2012 год катастроф: что знал о будущем Нострадамус

«Конец света ознаменует эра наводнений и нового великого потопа, которая приведет к тому, что почти вся земля ока­жется затопленной водой. Потом дожди резко прекратятся, и наступит жестокая засуха, так что появится тьма сухого материала, который сделается добычей огня. С неба будут падать горящие камни, и не останется ничего, что не было бы выжженным, что сможет сохраниться и устоять. Великий пожар, охвативший землю, не оставит на ней ничего живо­го — ни человека, ни растения, ни животного. Однако некото­рые люди все же сумеют выжить и проживут еще некоторое время — до тех пор, пока не погибнут от голода, ведь вся Зем­ля после потопа и пожара будет такой же, какой она была до сотворения мира, то есть безжизненной и бесплодной» (М. Нострадамус. Катрены («Quatrain»)).

«Божественное вдохновение является той оккультной первопричиной, которой руководствуются две другие причи­ны, важные для вразумления того, кто вдохновлен и пророче­ствует. Первая причина пронизана сверхъестественным сия­нием и позволяет предсказывать по движению планет; другая причина прорицает через открытие, сделанное вдохновением человека, но оно является как бы соприкосновением с Боже­ственной вечностью и осуществляется через Бога-творца» (М. Нострадамус. Послание сыну).

14 декабря 1503 года в семье крещеных иудеев де Нотрдам, проживавших в небольшом городке французской про­винции Прованс, родился первенец, которого нарекли Ми­шелем (Michel). Оба его деда — Пьер де Нотрдам, потомок выходцев из Италии, и Жан де Сен-Реми — были влиятельными, занимавшими высокое положение врачами, лечившими герцогов и королей. За год до рождения Мишеля вся его будущая семья, включая мать Рению, урожденную де Сен-Реми, и отца Жака Нотрдама, преуспевающего нотариуса с обширной клиентурой, перешли из иудейства в католицизм. Этот тяжелейший для ортодоксальных евреев поступок их заставили совершить угрозы изгнания из профессиональных цехов врачей и адвокатов и даже вообще из Франции. Ми­шель родился уже католиком, однако в его творчестве всегда ощущались еврейские мотивы учения каббалы, Торы и Вет­хого завета.

Первоначальное образование будущий прорицатель по­лучил дома, под руководством своего деда, Жана де Сен-Реми, бывшего придворным врачом властителя Прованса графа Рене Доброго.

За несколько лет Мишель основатель­но изучил классическую литературу, историю, астрономию и медицину. В 1519 году Мишель едет в Авиньон для полу­чения высшего образования и приступает к изучению ме­дицины, философии, грамматики и риторики в знаменитом университете Монпелье. Окончив Авиньонский университет (Universite d'Avignon) со степенью бакалавра, он начинает обширную медицинскую практику во многих городах юга Франции. В Тулузе и Бордо можно было встретить пытливо­го молодого врача-бакалавра на простой повозке, груженной стопками книг и медицинскими инструментами.

В 1529 году Мишель Нотрдам возвращается в Авиньон­ский университет и после сдачи трудных экзаменов получает степень доктора медицины. Несмотря на заманчивые предло­жения остаться при университете и готовить себя к карьере профессора, доктор Нотрдам вновь отправляется путеше­ствовать, теперь уже по всем провинциям Франции.

Получив приглашение от своего знакомого Жюля Скалигера, крупного деятеля гуманизма, врача, поэта и ученого, Ми­шель на несколько лет оседает в небольшом провинциальном городке Ажане. Там доктор Нотрдам женится, и вскоре его семья пополняется двумя дочерьми. Его авторитет врача растет, и он даже начинает утверждать, что обнаружил чудесное лекар­ство против «черной смерти» — чумы, опустошавшей Европу в XVI веке. Это оригинальное лекарство включало свежий воздух, чистую родниковую воду, серные ванны и лимонный сок. Это странное лекарство действительно помогло многим в каче­стве профилактики, так как главной причиной чумных эпиде­мий была ужасная средневековая антисанитария.

