Мария Магдалина: языческая женская обитель

Как бы там ни было, пещера Марии в Сен-Бауме, должно быть, была довольно людным местом, поскольку была центром поклонения богине Диане Люцифере — Диане, Приносящей Свет, или Illuminatrix. Вряд ли Мария Маг­далина сделала своей резиденцией эту пещеру (даже хра­нитель католического храма в этом месте признает, что она здесь никогда не была).

Тем не менее, интересно, что и наиболее знаменитом тексте, посвященном Магдалине, а именно в труде архиепископа Генуи, доминиканца Иакова де Воргейна, «Золотая легенда» (1250 г.) говорится о ней с перечислением тех же самых титулов, которые присущи языческой богине Диане: Illuminata и Illuminatrix — просвещенная и несущая свет. И гностики и заявляют, что она была Мария Люцифера — Несущая Свет, титул величайшей почести, которую они могли оказать.



Кажется, она имела много общего с этой языческой богиней: когда она молилась на ступенях храма Дианы в Марселе, со стороны жриц никаких возражений не было. Ясно, что никаких поползновений по превраще­нию Магдалины в христианскую мученицу не было и ей даже никто не угрожал. Более того, опасность для нее ис­ходила от правой руки Иисуса — Петра, а не от язычни­ков юга Франции. Никто ее не трогал, несмотря на то что она, как утверждают, проповедовала против поклонения идолам (но, что знаменательно, не против языческих бо­гинь). Возможно, она нашла своих поклонниц среди жен­щин-язычниц.

Хотя считается, что послание Магдалины было неот­личимо от сказанного в Новом Завете, есть основания полагать, как вы увидите далее, что это было не так. Мы можем даже высказать догадку, что она крестила но­вообращенных — возможно, в одной и многочисленных речушек Прованса и Лангедока, что носят ее имя, как, например, La Source Madeleine (Ручей Магдалины). Те­перь, когда она была свободна от угнетающего воздей­ствия Симона Петра и находилась в компании родственных по духу женщин, ничто уже не останавливало ее. И в то время как Петр, Иаков и Павел несли свое послание в большие города Римской империи, апостол апостолов, любовница Иисуса, которую он называл «Женщина, которая знает Все», посвятившая его и по­мазавшая, ходила в дикой местности юга Франции с глазами, сияющими Его славой, направляя своих сес­тер к Свету.

Вот что могло стать с женщиной, которая знала все тайны миссии Иисуса и Его сердца: хотя она не построила кафедральных соборов, не созывала советов для утверждения непоколебимых догм — все раздвигаю­щей силой своего обаяния и могуществом своей мечты она вдохновила целую цепочку поколений «еретиков», которые ушли в подполье, чтобы уберечь свои секреты от жестокого внимания Римской церкви, где доминировал Петр.

Вражда, которая началась на уровне отдельных лич­ностей, теперь обрела новое, почти мистическое качество, и два движения: одно — мужское и эзотерическое, а другое женское и экзотерическое, одно — демонизирующее сексуальность, другое — прославляющее его как священнодействие, — оказались по две стороны столь глубокой трещины, что она образовала незаживающий шрам на плоти первоначального движения Иисуса. Какое из них вы бы предпочли? Учитывая все, что мы знаем о «запрещенных» текстах, на этот вопрос нетрудно от­ветить с большой долей определенности. «Почему бы мне не любить ее, как я люблю тебя?» — скептически сказал Он Петру и всем мужчинам.