Боснийский кризис

Создание Антанты и Тройственного союза обусловило усиление борьбы за контроль над различными регионами мира. Их противостояние привело к возникновению в начале XX в. ряда конфликтов, любой из которых мог привести к мировой войне.

Одним из них явился боснийский кризис 1908–1909 гг., причиной которого стала аннексия Австро‑Венгрией номинально принадлежавшей Турции Боснии и Герцеговины. Такой шаг стал возможен по причине ухудшения политической ситуации в Османской империи.

Летом 1903 г. началось восстание в Македонии. Британский министр иностранных дел Ленсдаун предложил Стамбулу предоставить македонцам автономию, желая, таким образом, ослабить власть пронемецки настроенного султана Абдул‑Хамида II. Однако на стороне Турции выступили Россия и Австро‑Венгрия. В сентябре 1903 г. в замке Мюрцштег две страны подписали соглашение о координации усилий в этом направлении. Султану рекомендовалось лишь предоставить македонцам дополнительные права. Позиция России и Австрии позволила Стамбулу приступить к подавлению македонского восстания.

В 1906–1907 гг. активизировались антитурецкие выступления и в других частях империи. Противниками султанской власти явились младотурки – националистически настроенные офицеры, недовольные слабостью правительства. 24 июля 1908 г. Абдул‑Хамид II объявил о созыве парламента. Реальная власть в Стамбуле перешла к младотурецкому комитету «Единение и прогресс», провозгласившему политику «османизма». Ее целью являлось превращение всех подданных султана, независимо от национальности и вероисповедания, в «османов». Естественно, что такой шаг не мог не вызвать протеста среди балканских народов.



К этому времени уже было заключено англо‑русское соглашение. В июне 1908 г. обе державы потребовали от Стамбула предоставления Македонии автономии в границах Османской империи.

Это подтолкнуло Австрию к более решительной политике в отношении Боснии и Герцеговины. Чтобы заручиться согласием Петербурга, глава австрийского МИДа А. Эренталь пригласил своего российского коллегу А. Извольского на встречу в замок Бухлау, которая состоялась 15 сентября 1908 г. Россия согласилась признать присоединение Боснии и Герцеговины в обмен на обязательство Австро‑Венгрии не возражать против открытия черноморских проливов для русского военного флота. Условия соглашения не были зафиксированы на бумаге, что привело к возникновению дипломатического конфликта. Позже Эренталь заявлял, что предупредил Извольского о том, что аннексия может произойти уже в начале октября. Извольский же обращал внимание на то, что он требовал от Вены территориальных компенсаций для Сербии и Черногории, а также предлагал созвать конференцию по боснийскому вопросу.

Извольский посчитал необходимым получить согласие других великих держав на изменение статуса проливов. Однако, не дожидаясь итогов его европейского визита, правительство Австро‑Венгрии объявило 6 октября 1908 г. об аннексии Боснии и Герцеговины, фактически торпедировав выполнение обязательств по проблеме пересмотра статуса проливов. В сложившейся ситуации Извольский совместно с Великобританией принял решение принудить Австро‑Венгрию вернуть туркам Боснию и Герцеговину. На стороне Англии и России выступили Франция и Италия, которые также не желали усиления австрийских позиций на Балканах.

Союзником Петербурга стала и Сербия, где в результате государственного переворота к власти в 1903 г. пришел прорусски настроенный князь Петр Карагеоргиевич. В Белграде рассчитывали присоединить Боснию к сербским владениям. В Сербии началась антиавстрийская кампания, которая в любой момент могла спровоцировать войну.

Для разрешения кризиса Извольский предложил созвать международную конференцию, однако правительство Австро‑Венгрии отказалось принимать в ней участие. Вену поддержал Берлин, 8 декабря 1908 г. немецкий канцлер Б. Бюлов объявил, что в случае ухудшения ситуации Австро‑Венгрия может рассчитывать на помощь Германии.

С помощью немцев Вене удалось добиться согласия турецкого правительства на присоединение Боснии и Герцеговины к Австро‑Венгрии. 26 февраля 1909 г. Османская империя за 2,5 миллиона фунтов стерлингов передала права на эту территорию. В результате усилилась угроза открытого австро‑сербского столкновения. Россия к войне была не готова. Правительства же Великобритании и Франции не рассматривали боснийский конфликт в качестве достаточно серьезного повода для вступления в войну. 22 марта 1909 г. германский посол в Петербурге предъявил России требование признать присоединение Боснии и Герцеговины к Австро‑Венгрии и принудить к этому Сербию. В случае отказа германское правительство пригрозило оказать поддержку Вене в готовящейся войне с сербами.

В этот же день Николай II направил в Берлин телеграмму о том, что его страна согласна принять германские условия. 29 марта 1909 г. правительство Австро‑Венгрии приступило к частичной мобилизации. Уже через два дня Сербия также признала аннексию Боснии и Герцеговины.

Боснийский кризис оказал серьезное влияние на развитие политической ситуации в Европе. Но, пожалуй, одним из наиболее важных последствий кризиса явилось значительное ухудшение германо‑российских отношений.