В 1546 году Нотрдама приглашают возглавить борьбу с эпидемией в прованском городе Экс. Здесь, умело исполь­зуя свое оригинальное профилактическое средство вместе с антисептическими отварами и настойками трав, опытный врач смог одержать убедительную победу над чумой. Глав­ной причиной успеха было конечно то, что Нотрдаму удалось предвосхитить санитарные и профилактические мероприя­тия более поздних времен. Окрыленный успехом врач при­менил свои методы для борьбы с эпидемией холеры и опять одержал убедительную победу. За победу над эпидемией чумы муниципалитет Экса наградил Мишеля Нотрдама по­жизненной пенсией.

Однако судьба жестоко посмеялась над самим врачом его семья заразилась от сырой воды из грязной речки, за­болела тифом, и спасти свою жену и двоих детей Нотрдам не смог. Горюя о потерянных близких, в 1537 году он опять пустился в странствие, которое продолжалось долгие годы. Документальных свидетельств об этом периоде жизни Мишеля Нотрдама не сохранилось. Известно лишь, что именно тогда, во время своей 10-летней Одиссеи, он попробовал со­ставлять свои первые гороскопы и пророчества, за что сразу попал на заметку инквизиции.

В 1547 году Нотрдам осел в небольшом городе Салоне между Авиньоном и Марселем. Там он женился на вдове Анне Пуссар, и у них родилось шестеро детей — сыновья Сезар, Андре и Карл и дочери Мадлен, Диана и Анна. Его слава как врача, прорица­теля и астролога росла, как и благосостояние, так как к нему все чаще обращались самые знатные и богатые люди провинции.

Верхний этаж своего дома в Салоне он превратил в лабо­раторию с волшебными зеркалами, астролябиями, жаровней и треножником, изготовленным по образу и подобию священно­го треножника в храме Аполлона в Дельфах. Приблизительно в это время он взял себе латинский псевдоним прорицателя — Нострадамус, решив посвятить дальнейшую жизнь развитию неожиданно проявившихся у него пророческих способностей. Новый маг, творящий оккультные каббалистические обряды, опять попадает в поле зрения инквизиции.



В 1550 году после долгих просьб и покаяний перед трибу­налом инквизиции Нострадамус получил церковное разре­шение опубликовать альманах, содержавший 24 пророческих четверостишия-катрена. Критики Нострадамуса ядовито за­мечают, что его пророчества были настолько расплывчаты и аб­страктны, что даже весьма пристрастная инквизиция не могла предъявить астрологу какое-либо обвинение. Однако, несмотря на то что постоянные астрологические ссылки и туманные дву­смысленные фразы делали катрены затрудненными для тол­кования, такие альманахи издавались ежегодно вплоть до 1566 года, когда прорицатель умер, и пользовались небывалой популярностью. К отдельной книге, содержащей знаменитые центурии — сборники катренов, он приступил в 1554 году, и спу­стя где-то год были опубликованы первые четыре части, каждая по 100 катренов. Последняя, 10-я часть «Предвидений магистра Нострадамуса», увидела свет в 1558 году.

После небывалого успеха первого издания центурий в 1555 году Нострадамуса приглашают в Парижа ко двору Ген­риха II и Екатерины Медичи. Поездка, которую Нострадамус предпринимает вместе со своим сыном Сезаром, длилась околомесяца. В Париже Нострадамус был принят герцогом Энном Монморанси, королевой Екатериной Медичи и королем Ген­рихом II: его осыпали милостями и подарками. По просьбе королевы-матери Иоанны Наваррской Нострадамус обследовал состояние здоровья коронованного подростка Анри Бурбона, предсказав, что он станет королем Франции и Наварры. Так оно и случилось: Анри Бурбон стал Генрихом IV, королем Франции.

Считается, что в одном из последних катренов Ностра­дамус предсказал собственную смерть. Легенда гласит, что вечером 16 июля 1566 года он сказал своему помощнику и будущему биографу Жаку Шавиньи, пожелавшему ему до­брой ночи: «Завтра на рассвете меня уже не будет в живых». Это было его последнее предсказание, и оно исполнилось: Нострадамус скончался на рассвете 17 июля 1566 года — вра­ча, мистика и пророка нашли бездыханным на полу кабинета. Нострадамус умер от разрыва сердца на 63-м году жизни.

