Флорентийская церковная уния

Несмотря на раскол 1054 г., Западная и Восточная церкви никогда не оставляли мысли об объединении. Время от времени императоры, папы, патриархи и короли пытались взять на себя почетную миссию примирителей. Однако после того как латиняне разрушили христианский Константинополь, положение серьезно осложнилось. Это вызвало справедливый взрыв возмущения среди православных греков и их единоверцев.

После прихода к власти Михаила VIII Палеолога переговоры возобновились, но различные политические и дипломатические причины так и не позволили тогда совершить объединение. Борьба за души христиан в Европе продолжалась. Но в XV в. страдавшая от набегов турок, которые вот‑вот должны были покончить с древней империей, Византия уже была готова даже на союз с ненавистными латинянами.

В феврале 1418 г. к концу соборных заседаний в Констанц прибыли послы от византийского императора Мануила. Их целью были переговоры по поводу воссоединения церквей. По этому же поводу шла идеологическая борьба и на русских землях. Здесь это было тесно связано с разделением этих земель между Московским и Польско‑Литовским государством. Папство давно пыталось перекрестить в католичество население западнорусских земель. В свое время оно вело активные переговоры с Данилой Галицким, который получил из рук понтифика корону. Католицизм продолжал свое наступление на восток. В 1419 г. вновь соединились в одну главные русские православные митрополии – Киевская, находившаяся под влиянием литовцев, и Московская. Константинопольский патриарх, уже заинтересованный в договоре с католиками, поставил во главе объединенной митрополии своего единомышленника Герасима. Последний вступил в дружескую переписку с папой Евгением IV, который просил «коллегу» посодействовать в деле объединения церквей. Однако казнь Герасима, оказавшегося замешанным в заговоре против великого князя Литовского, затормозила этот процесс.



Зато византийцы активно продолжали бороться за объединение. В 1438 г. император Иоанн VIII Палеолог в сопровождении чуть ли не всего высшего православного духовенства страны прибыл в Италию для участия в XVII Вселенском соборе. С императором были Константинопольский патриарх Иосиф, уполномоченные из других патриархатов: Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Присутствовала и делегация из русских земель во главе с Московским митрополитом Исидором. Византийцы просили помочь организовать Крестовый поход против турок, которые в любой момент могли напасть. За это папа Евгений IV требовал унии. Идею Византии поддерживали (да и оплачивали) флорентийские и венецианские купцы.

Собор начался 8 января 1438 г. в Ферраре, а затем продолжился во Флоренции. Акт воссоединения церквей был подписан 5 июля 1439 г. Православное духовенство согласилось с причастием на пресном хлебе, с исхождением Святого Духа от Отца и Сына, с католическим учением о чистилище и примате папы. При этом Восточная церковь сохранила свои отличительные обряды и обычаи. Акт был подписан и Исидором, который был назначен апостольским легатом в Польшу, Литву и Русь.

После восстановления временного единства с Восточной церковью на Флорентийском соборе 1439 г. последовали церковные унии с другими восточными христианскими церквями. Так, осенью была заключена уния с армянскими монофизитами, затем в 1442 г. с египетскими и эфиопскими монофизитами, спустя два года – с представителями раскольничьих церквей в Сирии и Месопотамии (якобиты и несториане). Правда, часть заключенных уний фактически осталась на бумаге.

Флорентийская уния была серьезной победой католицизма, однако дальнейший ход истории свел эти достижения на нет. Византийцы обвиняли Иоанна VIII и Константина IX в предательстве. Уния была зачитана в соборе Святой Софии лишь в декабре 1452 г. А еще через пять месяцев Константинополь оказался в руках мусульман, с их приходом канула в Лету и уния. В 1443 г. в Иерусалиме восточные патриархи провозгласили отлучение от церкви всех приверженцев унии, а униатского патриарха Григория Мамму низложили.

Москва тоже не приняла Флорентийские решения. Князь Василий II Темный, опасавшийся уменьшения своей власти от признания примата папы, приказал заключить Исидора под стражу в Чудов монастырь, из которого новоявленному кардиналу удалось бежать за границу. Он поселился в Риме, а с апреля 1459 г. был назначен Константинопольским патриархом. На созванном Василием Поместном соборе Русской православной церкви Исидор был осужден. Московским митрополитом был избран рязанский епископ Иона, впервые поставленный без согласия Константинополя. Это стало отправной точкой российской церковной автономии (автокефалии). В это время, особенно после того как в 1453 г. пала Византийская империя, в Москве окончательно сформировалась идея «Третьего Рима». В годы правления великого князя Московского Ивана III, женатого на дочери константинопольского императора Софье Палеолог, эта идея получила свое дальнейшее развитие и воплощение. Отныне не могло быть и речи о каком‑либо союзе с католической церковью.

В Литве великий князь Казимир признал решения Флорентийского собора, но, опасаясь испортить отношения с Москвой, признал главой Русской православной церкви не Исидора, а Иону. Православные и католики были им уравнены в правах. Папа Пий II резко воспротивился такой политике Казимира. Он утвердил на Киевскую митрополию ученика Исидора Григория, которого посвятил в сан бывший патриарх‑униат Григорий Мамма. Казимир не посмел ослушаться папу. Однако в 1459 г., когда на Московском соборе восточнорусские епископы предали проклятию Флорентийскую унию и ее проводника Григория, все православные князья и большая часть духовенства Великого княжества Литовского отказались признать Григория своим митрополитом. Флорентийская уния окончательно провалилась. Сам Григорий в конце концов подчинился Константинопольскому патриарху и умер в 1475 г., будучи православным. Главным же результатом всех этих событий явилось то, что Западнорусская митрополия окончательно отделилась от Восточной.