«2012» — грезы Голливуда о будущем: фантастика и реальность

«Большая волна поднялась и настигла их, тела мужчин об­ратились в пробку и пемзу, а женщин — в сердцевину трост­ника. За то, что они забыли своего творца и не благодарили его, они были умерщвлены и потоплены. Смола и деготь лились с неба, а затем земля погрузилась во мрак и все вокруг затопи­ли ливни» (древние южноамериканские сказания из Священной книги бога страха Хурагана).

«Часто научно-фантастический роман — это просто со­временная сказка для больших детей. И совсем редко появ­ляется книга, в которой автор, возводя в энную степень до­стижения науки, фантазирует о будущем мира. Пожалуй, только такие произведения и заслуживают названия научно-фантастических» (А. И. Китайгородский. Реникса).

Конец мира... То, чего больше всего боялись и боятся целые поколения землян. Согласно древнему календарю племени майя, наша цивилизация перестанет существовать в 2012 году. Люди во всем мире вынуждены терпеть ужаса­ющие природные катаклизмы — извержения вулканов в цен­трах мегаполисов, тайфуны и ледники среди цветущих долин и раскаленных пустынь.

Фильмы-катастрофы с завидной регулярностью появля­ются на мировом кинорынке, будоража журналистов, кото­рые, в свою очередь, с энтузиазмом набрасываются на уче­ных и научных обозревателей. Новая лента американских кинематографистов «2012», выполненная в традиционном экшн-стиле, — не исключение. Удивляет только широта спектра порожденных этим блокбастером гипотез, связываю­щих грядущую дату «Судного Дня» с самыми различными провидцами-футуристами. Конечно, здесь сыграло роль по­явление комментариев астрофизиков и гелиофизиков, в ко­торых обсуждается развитие текущего солнечного цикла, пик которого как раз может прийтись на 2012 год.

Фильм представляет собой квинтэссенции, стиля глобаль­ный экшн с грандиозными картинами разрушения Америки («День независимости», «Годзилла» (Godzilla) на фоне траги­комических переживаний главных героев («Патриот» (The Patriot), «Джоуи» Goey)) — мелодрама все время пересекается с политической злободневностью и экологическими проблемами.

Сюжет очередного шедевра Р. Эммериха сделанного им на голливудской «фабрике грез», незатейлив и кроме не­скольких второстепенных деталей, напоминает многие дру­гие фильмы-катастрофы.

Талантливый ученый (Дж. Кьюсак (J. Cusack)) в ходе научных изысканий открывает подпростраственные врата-портал в параллельный мир и устанавливав конхакт со сво­им двойником (В. Харрельсон (W. Harrelson)) который пред­сказывает будущее. Только таким способом можно спасти мир от надвигающейся катастрофы глобального апокалипси­са, предсказанного древними индейскими Жрецами. Главные герои, как настоящие американцы, смело берутся выяснять причины бедствий, не теряя надежды на спасение.

Голливудский режиссер (автор «Дня независимости» «Годзиллы» и «Послезавтра») сделал то же самое: у него родилась идея очередного фильма-катастрофы, которьд он так и назвал — «2012». Судя по рекламным роликам, на этот раз Эммерих решил превзойти самого себя. Во всяком случае, зрелище цунами, переливающегося через Гималаи, вряд ли оставит кого-то равнодуш­ным — а ведь это только несколько кадров из блокбастера Так что наберемся терпения и будем ждать его осенней премьеры. Вопрос лишь в том, не увидим ли мы на экране свое недалекое будущее?

Следует отметить, что новое произведение Эммериха, как и его сравнительно недавний фильм «Послезавтра» (2004), насыщено впечатляющими панорамами стихийных бед­ствий — излюбленных тем режиссера. Любопытно, что на ис­ходный роман (от которого в сценарии мало что осталось), его автор У. Страйбер, по его собственному признанию, был вдохновлен многочисленными научно-популярными публи­кациями, описывающими ужасы наступления нового ледни­кового периода и разрушения озонового слоя Земли.



После событий 11 сентября 2001 года Эммерих опасался, что его фильмы-катастрофы, насыщенные правдоподобными сценами разрушения американских городов природной стихией, вызовут негативную реакцию чувствительной публики. Однако произо­шло нечто полностью противоположное: картины режиссера были не только с восторгом приняты публикой, но даже послужили по­литическими аргументами благодаря своей «научной основе» и достаточно правдоподобному изображению экологических ката­строф в конъюнктурной борьбе демократической партии США за присоединение к Киотскому протоколу (Kyoto Protocol).