В соответствии с завещанием Нострадамуса похоронили на кладбище францисканского монастыря; на надгробии напи­сано: «Здесь покоится прах Мишеля Нострадамуса, единствен­ного из смертных, волей небес удостоенного милости записать своим почти божественным пером события грядущих лет».

Однако после ухода из жизни знаменитого врача и астролога его биография не закончилась. Началась гораздо более загадоч­ная и полная драматизма посмертная биография автора «Центу­рий» (Centuries). Деятели французской революции XVIII века насмехались над мистическими предсказаниями Нострадамуса. В 1791 году гвардейцы-мятежники разрушили гробницу прори­цателя, находившуюся в часовне францисканского монастыря, и разбросали его кости. Один из них дошел до того, что пил вино из черепа Нострадамуса. Однако верные почитатели предсказа­теля спасли его мощи и перенесли их в церковь Святого Лав­рентия в городе Салоне, где они пребывают и поныне.

Творческое наследие Нострадамуса обширно. Сохрани­лось множество его медицинских трактатов, в которых различ­ные рецепты лекарств сочетаются с рекомендациями космети­ческого характера, путевыми заметками и просто бытовыми воспоминаниями. Писал Нострадамус и художественно-мистические произведения, такие как «Иероглифы Гораполлона» и «Парафраз Галена». Однако подавляющее большинство его книг составляют многочисленные астрологаческие календари-альманахи с предсказанием личных судеб и будущего целых стран и государств. Еще есть обширная переписка с друзьями, правителями, учеными, причем особенно много писем, до сих пор мало изученных и даже не полностью опубликованных, посвяще­но различным вопросам магии, алхимии и астрологии.

«На нас идут приступом эпидемии и войны, гораздо более страшные, чем те, что были перенесены тремя поколения­ми, жившими раньше нас. На нас надвигается голод, который будет повторяться с такой же последовательностью, как и движения звезд» (М. Нострадамус. Катрены).

Однако главным трудом Нострадамуса остается внушитель­ный фолиант — «Пророчества магистра Мишеля Нострадамуса». Что представляет собой это необычное творение? Книга со­держит около тысячи четверостиший-катренов, объединенных в главы-центурии по 100 катренов каждая. Кроме этого, в кни­гу входят два прозаических пророчества, написанных в виде письма сыну Сезару и послания королю Генриху II.

Надо честно признать, и этого не оспаривают даже самые пылкие поклонники творчества прорицателя, что катрены весь­ма туманны по своему содержанию, практически не дают кон­кретных дат и указаний и хронологически сильно запутаны. Правда, некоторой подсказкой могут служить многочисленные замечания и вставки астрологического характера, например: «Когда Марс, Венера и Меркурий будут в верхнем соединении» или «Когда Селена затмит край солнечного светила». Однако даже здесь сложно хотя бы приблизительно установить точную дату астрономического события и все равно остается неясным, в какую хотя бы эпоху оно должно произойти.

Большинство современных ученых, изучавших пророчества Нострадамуса, считает, что в них содержится не больше инфор­мации, чем в широко известном из радиотехники «белом шуме» (гудении и жужжании с переливами, в которых слышатся и му­зыка, и речь). Верность предсказаний катренов, по разным оцен­кам, колеблется около точек случайных совпадений, что харак­терно для бессмысленно-хаотических «магических» текстов.

«Человеческая кровь потечет на людные улицы и храмы струями проливного дождя. Ближайшие к этим местам реки будут красны от крови...

Города, поселки, замки и другие строения будут сожжены, сломаны и разрушены...

Тогда в последний раз явится сам адский князь Антихрист, и в течение 25 лет будут трепетать от страха все царства христиан и даже неверных. Начнутся еще более жестокие войны и сражения...

Столько зла будет совершено силами сатаны, что обезлю­деет и придет в запустение практически весь мир» (М. Но­страдамус. Катрены).

Сам Нострадамус в письме сыну Сезару писал, что пред­сказания охватывают Европу, Азию и часть Африки и рас­пространяются на период до 3797 года — конца света.

«Центурии» представляют собой описание воображае­мого странствия автора по будущим судьбам истории чело­вечества.

