Авиньонское пленение пап

Не успели папы разобраться с ненавистными Гогенштауфенами, как им пришлось вступить в борьбу с другим могущественным монархом – королем Франции. Причем последний действовал, пожалуй, еще более решительно, чем его германские коллеги. Папу Римского он попросту взял в плен.

Вступив в 1294 г. в войну с Англией, Филипп IV Красивый потребовал для покрытия военных расходов введения специального налога, который он распространил и на духовенство. Ранее для обложения налогом духовенства требовалось согласие Рима. Папа Бонифаций VIII резко выступил против мероприятий Филиппа и угрожал церковными карами всем, кто будет взимать или платить не разрешенные папой налоги. В ответ на это король запретил вывоз из Франции золота, серебра и всяких драгоценностей за границу, и Бонифаций лишился возможности получать средства из Франции. Пришлось ему идти на уступки, разрешив «отдельным духовным представителям во Франции добровольно платить…»

Однако по мере того, как Филипп увеличивал поборы с церкви, Бонифаций ожесточался. Он вызвал в Рим некоторых французских прелатов, чтобы обсудить меры борьбы против королевской политики. Французское правительство усмотрело в этих действиях попытку превратить их страну в «папский лен». Началась горячая полемика. Король снова запретил вывоз золота, были созваны представители разных сословий, которые должны были поддержать авторитет короля в его борьбе против «чрезмерных притязаний» папства. В ответ в ноябре 1302 г. появилась папская булла «Unam Sanctam», в которой говорилось, что существует единая святая католическая церковь, которая имеет лишь одно тело и одну главу – Христа и его наместника на земле – Петра и преемников последнего на папском престоле. В руках папы, согласно булле, находится два меча, один из которых – светский, который подчиняется духовному. Все короли должны подчиняться папе. «Мы торжественно заявляем… что подчинение римскому первосвященнику есть для каждого человеческого существа необходимым условием его спасения», – писал Бонифаций VIII. В своей борьбе с Филиппом папа рассчитывал на помощь Альбрехта Австрийского, которому предлагал императорскую корону и призывал к войне с «французскими собаками».



Государственный Совет Франции решил нанести противнику решительный удар. Инициатива в этом деле принадлежала ближайшему к Филиппу IV человеку Гийому Ногаре. (Кстати, именно он был и вдохновителем дела тамплиеров.) Совет обвинил Бонифация в том, что он незаконно занимает папский престол, и вынес решение о немедленном созыве церковного собора, который осудил бы папу как еретика, симониста и преступника. По всей стране началась антипапская агитация.

Ногаре отправился в Италию, организовал там отряд, настиг папу в резиденции Ананьи, арестовал и избил его. Сторонникам сошедшего с ума 86‑летнего Бонифация удалось освободить его, но он умер через месяц – 11 октября 1303 г. Как говорили, Ногаре нанес папе пощечину, которая его убила. На место Бонифация антифранцузской партией был избран Бенедикт XI, но и этот папа был отравлен уже в следующем году, едва успев осудить «чудовищное преступление в Ананьи».

Следующий ход был за французами. После 11‑месячной борьбы они возвели на папский престол архиепископа Бордо Бертрана де Го под именем Климента V. Этот человек выполнял все приказы Филиппа IV. Он передал королю право на сбор церковной десятины сроком на пять лет, принял непосредственное участие в разгроме ордена тамплиеров. Вначале Климент отложил свою поездку в Рим из‑за переговоров с Филиппом Красивым, затем последовала подготовка к Вьеннскому собору 1311–1312 гг. После этого германский король Генрих VII вторгся в Италию. Таким образом, за все время своего понтификата Климент V ни разу не выехал в Италию. И конечно, он не сопротивлялся, когда Филипп потребовал переноса главной папской резиденции из Рима в город Авиньон, принадлежавший неаполитанскому королю, но находившийся на французской территории. (Папа купил Авиньон в 1348 г.) Переезд состоялся в марте 1309 г. Папа сразу же назначил в кардинальскую коллегию несколько французов, обеспечив, таким образом, избрание и в будущем «французских» пап. Так начался 70‑летний период «Авиньонского (или вавилонского) пленения пап», во время которого глава католической церкви «работал на Францию». Он выполнял различные поручения французского монарха, при королевском дворе находилось немало кардиналов.

Со временем папы обосновались в огромном укрепленном дворце за городскими стенами, создав великолепный двор. Роскошная жизнь папы за Альпами была предметом постоянной критики. Например, со стороны Петрарки и св. Екатерины Сиенской. Папство утратило свой безусловный авторитет и никогда уже не восстановило его полностью. С другой стороны, понтифик был освобожден от давления со стороны итальянских аристократических родов. Значительная часть христиан теперь добиралась до папского суда гораздо быстрее. Авиньонский период характеризовался большой дипломатической активностью папства. Если в межгосударственных отношениях папа потерял былое значение, то внутри самой церкви его власть усилилась в связи с рядом административных реформ, проведенных авиньонскими папами. В Авиньоне папы впервые смогли создать постоянно действующее и эффективное финансовое ведомство. Именно авиньонские папы перешли к щирокой продаже индульгенций.

Авиньонское пленение и фискальная политика жадных французских понтификов вызвали к жизни и распространение идей об отделении церкви от государства. Ее выразителями стали сторонники империи, Уильям Оккам, Марсилий Падуанский, Данте. В Англии большой популярностью пользовались воззрения Джона Уиклифа, считавшего, что католическая церковь и папа лишь отдаляют человека от подлинного христианства, заключенного в Евангелии. Сочинения Уиклифа распространились по всей Европе. Его активным последователем стал магистр Пражского университета Ян Гус, также выступавший за реформу церкви.