Начало перестройки

Относительное экономическое благополучие брежневской эпохи не могло продержаться долго. Оно было основано, прежде всего, на притоке из‑за рубежа большого количества «нефтедолларов», а изменение цен на нефть на мировых рынках неизбежно приводило к обострению проблем в СССР, поскольку полученные деньги не тратились на экономические реформы, а шли, в первую очередь, на военные нужды. Система управления экономикой не соответствовала требованиям времени, была очень инертна, командно‑административные методы явно уступали рыночным отношениям в смысле своей эффективности. Все более было заметно технологическое отставание СССР от развитых стран Запада.

Для советской экономики был характерен остаточный принцип финансирования социальной сферы, науки и культуры. Наконец, любые экономические успехи слабо отражались на уровне жизни населения. Лишь сравнивая годы застоя с послевоенными или первыми постсоветскими, можно говорить о том, что советские люди жили хорошо. По западным же меркам это были обездоленные бедняки. Немаловажную роль в кризисе играло и вырождение партийной номенклатуры, в среде которой процветали всеобщее воровство, взяточничество, халатность.

К середине 1980‑х годов СССР оказался в состоянии глубокого экономического, политического и социального кризиса. Произошло падение темпов роста в промышленности и производительности труда. Сложилась кризисная ситуация в сфере потребительского рынка и финансов. Реальные доходы на душу населения в начале 1980‑х (по сравнению с 1966–1970 гг.) уменьшились в 2,8 раза. После смерти Брежнева (ноябрь 1982 г.) генеральным секретарем стал Юрий Андропов. Он попытался несколько реформировать систему, но делал это бывший глава КГБ по‑своему. Одновременно с наступлением на коррупционеров велась атака на опаздывавших на работу простых работников. Так, с помощью установления жесткой дисциплины Андропов пытался преодолеть проблемы, связанные с глубинными причинами – недостатком материального стимулирования, отсутствием рыночных механизмов. Много сделать Андропов не успел, он скончался в феврале 1984 г. Борьба между двумя партийными кланами после его смерти привела к тому, что на посту генсека оказалась компромиссная и временная фигура – престарелый и тяжело больной Константин Черненко. Это был функционер брежневской эпохи, и его недолгое правление стало реставрацией застоя. Черненко скончался в марте 1985 г. Быстрая смена власти подрывала ее авторитет и доверие к ее представителям не только со стороны граждан СССР, но и мирового сообщества. К середине 1980‑х годов стала очевидной несостоятельность претензий СССР как сверхдержавы. Гонка вооружений подрывала и без того слабую экономику, да и в самой гонке обозначилось явное преимущество США.



Новым генеральным секретарем ЦК КПСС стал сравнительно молодой (по меркам высшего партийного руководства) Михаил Сергеевич Горбачев. Его новый курс предполагал модернизацию советской системы, внесение структурных и организационных изменений в хозяйственные, социальные, политические и идеологические механизмы. В апреле 1985 г. новый лидер партии и государства провозгласил курс на ускорение общественно‑экономического развития, перестройку жизни страны. Два слова – «ускорение» и «перестройка» – стали магической формулой обновления, породившей у советских граждан надежды на скорые перемены к лучшему. Горбачев подкреплял эту уверенность своими выступлениями, да и реальными действиями. Лидер партии поражал своей человечностью – он откровенно беседовал с людьми на улицах, стал регулярно появляться на любых официальных приемах с женой Раисой Горбачевой. Вероятно, она сыграла немалую роль в изменении политики государства.

Поначалу новый курс не имел серьезных противников. Аппарат с энтузиазмом взялся за «проведение в жизнь» новой громогласной кампании «ускорения и перестройки». Но на этот раз кампания оказалась не только пустыми словами. На рубеже 1986–1987 гг. в партийном руководстве выделилась группа (Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе), которая впервые в советской истории посягнула на фундаментальные основы тоталитарной системы, взяла курс на построение «социализма с человеческим лицом». Широко распространилась теория о том, что все беды СССР связаны с отходом в конце 1920‑х годов от ленинских принципов. Перестройка же ассоциировалась с отходом от казарменного социализма.

Реформа началась с январского 1987 г. Пленума ЦК КПСС, выступая на котором Горбачев связал перспективы перестройки с углублением социалистической демократии, развитием самоуправления народа, расширением внутрипартийной демократии. Предстояло ввести выборность трудовыми коллективами своих руководителей, изменить избирательную систему и повысить роль Советов в управлении государством, обеспечить демократизм и альтернативность при формировании парткомов всех уровней.

Каждое из этих предложений было, в той или иной мере, реализовано. Прозвучавшее из уст Генерального секретаря слово «гласность» стало знаменем либерализации общественной и политической жизни страны. Свобода слова, к удивлению граждан, становилась реальностью. Первому удару подвергся сталинизм. Журналы печатали произведения ранее запрещенных писателей, которые развенчивали культ личности и ужасы тоталитарной эпохи. Страну охватил журнальный бум, люди передавали друг другу и зачитывали до дыр произведения Рыбакова, Солженицына, Аксенова, Войновича. На волне гласности в 1988 г. состоялась полная реабилитация тех, кто был осужден в процессах 1930–1940‑х годов и начала 1950‑х годов, в частности Бухарина, Рыкова, Зиновьева, Каменева. В 1989–1990 гг. были пересмотрены дела участников правозащитного движения недавнего прошлого, они освобождались из заключения, восстанавливалось гражданство высланных за границу. Горбачев освободил из горьковской ссылки академика А. Сахарова. В СМИ развернулась широкая дискуссия на тему дальнейших путей развития советского общества, критика недостатков стала модным явлением.

Неудивительно, что номенклатура, в конце концов, встревожилась. Со статьи в «Советской России» Н. Андреевой «Не хочу поступиться принципами» началась борьба консерваторов за возвращение «светлого прошлого». Лидеры перестройки критиковались за «огульное охаивание» всего святого, что есть у советского общества и истории. Сам Горбачев также был не готов к излишней радикализации. Это хорошо проявилось на примере дела Бориса Ельцина. Когда первый секретарь Московского горкома выступил на партийном пленуме с критикой нерешительности действий центрального руководства, его немедленно отправили в отставку.

Выборы народных депутатов СССР проводились по новой избирательной системе. Теперь в округах выдвигался не один утвержденный сверху кандидат «блока коммунистов и беспартийных», а несколько человек. В марте 1989 г. открылся Первый съезд народных депутатов СССР. Среди депутатов было немало людей, исповедовавших демократические принципы, их выступления впервые транслировались в прямом эфире. Критике подверглись недостаточное внимание к материальным нуждам населения, война в Афганистане, командно‑административные методы.

Перемены коснулись и экономической сферы. Получили распространение новые формы хозяйствования – аренда, совместные предприятия, кооперативы. На государственных предприятиях переходили к хозрасчетным отношениям, предприятия постепенно освобождались от государственного заказа, обязательного выполнения плана, централизованного установления цены.

Мир был восхищен изменениями во внешней политике СССР. Страна инициировала прекращение «холодной войны», советские граждане увидели по телевидению и прочитали в газетах информацию о Западе, которой они не имели до тех пор. Михаил Горбачев стал одним из популярнейших политиков во всем мире и остается им до сих пор.

Перестройка привела к неоднозначным результатам. Непоследовательные и не до конца продуманные экономические реформы привели к жесточайшему кризису, политика гласности и плюрализма позволила реализовать свои амбиции нечистоплотным политикам, в частности в национальных республиках, появились многочисленные «горячие точки»… Но все же это был удивительный прорыв к общечеловеческим ценностям.