Это путешествие сквозь войны, бедствия и ката­строфы начинается в XVI веке и заканчивается в четвертом тысячелетии, охватывая временной промежуток с 1559 по 3797 год.

К Нострадамусу и его пророчествам во все времена от­носились достаточно противоречиво. Суеверные предска­зания этого мистика эпохи Возрождения попеременно вы­зывали то уважение и преклонение, то, наоборот, критику и возмущение. Многие с трудом верят, что пророк предрекал кровавые судьбы будущей истории человечества, а не описывал событий, которые происходили в далеком прошлом или сравнительно недавно. Как и его профилактические снадо­бья, пророчества Нострадамуса можно воспринимать как благие наставления людям. Старая поговорка «Предупре­жден — значит, вооружен» здесь была бы к месту, ведь всем, кто помимо своей воли может быть вовлечен в круговорот бедствий и катастроф, очень важно быть готовыми проявить мужество и самообладание, чтобы выжить в критической си­туации. Таким образом, «Центурии» в разные времена часто служили духовной опорой для несчастных и обездоленных, обещая им скорое избавление от бед.

Что следует учитывать при попытке толкований проро­честв Нострадамуса? Необходимо помнить, что знаменитый провидец, конечно, не был сказочным магом и волшебником, а только в очередной раз открыл простейшую психологиче­скую истину, что «в белом шуме бессмысленных словесных конструкций каждый легко видит свое собственное будущее». В своем сочинении Нострадамус указывает, что его предска­зания основаны на методах астрологии, а грядущие события, которые он якобы увидел в чаше с водой или пламени свечи, выверены им путем расчета по планетам.

Современные люди совершенно не могут представить себе мистическую атмосферу волшебников и духов предсказаний Нострадамуса. Это закономерно, поскольку ученый жил в со­всем другое, чем мы, время, когда не только) уровень социаль­ного развития, но и сам французский язык сильно отличал­ся от современного. Именно поэтому к толкованию мыслей Нострадамуса, заключенных в его предсказаниях, не стоит подходить с мерками нашего времени. Горюскопы, гадания и предсказания — это суррогат неких духовных наркотиков, за­полняющий пустоту знания и образования. Судя по многим, хотя и отрывочным, историческим свидетельствам, Нострадамус был довольно образован для своего шремени и хотя бы отчасти должен был понимать смысл своих высказываний, облеченных в форму туманных, иносказательных изречений. В них часто встречаются повторяющиеся образы, странные символы и буквы. Большинство пророчеств состоит из об­рывков непонятных фраз, производящих вшечатление полно­го юродства и умопомешательства. Однакго именно такое по­строение имеет большинство средневековых алхимических и астрологических текстов.

В то же время следует учитывать, что в условиях, в кото­рых жил и творил Нострадамус, можно было излагать свои мысли только в иносказательной форме, прибегая к языку сравнений и аллегорий. Только так мож;но было избежать гонений со стороны вездесущей инквизшции. Не случайно прорицатель призывал: «Не предписывайте святым гимны, не мечите бисера перед свиньями, чтобы не попирали вас но­гами и не разорвали вас, обернувшись против вас».

Нострадамус не ставил перед собой конкретной цели предсказать Апокалипсис, хотя в двух своих произведениях «Послание Генриху II» и «Послание сыну Сезару, с поже­ланием счастья и благополучия» он упоминал о Страшном суде, который должен, согласно его предсказанию, произой­ти в 3242 году. При более детальном знакомстве с посланием сыну становится ясно, что оно предназначается не столько ему, сколько всем людям, которые будут его читать. Мишель Нострадамус пишет сыну, что мечи Божьего гнева уже за­несены над человечеством. Он указывает на тот факт, что в ближайшее время людям будет суждено стать свидетелями событий, предвещающих наступление конца света, предска­зывая, что, перед тем как наступит день Страшного суда, че­ловечество долго будет ощущать на себе силу божьего гнева. На Земле будут господствовать свирепые ураганы и бури, на­воднения и другие стихийные бедствия.

