Мария Магдалина: загадочное общество

Таковы голые факты, касающиеся истории Ренн-ле-Шато, которые уже стали банальностью, хотя они были мало известны за пределами Франции, пока не появилась книга Бейджента, Ли и Линкольна.

Однако даже тайна Соньера бледнеет в книге «Святая Кровь и Святой Грааль» по сравнению с откровениями о существовании вечного секретного общества, названного Братством (или Приоратом) Сиона, члены которого поклялись защищать и поддерживать потомков Иисуса и Марии Магдалины.

Утверждается, что их дети положили начало династии полумифических королей франков, Меровингов, кото­рые, хотя и были свергнуты Каролингами, не исчезли — и династия подпольно продолжает существовать до настоящего времени. Был ли Соньер связан с Братством Сиона? Он нашел что-то особенное в склепе своего храма, может быть, ключ к месторасположению какого-то большого секрета? Было ли это, как предполагают некоторые авторы, тело Христа, находящееся в усеянной пе­щерами холмистой местности неподалеку, называемой Пече Карду?

К сожалению, вряд ли Соньер был членом Братства Сиона или просто их инструментом, поскольку исследования показали, что эта организация существует только с 1950 года. А зашифрованные пергаменты, которые якобы были найдены Соньером, были сфабрикованы одним из двух основателей Братства. Братство имеет склонность к фальсификации и тщательной раз­работке мистификаций, к числу которых относится по­пытка контрабандой протащить сфабрикованные доку­менты в Национальную библиотеку, чтобы произвести впечатление на людей, подобных Бейдженту, Ли и Линкольну.



В этом отношении Братство имеет много общего с Леонардо, и неудивительно, что его включили в число бывших гроссмейстеров Братства в компании с другими знаменитостями, в том числе Исааком Ньютоном, Вик­тором Гюго и Жаном Кокто. Выглядит это так, будто они вылавливали самые известные имена в истории и использовали их в своих целях, хотя подбирали они впол­не подходящие личности. Знаменательно, что они при­писывали предполагаемым гроссмейстерам имя Джон (Жан) — Леонардо был, по их утверждению, Джоном IX. Себя они называли «Меченосцы Церкви Иоанна». Поскольку Братства Сиона не существовало во времена Леонардо, должны ли мы просто закрыть эту тему? Судя по иоаннитским симпатиям Леонардо, Братство выбра­ло себе его в прошлые гроссмейстеры с особым тщани­ем, и многие другие, названные ими, имели схожие интересы.

В спорных текстах, известных под названием «Сек­ретные досье», помещенных Братством Сиона в Нацио­нальную библиотеку в Париже, многократно упомина­ется Мария Магдалина, которую ассоциируют (без объяснений) с Исидой и черными мадоннами. Затем там приводится любопытная — хотя, возможно, и слу­чайная — ассоциация с женщиной, могила которой как особо важная интересовала Соньера, поскольку могла оказаться ключом к тайне. Это могила последней представительницы аристократической семьи, чья резиден­ция дала имя деревне Ренн-ле-Шато, и ее звали Мари де Негре д'Эбл, мадам д'Хаутпоул де Бланчфорт из се­мьи, которая владела Ренн-ле-Шато с XV века и носила титул маркизы де Бланчфорт (небольшая крепость непо­далеку от деревни).

Ее имя кажется не случайным, поскольку содержит в себе множество ассоциаций с Марией Магдалиной: Мари де Негре означает «Мария Черная/Мария Тьмы» — «поул» — на французском сленге «проститутка», то есть «хаутпоул» — «высокая (по положению) проститутка». Если бы не документальные подтверждения ее существования, то можно было бы подумать, что это очередная выдумка Братства Сиона.

Мадам Мари умерла 17 января 1781 года и была похо­ронена на кладбище церкви Святой Марии Магдалины и Ренн-ле-Шато. Надгробный камень был поставлен свя­щенником, предшественником Соньера, аббатом Антуаном Бижу, которому, по слухам, она передала большой секрет. Надпись на надгробном камне, видимо, является центральным пунктом тайны, в частности, потому, что пыла стерта Соньером столетие спустя (хотя ее уже успели записать члены местного общества любителей древ­ностей).

Надпись содержит множество ошибок — слишком много, чтобы их можно было считать ошибками исполне­ния, что позволяет предположить наличие какого-то за­шифрованного послания (скорее всего, именно поэтому Соньер пытался ее уничтожить). В частности, одна «ошибка» почти оскорбительная. Вместо латинской фразы «RESQUIESCAT IN РАСЕ» («Покойся в мире») на­писано «RESQUIESCAT CATIN РАСЕ». «Catin» на французском сленге означает «проститутка», что усиливает альтернативное толкование значения слова «хаутпоул». Даже ошибка в одну букву в слове «Abies» — на надгробии написано «ARLES» — имеет еретический оттенок, поскольку Арль в стране Магдалины, в Провансе, был в древности знаменитым культовым центром Исиды.

Странные имена и титулы мадам Мари могут быть совпадением, но нет сомнений в искренней преданности Соньера Марии Магдалине и том значении, которое при­писало ей Братство Сиона (хотя они, что для них типич­но, этого не объяснили).