Ожидание апокалипсиса издревле было неотъемлемой частью почти всех культур и цивилизаций человечества. Вряд ли даже психологи могут объяснить, почему во все времена многие люди всерьез опасались, а некоторые даже надеялись, что их привыч­ному миру вот-вот наступит конец. Когда религии с их теориями Судного Дня потеряли влияние, эстафету пророков Армагеддона переняли писатели, режиссеры, самозваные исследователи и даже дипломированные ученые, то есть те, кто сегодня формирует наше мировоззрение и кому большинство из нас склонно верить.

Вспомним, что в конце прошлого тысячелетия нас пугали не только вторым пришествием Христа, но и «про­блемой 2000» — сбоем всех компьютерных систем. Програм­мисты с самого начала не могли понять причины этих опасе­ний и в недоумении пожимали плечами, однако угрожающие прогнозы продолжали появляться. Так, в 2005—2008 годах прогнозировались ужасающие космические столкновения с блуждающими астероидами и обломками комет, но, как все мы смогли убедиться, и эти прогнозы не сбылись.

Одной из причин возникновения киноверсии катастрофы 2012 года предположительно является взрывное повышение солнечной активности. Все началось с обсуждения статей кол­лектива астрономов, возглавляемых голландским гелиофизи­ком С. ван дер Меером (S. van der Meer). Некоторые поняли из­ложенные факты как опасность взрыва нашего светила, однако в более благоразумных научных кругах говорят лишь о возмож­ности увеличения солнечных пятен и выбросов аномально мощ­ных протуберанцев. Так, например, профессор Колорадского уни­верситета (University of Colorado) Д. Бейкер (D. Baker) считает, что существует некий полуторавековой цикл особенно высокой солнечной активности и будущий «солнечный шторм», как мини­мум, предполагает мощнейшую магнитную бурю, которая оставит большинство населения Земли без связи и электроэнергии.

Что именно вызвало эсхатологический (эсхатология — это «наука» о конце света) интерес ко вполне рядовому году второго десятилетия третьего тысячелетия нашей эры, рационально объяснить сложно, гак как никто не занимал­ся анализом событий, предшествующих принятию автором блокбастера «2012» решения приступить к осуществлению своего проекта, а затем «чистота эксперимента» была оконча­тельно нарушена безудержной рекламой будущей кинопре­мьеры, где бесконечное мелькание цифры «2012» имеет про­сто гипнотический эффект.

С этой точки зрения довольно просто объяснить, почему именно 2012 год бьет все рекорды по количеству ужасающих предсказаний, ведь история кино знает множество оригиналь­ных рекламных трюков, призванных любым способом при­влечь внимание потенциальных зрителей и заманить их во тьму кинозала. Нельзя же объяснить пик эсхатологичности 2012 года тем, что по христианскому летосчислению заканчи­вается некий 5126-летний Великий цикл календаря древних майя. После него, по верованиям давно исчезнувшего народа, должна наступить таинственная Эпоха сотворения шестого солнца. Так якобы гласят древние индейские предания, а так­же некие якобы расшифрованные изображения на древних пи­рамидах полуострова Юкатан. Почему календарь майя велся именно гак, а не иначе, и что именно означают эти эпохи, ни­кто не знает. Однако как раз отсутствие внятного объяснения открыло широкий простор фантазии на тему конца света.

В широкомасштабную рекламную кампанию блокбасте ра входил также выпуск нескольких «научно-популярных» короткометражных фильмов, «анализирующих», в частно­сти, «научную гипотезу», что жрецы майя в силу своих ис­ключительно точных астрономических наблюдений сумели составить прогноз, что в 2012 году нас всех погубит парад планет. Это вполне реальное астрономическое событие, когда несколько планет Солнечной системы вместе с Землей вы­страиваются в одну линию, происходит с четкой регулярно­стью небесной механики несколько раз в каждое столетие, но пока никак не отразилось на земных делах.

Следуя золотому правилу каждой широкомасштабной ком­мерческой или политической рекламной кампании «Главное — не правда, а внешнее правдоподобие», пиар-менеджеры блокбастера вытащили на свет до сих пор нераскрытое обстоятель­ство тотальной эвакуации предшественников древних майя из их великолепных храмовых комплексов и городов. Эту загадку истории и археологии авторы киноленты каким-то непонятным образом связывают с чередой вирусных эпидемий атипичных инфекций, включая новые штаммы ВИЧ и «животные» гриппы, говоря при этом о начале в 2012 году некой сверхсмертельной пандемии (всеобщей эпидемии) неизвестного ретровируса, уни­чтожившего древние индейские цивилизации.