В послании к Генриху II Нострадамус упоминает о том, что в период, предшествующий Страшному суду, больше всех пострадает часть человечества, которая живет праведно и по­читает Бога; именно они подвергнутся жестоким гонениям со стороны остальных людей. Многие богословы отмечали различия между религиозными пророчествами Иоанна Бого­слова и предсказаниями Мишеля Нострадамуса. Однако при ближайшем рассмотрении становится ясно, что они проявля­ются лишь в деталях, а в целом речь идет об одних и тех же явлениях: и тот, и другой говорят о природных катаклизмах и реках крови, которые потекут после того, как они свершатся.

Последняя эра всего христианского мира наступит, толь­ко когда принцем Ада сделается третий Антихрист, который обрушит на землю многочисленные войны. В чем смысл этих строк? Если не будут остановлены беззакония, которые тво­рят власть имущие, они приведут к началу третьей и послед­ней мировой войны. Война, в свою очередь, вызовет наруше­ние природного баланса, и тогда изменения на Земле станут необратимыми.

В своих предвидениях Нострадамус дошел до 3797 года. «Далее 3797 года мне не дано увидеть», — скромно пишет он. Благодаря этому предсказанию почитатели таланта этого ми­стика с радостью восклицают, что миру не предстоит погиб­нуть в начале третьего тысячелетия, так как за этим рубежом астролог указал еще целую историческую эпоху существова­ния человечества.

Так что многие пророчества грядущих глобальных ката­строф, и не только Нострадамуса, выглядят не столь кате­горичными. Их можно рассматривать как предостережение человечеству, как возможное, но отнюдь не обязательное раз­витие событий.

Великие прорицатели выражают надежду, что люди одумаются и сумеют предотвратить надвигающие­ся глобальные катаклизмы или хотя бы надлежащим образом подготовиться к ним. Прислушается ли человечество к позитивному природосохраняющему и миросозидающему в их предостережениях, покажет время.

Как оценить уровень предсказаний средневекового ми­стика? Прежде всего, поражает самоуверенность некоторых толкователей катренов Нострадамуса, забывающих, что они имеют, как минимум, три существенных момента построе­ния: старофранцузскую грамматику, специальный стиль стихосложения и особый жаргон изложения, своеобразный тайный язык образов астрологов и алхимиков. Сам прорицатель в кратких, но запутанных комментариях к центуриям все время настойчиво напоминает, что единственным источ­ником его вдохновения было «откровение свыше». При этом он глубокомысленно умалчивает, говорило его «откровение» на астрологическом жаргоне или целитель взял на себя сме­лость перевода.

Грозные пророчества, толкуемые как «первая волна апо­калипсиса» (всего интерпретаторы Нострадамуса насчиты­вают семь волн), относятся к лету 2012 года, причем начнутся они неким сводным социально-геофизическим катаклизмом, когда «начнут распадаться государства и воюющие сторо­ны будут смыты валом (кипящей воды)». Затем из «геенны огненной восстанут серные призраки (столбы, великаны) и двинутся на войско восточного короля — они все также по­гибнут». Это только один вариант прочтения катренов № 73, 91 и 185, который предлагает французское общество иссле­дователей творчества Нострадамуса. Вокруг «апокалипси­са 2012» можно насчитать еще как минимум полтора десятка «прогнозирующих катренов», но они анализируются «спе­циалистами» со всех концов света, явно далекими от знания старофранцузского оригинала.

На самом деле это существенное замечание, так как любая прямая или косвенная зашифровка или даже неумышленное искажение «посланий высшего разума» в те времена пред­ставляли собой разновидность смертных грехов.

Что тогда представляли собой высшие силы, с которыми общался лекарь, астролог и алхимик? Ничего сложного тут нет, просто вспомните некоторые эпизоды давнего мистиче­ского триллера «Чернокнижник» (Warlock); а ведь рабочее название этого блокбастера было «Новый Нострадамус». Дальше все очень просто: темные силы по определению не приоткрывают реального будущего, а вводят в опасное заблуждение, чем с успехом уже несколько столетий занима­ется дух астролога-некроманта.

Теперь уже нет сомнений: предсказания Нострадамуса еле удерживаются на первом уровне, и то только благода­ря изрядной астрономической практике, так необходимой для составления гороскопов.