «Ни один демон в женском обличье не имел столь фантастической карьеры, как Лилит, которая начала свой путь женщиной самого низкого происхождения, потерпела неудачу в качестве предна­значенной для Адама жены, стада любовницей похотли­вых духов, поднялась до высот невесты царя демонов Са­муила, правила как царица Земаргад и Савская и завершила свой путь супругой самого Бога».



Это фантастическое и запутанное жизнеописание предполагает некоторые знания о связи между царицей Савской и языческими мистериями, хотя ему и придан обычный иудео-христианский оттенок поклонения де­монам. Естественно, Лилит всплыла в центре еретиков на юге Франции в контексте, который наводит на размыш­ления.

В своем известном труде о культах «Священная сексуальность» (1995) А.Т. Манн и Джейн Лайл пишут: «В Кафедральном соборе города Сент-Бернар-де-Комминджес в Пиренеях Лилит нашла свое место: там имеет­ся резьба, изображающая женщину с крыльями и птичьи­ми лапами, рожающую персонажа, связанного с Диони­сом, — зеленого человечка». Как утверждает еврейский историк Иосиф Флавий, маленький городок Сент-Бернар-де-Комминджес стал последним прибежищем персо­нажей Нового Завета — включая царя Ирода, его жену Иродиаду и царевну-танцовщицу, его падчерицу Сало­мею, которая потребовала голову Иоанна Крестителя на блюде. В этом может быть и толика правды, поскольку многие богатые иудеи имели недвижимость в южной Галлии. Ирод исчезает из истории после сообщений о том, что его не принял галльский город Аугдунум Кон венарум. Саломея утонула в горной речке (достаточное наказание для той, что уничтожила Крестителя), а Иродиада превратилась в особо заразную форму ночного кошмара — другими словами, в Аилит. В книге «Леонардо да Винчи и Братство Сиона. Откровения тамплиеров» мы писали: «Другая красочная лангедокская легенда связана с Королевой Юга («Reined u Midi») — так на­зывали графиню Тулузскую. Народная молва считала графиню Тулузскую «La Reine Pedaque» — «Королевой с гусиными лапами». Это может быть каламбуром, эзоте­рическим местным «птичьим языком», но французские исследователи установили связь этой фигуры с сирийской богиней Аннах, которая в свою очередь связана с Исидой. Есть и очевидная ассоциация с Лилит «на птичьих лапах».

Прослеживается и ассоциация с другой Королевой Юга — царицей Савской, — которая появляется во вне­шнем убранстве Шартрского собора и которая тесно свя­зана через Черных Мадонн с Марией Магдалиной. При свойственных Лангедоку еретических секретах, зашиф­рованном языке и эзотерическом символизме там никог­да не упоминали об историческом персонаже без весомых на то причин. Сложная, но интригующая цепь ассоциа­ций — Лилит — Иродиада — царица Савская — Магдали­на — видимо, отражает некие тайные знания о поклонении богиням в этом районе, включая могущественных женщин из Африки и палачей Иоанна Крестителя.