Даки: Латен — Фракийское искусство

Особого внимания заслуживает замечательная черта двух первых фаз гето-фракийской культуры латен — расцвет фракийского искусства: качеством своим и оригинальностью оно превосходит скифское искусство. Обнародование в 1959 г. данных о «мече-эмблеме» из Меджидин дало возможность пересмотреть прежние представления о фракийском и скифском искусстве; тогда же был уточнен вопрос о так называемом крайовском кладе.

Эмблема-украшение из Меджидии в форме меча-акинака датируется второй половиной или концом V в. до н. э. и не имеет себе равных в Юго-Восточной Европе и в зоне фракийской и скифской экспансии. Меч отлит из бронзы и был прикреплен либо к памятному погребальному обелиску, либо к обычной гробнице. В его украшении используются обычные фракийские и скифские мотивы — голова пантеры, шея и голова оленя с сильно стилизованными рогами, стилизованная голова орла со змеей в клюве.

Последний сюжет характерен для ранней традиции местного гальштатского искусства Балкан и Дуная; позже гето-фракийцы широко использовали его в своих серебряных изделиях. Таким образом, техника изготовления и декоративные мотивы этой румынской «эмблемы» отражают общие для фракийского искусства в целом элементы; это демонстрируют крайовский клад, погребальные принадлежности из гробницы в Аджигиол, из гробницы в Брэдешти (украшения в форме кузнечика) и другие материалы, найденные в Болгарии (Гарчиново, Радювене, Луковит. Врана и др.). Тем не менее в этом изделии есть и скифский элемент, сходный со скифскими мотивами в предметах из курганов Мельгуновский, Келермесский, Шумейко и Феттерсфельд. а также других, более свежих находках. Заметно и эллинское влияние. Фракийский зооморфный стиль сформировался в конце V — начале IV в. до н. э. в результате смешения традиционных фракийских направлений с натуралистическим скифским искусством; его развитию способствовал и эллинский элемент, общий для обоих стилей. Фракийское искусство, подобно искусству скифов северопонтийских степей, — пышное, «царское» искусство.



«Царская» могила в Аджигиол. Одно из важнейших открытий, имеющих отношение к цивилизации и искусству гето-фракийцев в Румынии, — гробница в Аджигиол, раскопанная в 1931 г. И. Андриешеску; я тоже принимал участие в раскопках. Это очень крупное курганное погребение на холме Бабадаг возле с. Аджигиол в Северной Добрудже. Внутри кургана была выстроена гробница из тесаного камня, причем на некоторых камнях вырезаны греческие буквы. Внутри два отделения: главная погребальная камера со скелетом мужчины и маленькое примыкающее к ней помещение со скелетом женщины. Неподалеку от этого сооружения находилась небольшая площадка, огороженная стеной из необработанного камня — она должна была служить гробницей трем лошадям в полной сбруе, украшенной бронзовыми и серебряными зооморфными бляшками. В главную погребальную камеру вел проход (дромос), который после погребальной церемонии засыпали крупными камнями. Рядом с мужским скелетом лежало множество предметов, включая трехгранные наконечники стрел (их часто неправильно называют «скифскими»), железные наконечники копий, серебряный церемониальный шлем, частью позолоченный и напоминающий по технике и стилю шлем из Коцофэнешти, а также двое серебряных поножей, украшенных рельефным золотым орнаментом, объединяющим в ссбс зооморфные и антропоморфные мотивы.

