Гето-дакская цивилизация до Буребисты

Окончательное формирование и распространение культуры латен по гето-дакской территории Карпат и Дуная завершилось еще до времени Буребисты; этот процесс, в котором принимал участие и кельтский элемент, проходил в III и II вв. до н. э.

Железная металлургия, основанная на разработке местных руд, распространилась по всей Румынии, а введение железного плужного лемеха привело к значительной активизации земледелия. Имеются свидетельства того, что, кроме традиционных инструментов, оружия и украшений, в среде гето-даков находили распространение и предметы других культур, которые обычно изменялись, приспосабливаясь к традициям, нуждам и вкусам местных обитателей.

Начиная с фазы латен III широкое распространение находит гончарный круг, на всей гето-дакской территории на базе этого изобретения возникает гончарное искусство. Местные мастера воспроизводят формы греческих сосудов, хотя важное место в их продукции сохраняет и традиционная дакская посуда ручной работы. Из характерных форм можно отметить биконический котелок, который продолжали дедать вручную; им продолжали пользоваться в этих местах даже после культуры латен. По-прежнему заметно влияние гальштатских элементов. Местные мастерские — такие, как оппилуме в Попешти-он-Арджеш, — имитировали лучшую греческую посуду, овладевая при этом секретами греческих мастеров. Среди находок делианские чаши с рельефными украшениями, большие горшки и кувшины для хранения продуктов — все работы местных мастеров.

Еше до Буребисты гето-даки превратили обработку серебра в новый вид искусства; о вкусе и мастерстве тогдашних мастеров говорят многочисленные клады и случайные находки. Среди них всевозможные украшения и предметы роскоши, серебряные сосуды, подобные сосудам из Сынкрэени (Трансильвания). На протяжении этого периода фракийская фибула того типа, что был впервые изготовлен южными фракийцами, постоянно менялась. Хотя местные жители переняли тип фибулы у кельтов, они создали и собственную новую форму — дакскую узелковую фибулу, которую обычно делали из серебра. Хроме того, изготовляли различные браслеты — на- г.оимер, с окончаниями в виде змеиных голов — и огерелья.



Монеты даков. Монеты — еще одно отражение уровня жизни и культуры народа. Гето-даки чеканили собственную серебряную монету. Дакские монеты были совершенно оригинальны, по своим техническим и стилистическим особенностям они не похожи на кельтские. Поскольку кельты проникли лишь на часть территории, занятой гето-даками, и только после 300 г. до н. э... их денежная система могла повлиять на дакские монеты только на западной стороне Карпат и только после этой даты. Благодаря постоянным отношениям с южными фракийцами, греками и эллинским югом гето-даки смогли позаимствовать технологию чеканки монет у греков и южных фракийцев.

Вполне возможно, что гето-дакские монеты повлияли на кельтские, а не наоборот; в особенности это относится к «восточной» группе кельтских монет. Монеты — характерная черта дакской цивилизации латсн; они выступали как в роли вместилища и меры богатства, так и в роли средства обмена и отражали высокую ступень социального и экономического развития гето-даков. Первые серии дакских монет были сделаны в подражание тетрадрахмам Филиппа II Македонского. Другие монеты, ходившие в основном к югу от Карпат, в гетской зоне, имитируют тетрадрахмы Александра Великого. Третья группа состоит из гето-дакских монет гибридного типа, представляющих собой комбинацию двух вышеупомянутых категорий. Встречаются и другие монеты; некоторые из них подражают монетам Александра Аррида, другие — монетам греческих городов (такова, например, дакская серебряная монета, имитирующая тетрадрахму города Лариса). Монеты появились в гето-дакском мире в III в. до н. э. для обеспечения нужд внутренней торговли. Эти монеты не имели хождения за пределами гето-дакских территорий; каждый тип монет испод зовался только на определенной ограниченной reorрафической зоне, соответствовавшей территории одного из племенных союзов. Археологам известно несколько типов монет; для удобства они получили условное названия: «вытрежу» в Мунтении, «хунедоара» в Трансильвании, «хуши» в Молдавии, «амфиполис» и «добрешти» в Олтннии и т. д. В Добрудже найдены монеты «мескон», которые можно датировать началом III или даже последними годами IV в. до н. э. Во II в. до н. э. гето-дакские монеты ходили очень широко, но в начале I в. до н. э. этот народ перестал чеканить монету; местные монеты сменились римскими динариями, которые имели универсальное хождение. Исчезновение дакских монет, использование которых ограничивалось территорией одного племенного союза, соответствует подъему Гето-Дакского царства при Буребисте, который был главой политической организации гораздо более крупной, чем любой из племенных союзов прошлого; это был зародыш государства, основанного на рабовладении. На этом политическом и экономическом фоне необходима стала единая монета, и эту роль взял на себя динарий Римской республики.

В I в. до и. э. начали так искусно подделывать римские динарии, что отличить поддельную монету от римского оригинала невозможно. В 1961 г. в дакской крепости Тилишка в области Сибиу было обнаружено 14 литейных форм, которые использовались для чеканки динариев. Местные мастера очень точно воспроизвели все особенности римской монеты. Крепость была покинута во времена Буребисты.

Большое количество дакских монет было обнаружено в кладах; их находят также рядом с дакскими личными украшениями или монетами греческих или римских городов, отчеканенными до I в. до н. э. Вместе с местными монетами в землях гето-даков — признаком их экономического процветания — ходили греческие монеты разных городов, включая понтийские города Истрия, Каллатис и Томис; македонские монеты, включая вышеупомянутые, и монеты Лисимаха; римские монеты.

Жизнь в оппидуме и интеграция. Начиная с IV в. до н. э. известны гето-дакские поселения, защищенные земляными рвами и валами. Укрепленные поселения («оппиды») такого рола местное население называло «давае», а греческие авторы — «полисами»; впервые они упоминаются в рассказе о походах Александра Великого и Лисимаха. Раскопки в Попешти, Тиносул, Пискул-Крэсани, Пояна и других местах позволили получить о них более четкое представление. Это были экономические, военные, политические и религиозные центры, выполнявшие примерно те же функции, что и настоящие городские центры древних цивилизаций — хотя выглядели они в среднем более скромно.

Недавние раскопки пролили новый свет на жизнь процветающего оппидума Дунайско-Понтийского региона. Во II в., когда римское ачияние только начинало чувствоваться, гето-дакская культура латен была на пороге зрелости; в этот момент она находилась в процессе согласования всех элементов, обладавших разными определяющими и оригинальными чертами.

Буребиста. Социально-экономическое развитие гето-даков достигло своего пика вскоре после 100 г. до н. э. В результате прогресса во всех областях жизни и непрерывного развития хозяйственной сферы общество приобретало все более иерархический характер. Местные монеты также сыграли свою роль, но быстро сменились римскими деньгами; при Буребисте зародыш государства наконец приобрел окончательную форму — и в результат ; хозяйственная жизнь на всех землях гето-даков резко активизировалась.