Государство Инков: Клистир и трепанация черепа

Астрономия являлась одним из двух важнейших научных направлений в империи инков. В Тауантинсуйу наука должна была служить интересам государства и высшего общества. Деятельность ученых-астрономов, которые благодаря своим наблюдениям могли установить наиболее подходящие сроки начала или просто выполнения тех или иных сельскохозяйственных работ, приносила немалую пользу как государству, так и всем его гражданам.

Вторым из двух наиболее развитых направлений науки в империи инков была медицина. Каждый человек, даже если он жил в первобытном обществе, заботился о своем здоровье. Человек всегда старается устранить последствия полученных травм, пытается превозмочь болезни, которые ему угрожают.

В Тауантинсуйу состояние здоровья жителей отнюдь не было частным делом граждан. Совсем наоборот, империя была кровно заинтересована в том, чтобы ее пурехи, которые сегодня были крестьянами, а завтра могли стать воинами, как можно лучше служили государству. А хороший крестьянин, хороший ремесленник, а тем более хороший воин должны были иметь великолепное здоровье.

Таким образом, медицине в Тауантинсуйу была предоставлена «зеленая улица». Впрочем, это была медицина особого рода. Медики инков могли делать поистине фантастические операции, приносившие человеку большую пользу, в том числе и очень сложные операции на черепе. И вместе с тем нередко эта же медицина прибегала к приемам, унаследованным от далекого прошлого, приемам, которые не имели абсолютно ничего общего с наукой и, скорее всего, относились к области магии. Несмотря на наличие пережитков прошлого, знахарских лечебных приемов, медицина инков, их фармакология располагали таким разнообразием методов и средств, что их изучение заслуживает всяческого внимания.

Для начала остановимся на методах лечения. Существует один совершенно уникальный труд, несколько необычный для работ по истории американских индейцев. Он называется «Клистир в древнем Перу» (El clistir en el entiquo Peru), автором которого был профессор Велес Лonec.

И действительно, инки, как ни странно, применяли клистир — трубку, наполненную жидкостью, в один из концов которой лекарь дул примерно таким же образом, каким индейцы джунглей Перу дуют в свое духовое ружье.



Трубка для клизмы является одним из немногих сохранившихся инструментов инкских «терапевтов». Гораздо больше инструментов оставили после себя древнеперуанские хирурги. Помимо всего прочего, к числу этих хирургических инструментов относились бронзовые скальпели различной величины, пинцеты, иглы, скобки, бронзовые ножи «туми», напоминающие по своей форме кухонный нож-сечку, а также зажимы, посредством которых местные инкские лекари перетягивали вены, чтобы остановить кровотечение. Большой интерес представляют особые острия из обсидиана, с помощью которых южноамериканские эскулапы делали свою самую сложную операцию — трепанацию черепа.

Важно подчеркнуть, что это отнюдь не были какие-то уникальные операции, выполняемые лишь чрезвычайно талантливыми хирургами. Напротив, в Перу было обнаружено более десяти тысяч черепов, вскрытых инкскими врачами. Даже первое обследование найденных археологами древнеперуанских трепанированных черепов, предпринятое в прошлом веке французским антропологом Пьером Полем Брока, показало, что индейские пациенты после этой крайне тяжелой операции оставались в живых. Брока обнаружил на месте отверстия в черепе следы регенерационных костных изменений. Нередко после операции трепанации отверстия в черепе древних перуанцев заделывались серебряными дисками или же кожицей тыквы-горлянки.

Инкские врачи вскрывали череп по-разному. Так, например, они либо с помощью обсидиановых игл делали в черепе несколько миллиметровых проколов, либо, наоборот, вскрывали поврежденную часть черепной кости, сделав четыре длинных надреза. В результате в определенном месте черепа получался квадрат или же прямоугольник. Еще более фантастичным представляется вывод, к которому пришли археологи на основе изучения скелетных останков оперированных перуанских индейцев. Как было установлено, у некоторых пациентов череп при жизни трепанировали не один раз!

Чем же объяснить, что инкские врачи делали такое количество операций на черепе, хотя, как известно, и сегодня — в XX столетии — эти операции принадлежат к числу наиболее сложных? По всей видимости, здесь играл роль тот факт, что решающей фазой во всех боевых столкновениях армии империи с врагами «сыновей Солнца» всегда был рукопашный бой. Главным оружием в этом бою была макана — каменная палица со звездообразным наконечником, несколько напоминающая булаву гуситских воинов. Удар, нанесенный маканой, вне всякого сомнения, тяжело повреждал голову воина.

Судя по всему, инкские врачи знали, что паралич, наступавший в результате повреждения черепа маканой, был вызван тем, что раздробленные черепные кости давили на мозговую ткань. Поэтому они и старались устранить у своих пациентов остатки поврежденной черепной коробки.

Древнеперуанские лекари, как инкские, так и доинкские, помимо операций на черепе, осуществляли и многие другие хирургические вмешательства. Так, на керамических сосудах, обнаруженных главным образом на северном побережье Перу, очень часто можно видеть изображения людей с ампутированными нижними конечностями. Подобную операцию очень часто делали здешним индейцам, в особенности жителям прибрежных (впрочем, не только этих), низинных районов страны, где водился червь Eremia analoga, очень часто внедрявшийся в стопы или же под ногти и откладывавший там яички. Эти гнусные червячки иногда причиняли перуанским индейцам такие невыносимо страшные боли в нижних конечностях, что врачу просто не оставалось ничего другого, как ампутировать пациенту больную ногу.

Инкские хирурги, конечно, делали и другие, менее серьезные операции. Кстати говоря, древнеперуанские лекари весьма своеобразным способом обрабатывали ранки, оставшиеся после некоторых операций: они прикладывали к ранке двух необычайно крупных местных муравьев, прижимали их, после чего эти муравьи вгрызались друг в друга своими огромными челюстями. Врачи отрывали головки муравьев и в буквальном смысле слова залепляли этими головками рану. Инкские врачи «ампикамайок» занимались также кровопусканием, вправлением вывихнутых суставов, вскрывали гнойники и тому подобное.

Для того чтобы ампикамайок мог делать свои операции, многие из которых нам сейчас представляются попросту фантастическими, ему, естественно, приходилось применять средства для одурманивания больного или же по крайней мере средства местного обезболивания (локальная анестезия). Мы не знаем, какими анестетиками пользовались инкские хирурги: Однако нам известно, какие они знали наркотики. Очевидно, именно их они и давали своим пациентам.

К числу наркотиков, известных инкским врачам, относился, к примеру, дурман (из рода Datura stramonium), из которого и современная медицина получает широко распространенный атропин, далее «айя уакак» (Banisteria caapi) из района перуанской Амазонки; из него получали три различных алкалоида, в том числе «уильку» («вильку») — в ботанической терминологии это Piphtadenia colubrina. Семена уильки измельчали в порошок и нюхали.

В числе одурманивающих растений свое место занимала и кока, листья которой содержат /знаменитый алкалоид кокаин. Кстати говоря, автором первой научной публикации, познакомившей европейских врачей с кокой инков, был уроженец Моравии Зигмунд Фрейд, всемирно известный основоположник психоанализа, который в молодости сам пил коковое вино, тогда еще не подлежавшее запрету.