Государство Инков: на полях империи

Кроме королевы кукурузы и короля картофеля, земледельцы-инки в древнем Перу знали еще великое множество других культурных растений. Из клубнеплодов они знали «оку», которая, как и картофель, могла расти и в надоблачных высотах Анд. Здешние крестьяне выращивали «сладкий картофель» батат, а также популярный ямс.

Из бобовых перуанские индейцы выращивали прежде всего фасоль, на которой в доинкские времена, возможно, даже и писали. Помимо этого, доколумбовым индейцам были известны и ананасы, чиримойя, папайя, какаовое дерево, гуайява, гренадилья, различные сорта тыкв, орехов, местные «огурцы» (пепино), арахис. Употребляли они также четыре сорта пряностей, в особенности красный перец. Из зерновых, кроме кукурузы, выращивалась чилийская лебеда, или же киноа.

Из числа технических культур инкским земледельцам были известны прежде всего тыквы (они знали множество сортов этих растений), которые использовались самым различным образом. Сюда же относятся волокнистые растения, например агавы и в особенности хлопчатник. Совершенно особое место в сельском хозяйстве Перу занимало разведение кустарника коки. Так же как и террасы в Андах или же золотые сокровища инков, кока является символом индейского Перу. Упоминавшийся выше хронист Сьеса де Леон буквально заявляет следующее: «Если бы не было коки, не существовало бы и Перу».

Кока представляет собой вечнозеленый кустарник (взрослое растение достигает высоты до трех метров), который растет в низинах, а также на восточных склонах Анд. Период вегетации коки составляет 14 месяцев, плодоносит она четыре раза в году. Собранные зеленые листья коки тщательно высушивались в тени, затем их связывали в пучки и в таком виде доставляли в Куско.



Кокаин, содержащийся в листьях коки, был излюбленным наркотиком инков. Однако жевать листья коки в Тауантинсуйу разрешалось исключительно знати. Из рядовых жителей империи определенное количество листьев коки имели право получать лишь представители инкской почтовой службы и шахтеры, тяжелый труд которых — в соответствии с митой — использовался на рудниках империи. Кроме того, коку применяли как очень эффективное обезболивающее средство инкские врачи, прежде всего хирурги.

Действительно, кока стала символом Перу времен инков (и в этом Сьеса де Леон прав). Другой хронист — Гарсиласо де ла Вега — в свою очередь отмечал: «Для индейцев кока представляла собой куда большую ценность, чем драгоценные камни, серебро или золото».

Когда индейцы жевали коку, они обычно добавляли в пучки высушенных листьев известь. Известь ускоряла выделение алкалоида, то есть кокаина. Тот в свою очередь из желудка попадал в кровеносную систему. Кока заглушала чувство голода и жажды, снимала усталость и не давала замерзнуть в условиях морозных равнин Андской возвышенности.

Так же как и другие дары древнего Перу, например картофель, человечество унаследовало от инков и их познания о воздействии листьев коки на человеческий организм. Полученный из этих листьев алкалоид и сейчас применяется в мировой медицине как обезболивающее средство. До недавнего времени из листьев коки получали также знаменитое коковое вино, пользовавшееся большой популярностью. Впрочем, это вино оказывало чрезвычайно неблагоприятное воздействие на организм тех, кто им злоупотреблял.

Теперь, когда не действуют законы инков, ограничивавшие опасное для человеческого организма пристрастие к листьям коки, индейцы Перу широко потребляют их. К сожалению, до сих пор местным жителям приходится слишком часто подавлять пострянно мучающие их чувства голода, жажды, усталости и холода.

Наряду с листьями коки перуанские индейцы времен инков разводили также табак. Впрочем, инки не изобрели ни сигар, ни сигарет. Табак они нюхали.

Бесчисленные дары перуанских полей требовали неустанного внимания мужчин и женщин, которые сообща занимались обработкой полей и уборкой урожая. На полях работали исключительно люди, поскольку андская лама не годилась в упряжку. Перуанцы даже не знали, что такое плуг. Крестьяне Тауантинсуйу обрабатывали землю с помощью так называемой «чакитальи» — длинной палки с бронзовым острием.

Посредством этой палки крестьянин как «пахал», то есть разрыхлял землю, так и делал ямки для рассады. Одной чакитальей иногда пользовалось сразу несколько семей. Перуанцы обрабатывали поле следующим образом: в один ряд, друг возле друга, становились мужчины, они делали борозды. За ними следовали, также выстроившись в ряд, женщины. Опустившись на колени, они разбивали комья земли при помощи специальной мотыги, которую называли «лампа».

Изнурительная, крайне однообразная процедура обработки полей, как и вообще труд крестьянина в империи, воспринималась как некая мистическая, роковая борьба человека с землей. Поэтому, работая в поле, мужчины и женщины декламировали, пели ритмические религиозные гимны. По окончании сева кукурузы местные жрецы обычно совершали религиозные обряды, с тем чтобы сельскохозяйственные работы увенчались успехом. Поскольку кукуруза была одной из важнейших культур, местные жрецы длительное время постились после ее посева.

Сроки проведения отдельных видов сельскохозяйственных работ в Тауантинсуйу, вполне естественно, зависели от погоды. В соответствии с этим инки делили год на два основных периода: на влажный (начиная с нашего октября по май) и на сухой (с мая по октябрь). Пахота производилась, как правило, в августе. Начало важнейших сельскохозяйственных работ являлось делом общегосударственным. В каждой общине процедуру «закладки поля» начинал кто- нибудь из чиновников империи. На «золотом поле» в Куско сам Инка, втыкая в землю заостренную палку, символически открывал земледельческие работы.

Вслед за Инкой, который при помощи золотой чакитальи делал первую борозду на перуанской земле, в государстве начиналась сельскохозяйственная деятельность: первейшей обязанностью каждого жителя государства становилась забота о поле и урожае. Никто из тружеников не смел забывать главнейшую из трех заповедей «сыновей Солнца»: «Не ленись!»