Разумеется, пос­ледние стремительно распространяющиеся инфекции птичь­его и свиного гриппа показывают, что ВОЗ рано почивать на лаврах, но, с другой стороны, разве можно сравнить эти но­вые болезни с тифом, чумой, холерой и прочими ужасами, бла­гополучно побежденными всеобщей вакцинацией? Да и четкая привязка к пресловутой дате — 2012 году — здесь совершенно непонятна с рациональной точки зрения. Конечно, если прои­зойдет некая геофизическая или космофизическая катастро­фа, то на Землю вернутся эпидемические опасности, о которых большинство из нас давно забыло, но не они же сами по себе вы­зовут глобальные катаклизмы!

В колонке кинокритики «Вашингтон пост», посвященной съемкам блокбастера, язвительно подчеркиваюсь, что среди 200-миллионного бюджета фильма опять не нашлось статьи расходов на знающих научных консультантов, поэтому вполне следует ожидать, что геофизические ляпы предыдущего филь­ма «Послезавтра» получат новое воплощение. В заключение кинокритик «Вашингтон пост» настоятельно рекомендует ав­торам «эсхатологического бестселлера», прежде чем запускать очередной слух о конце света, хотя бы поверхностно ознако­миться с научной базой эсхатологических катастроф, иначе «факты» не будут годиться даже в качестве основы сюжета новых апокалиптических фильмов Голливуда.

В одном из своих интервью режиссер очередного кино в стиле экшн признался, что вначале команда сценари­стов хотела ограничиться еще одним сиквеллом космиче­ской катастрофы, вызванной столкновением с очередным астероидом-убийцей, которую ученые обещают 4 января все того же несчастливого года. Трудно сказать, каким образом эта неосторожно брошенная фраза по принципу домино вы­звала целый поток «уток» в желтой прессе. Самое удивитель­ное, что астрономы давно уверенно контролируют появление и передвижение более-менее значительных тел в Солнечной системе, аргументированно утверждая, что ближайшим из всех известных небесных тел в 2012 году будет всего лишь трехкилометровый астероид НС-82, и это «ближайшее расстояние» составит не менее 35 миллионов километров.

Астрономический календарь — настолько древнее изо­бретение человеческой цивилизации, что археологи не могут указать место и время его создания. Во всяком случае, это уникальное произведение человеческого разума возникло ни­как не позже пяти тысячелетий. Только представьте, сколько десятков различных систем вычисления времени суток, меся­цев и лет сменилось за эти эпохи. Что здесь значит окончание очередного цикла календаря, созданного одним из древних племен Америки, в декабре 2012 года? Сегодня данная дата обсуждается во многих книгах, журналах и на сайтах, причем общество разделились на две части — благоразумных скеп­тиков, не видящих никаких оснований для выделения «апо­калиптической даты» среди бесконечной вереницы лет, ухо­дящей в будущее, и тех, кто считает, что 21 декабря 2012 года произойдет конец света. Есть и третья, крайне запутанная «компромиссная» точка зрения, сторонники которой счита­ют, что этот день станет «отправной точкой в обновлении и возрождении сознания, разлитого в мировой ноосфере разу­ма». Комментировать подобные словоизвержения затрудни­тельно, поскольку в них полностью отсутствует рациональ­ное зерно разумных идей.

Свое небольшое научное расследование «кинопробле­мы 2012» я хотел бы закончить словами замечательного ученого и педагога А. И. Китайгородского из его блестящей книги «Реникса».

«Есть много вариантов вранья. Никто, разумеется, не станет защищать жулика, прибегающего к обману, чтобы обобрать своего ближнего. Но в отношении многих сортов не­правды люди гораздо снисходительнее...

Сколько угодно сторонников мнения, что искусство не должно говорить человеку правды. В конце концов, рассу­ждают они, важно доставить человеку радость. Каким спо­собом мы этого достигли — совершенно безразлично. Поэтому если зритель получит удовольствие от кинокартины, в кото­рой все ложь от начала до конца, если живопись наводит на фальшивые ассоциации, что ж, пожалуйста, абы потребитель развлекался».