Найдено также два красивых серебряных кубка (банапа), украшенные сценами с изображением фантастических животных, несколько серебряных декоративных тарелок — на одной из них выгравировано греческими буквами слово «KOTYS», вероятно имя усопшего или имя фракийского мастера (это же имя встретилось археологам во Врана, Болгария). В нескольких местах погребальной камеры найдены амфоры и другие греческие сосуды, а также черепки краснофигурной аттической керамики V в. до н. э. Возле женского скелета в малой камере лежали серьги в виде золотого листа, форма которого повторяется в украшении поножей, и другие драгоценности. Значительная часть погребальных принадлежностей была, очевидно, разграблена или частично уничтожена грабителями могил разных времен. Так например, кувшин, местом происхождения которого поначалу называли «область Железных Ворот» (его описание опубликовал в 1936 г. Гриссмайер, в 1941 г. автор этой книг и и позже Якобсталь), на самом деле наверняка был взят из этой самой гробницы в Аджигиол — так поразительно он похож на второй кувшин, который мы воспроизводим.

В аджигиольском могильнике ясно различимо скифскос влияние — как в произведениях искусства, так и в погребальном обряде, включающем в себя принесение жены и коней усопшего в жертву богам во время погребальной церемонии. Эта находка относится к категории гето-фракийских «аристократических», или «царских», памятников; без сомнения, покойный был одним из главных представителей местной знати конца V — начала IV в. до н. э. (иначе говоря, около 400 г. до н. э.).

Царская могила в Крайова. Так называемый крайовский клад принадлежит к этой же категории памятников. Его описание опубликовал под таким названием Г. Шмидт, но на самом деле этот клад представляет собой погребальные принадлежности еще одной гето-фракийской «царской» могилы, находившейся где-то на равнинах Олтении. В состав клада входят 80 предметов, которые удалось вернуть. Это серебряные, иногда позолоченные бляшки, использовавшиеся для украшения конской сбруи: треугольные или прямоугольные пластинки, вытянутые овалы, накладные украшения — одни в форме бычьей головы, иногда позолоченные, другие в форме двух львов на фоне штрихованных лент фракийского типа, нагрудное украшение в виде головы пантеры и др. Декоративные бляшки такого рода — характерная черта гето-фракийской цивилизации периода латен II (или, точнее, второй половины III в. до н. э.); они, как и другие описанные здесь находки, отражают единство, оригинальность и неповторимость фракийцев.

Золотой шлем из Коцофэнешти. В 1929 г. в Коцофэнешти, недалеко от Пояна/Вэрбилэу (Мунтения) был случайно найден золотой шлем. Находка оказалась совершенно изолированной, несмотря на то что И. Андриешеску предпринял на месте находки дополнительные исследования и установил существование соответствующего культурного горизонта — нашел серую керамику с гончарного крута с фракийскими и гето-фракийскими чертами. Шлем имеет коническую форму и прямоугольный вырез для лица. Над вырезом изображены два больших глаза; считалось, вероятно, что они обладают сверхъестественными свойствами. Детали, призванные защищать щеки и шею, украшены фигурами фантастических животных, сцен жертвоприношения, спиральными и другими геометрическими узорами. Доминирующий мотив — розетка, которая уже встречалась на «бычьих головах» крайовского клала и фракийских гончарных горшках. Почти наверняка это был церемониальный шлем видного представителя местной знати; его можно датировать тем же периодом, что и находки в Аджигиол. Именно в этот момент в среде гето-фракийской знати установилась отчетливая социальная иерархия. На такие же социальные различия указывают крайовский клад и еще один клад золотых предметов того периода, найденный в I960 г. в Бэйчени возле Кукутсни; в последнем, кроме всего прочего, присутствовали бляшки для конской сбруи с зооморфными фигурами, остатки шлема и браслет.

Rex Istrianorum. Размах и эффективность гстского общественного устройства в рамках военной демократии становится очевидной начиная со второй половины IV в. до н. э., когда скифы под предводительством Атся попытались пробиться к Дунаю (как говорится в главе IX Юстина/Трога). Вмешались и македонцы, сменившие в этих краях одрисов. Таким образом, скифам не позволяли осесть к югу от Дуная до III—II вв. до н. э., когда они основали между Каллатисом и Одессосом несколько небольших политических образований. Именно в III в. до н. э. регион Добруджи стал называться Малой Скифией.