Изгнание евреев из Испании

Не раз и не два на протяжении всей средневековой истории церковь становилась вольным или невольным инициатором гонений на евреев. С еврейских погромов в самой Европе начинался Первый крестовый поход. В Испании же антимусульманский пафос последних лет Реконкисты в результате отразился на всех «неверных». Направляющей силой здесь опять стала церковь, а точнее – новая инквизиция.

Евреи со своей обособленностью, клановостью, а также большой предприимчивостью давно вызывали раздражение как среди верхов, так и среди низов общества. Борьба с мусульманами «органично» переплеталась с антисемитизмом. Давление на евреев в Испании все возрастало, принимало агрессивные формы. Относительная терпимость христианской Реконкисты в XIV веке сменилась фанатизмом, сопровождавшимся травлей евреев.

Ответом на это стал созванный в 1354 г. съезд еврейских общин Кастилии. На этом съезде было решено обратиться к королю и Папе Римскому с просьбой защитить евреев от обвинения в том, будто они являются виновниками стихийных бедствий, эпидемий и голода. Также съезд просил не толковать небесные знамения во вред евреям и не подвергать наказанию всю общину по принципу круговой поруки за проступки отдельных лиц. Затем было высказано пожелание, чтобы инквизиция не трогала евреев. Съезд постановил усилить борьбу с доносчиками и возложил на еврейские общины обязательные взносы, предназначенные для того, чтобы служить фондом для ходатайств и самозащиты.



В 1391 г. разразились кровавые погромы сразу во многих городах Испании. Так, перестала существовать многочисленная еврейская община в Севилье. Более 4 тысяч человек было убито, около 20 тысяч приняли христианскую веру. Таких евреев стали называть маранами. Крещение было способом спастись от преследований, от повышенных налогов и погромов. Впрочем, скоро и крещение перестало быть залогом безопасности. Маранов обвиняли в том, что они втайне продолжают придерживаться веры предков, продолжают держаться друг друга. Так оно во многих случаях и было. Антисемитизм разжигали церковные проповедники. По инициативе одного из них – доминиканца Винсента Феррера – был принят Вальядолидский статут, сильно ограничивающий права иудейского населения. Проводились публичные «диспуты», в которых иноверцев выставляли в очень невыгодном свете. Одним из наиболее резонансных стал Тортосский диспут 1413–1414 гг. между одним выкрестом и несколькими представителями евреев. Этот диспут послужил предлогом к усилению преследований.

Евреям было приказано носить желтые шляпы, что, конечно, лишь разжигало антисемитские настроения. В 1449 г. «новым христианам» было запрещено занимать муниципальные должности. Уже в первой половине XV в. евреи потянулись из Испании в Северную Африку, Палестину, Италию, Нидерланды. Созданный в 1480 г. новый инквизиционный трибунал рассматривал тысячи дел об «иудействующих христианах» и беспощадно карал их.

Последний же удар был нанесен сразу после взятия Гранадского эмирата. На волне религиозной эйфории Торквемада убедил Их Величества Изабеллу и Фердинанда издать указ (31 марта 1492 г.), согласно которому все еще не крестившиеся евреи подлежали высылке из страны. Это, опять же, соответствовало абсолютистским устремлениям монархов – «единый король, единая вера», а также банальной алчности государей.

Евреи Кастилии и Арагона были потрясены. Их представители во главе с доном Ицхаком Абраванелем (одним из доверенных советников королевской четы и государственным казначеем) пытались добиться отмены жестокого приговора. Королю предложили огромный выкуп. Он заколебался, но инквизиторы пригрозили ему, и просьба евреев была отклонена. Самому Абраванелю было разрешено остаться, но он предпочел разделить судьбу соплеменников и покинул страну.

Имущество изгнанников их преследователи получали за бесценок. Евреям предоставлялось 2–3 месяца для того, чтобы они могли успеть продать свое имущество. Началась массовая распродажа. Покупатели‑христиане, знавшие указ в деталях, забирали еврейское имущество за символическую плату. Дом шел за осла, виноградник – за кусок ткани. Часто местные власти нарушали и это правило и просто конфисковывали дома и земли.

Многие еще не крещеные евреи двинулись к портам. Страну покинуло около 120 тысяч человек. Выселить до 31 июля всех евреев не удалось, и Фердинанд с Изабеллой продлили срок до 2 августа. Еврейские историки утверждают, что в этот день, 9 ава 5252 (1492) г. – день траура по разрушенному Иерусалимскому храму, – последний еврей покинул пределы Испании.

Часть беженцев оказалась в Северной Италии, некоторое их количество нашло приют в Наваррском королевстве. Значительная часть переселенцев направилась в Северную Африку, многие умирали, не выдержав тягот пути. Некоторые евреи были ограблены и убиты капитанами судов еще до того, как корабли достигали какого‑либо порта. Кстати, вряд ли стоит сомневаться в том, что на кораблях Колумба, отплывшего из Испании на поиски морского пути в Индию в том же 1492 г., было немало маранов, которым не нашлось места на родине.

Многие изгнанники отправились в Португалию, но через пять лет там фактически повторилась ситуация, произошедшая с евреями в Испании, – насильно были крещены дети и изгнаны взрослые. Это был настоящий геноцид. Указы об изгнании евреев издавались до этого и в Англии (1290), и во Франции (1306), однако нигде они не исполнялись столь скрупулезно и жестоко, как на Пиренейском полуострове. В 1502 г. в Испании последовал подобный указ об арабах, а еще через некоторое время – против цыган.

Надо сказать, что очень многие мараны сохранили приверженность иудаизму, несмотря на вынужденное и публичное принятие крещения. Мальчикам сообщали страшную тайну об истинной вере только по достижении ими 13‑летнего возраста. Мараны продолжали помогать друг другу, что вызывало злость и раздражение окружающих. Потомки испанских евреев, ныне рассеянные по всему миру, известны под именем сефарды: от названия Испании на иврите «Сфарад». Они до сих пор сохраняют синагогальный ритуал, принятый когда‑то в Испании и Португалии. И многие из них до наших дней говорят на языке ладино – смеси испанского с ивритом.

Сейчас многие историки уверены, что изгнав евреев по политическим соображениям, испанские власти сами предопределили экономический и социальный упадок своей страны. Потоки золота из покоренной Америки при явном дефиците среднего класса, предприимчивых людей – ремесленников, финансистов и пр., – это превратило Испанию в паразитическую, неразвивающуюся страну, надолго зафиксировав преобладающее значение старых аристократических родов, не настроенных на что‑либо иное, кроме эксплуатации и войны.