Начало Великой схизмы

Пока папа отсутствовал (пребывал в Авиньоне), Рим постоянно переходил из рук в руки, за него сражались представители знатнейших итальянских фамилий, немецкий император, неаполитанский король, французы. Папа из Авиньона пытался взять Вечный город под свой контроль, но сделать это было чрезвычайно сложно – слишком много у него было недоброжелателей и врагов вокруг и внутри самого Рима. Авиньонский двор также подвергался жесточайшей критике. Пап (в общем, справедливо) обвиняли в любви к роскоши, пьянстве и разврате, с которыми тесно ассоциировался Авиньон. Возвращение понтифика в Рим эти критики считали необходимым условием восстановления святости и авторитета «наместника Бога».

В последние годы пребывания в Авиньоне папы начали усиливать свои позиции в Италии. В немалой степени успехи папства связаны с деятельностью кардинала Эгидия Альборноца и папы Урбана V, давшего Папскому государству конституцию, которая действовала до недавнего времени. Урбан V (1362–1370) на время вернулся в Рим, но вскоре опять покинул его.

Его преемник Григорий XI, когда началась война Рима с Флоренцией, двинул в Италию наемную бретонскую бригаду во главе с кровавым кардиналом Робером Женевским и незадолго перед смертью, которая случилась в 1378 г., сам вынужден был перебраться в Рим, чтобы удержать Папскую область в своих руках. После смерти Григория в Риме состоялись выборы нового папы. Народ требовал, чтобы новый глава церкви обязательно был итальянцем, и коллегия кардиналов удовлетворила это требование. Избран был Урбан VI. Его поддерживали государства Северной и Средней Италии, скандинавские и немецкие. Но Англия, духовенство, ориентировавшееся на Францию, Испанию, Шотландию, Неаполь, выступало против нового хозяина престола Св. Петра. При поддержке короля Франции Карла V часть кардинальской коллегии в городке Фокли избрала папой Робера Женевского под именем Климента VII. Его резиденцией стал Авиньон. Так началось двоепапство, известное в истории как Великая схизма (Великий раскол) и продолжавшееся с 1378 по 1417 г. Папы проклинали друг друга. Преемником Климента VII был Бенедикт XIII (с 1394 г.), а преемниками Урбана VI были Бонифаций IX (1389–1404), Иннокентий VII (1404–1406), Григорий XII (1406–1415).



Бретонские и французские солдаты, посланные в Италию еще Григорием XI, не признавали Урбана VI и именем Климента VII заняли часть Рима, отдельные отряды направились в Тоскану, чтобы силой заставить города перейти на сторону авиньонского папы. Против Урбана выступил и префект Рима, бросивший в тюрьмы ряд сторонников папы. С помощью бретонцев он занял Витербо. В Авиньоне Климент VII получал средства от церквей Франции, Кастилии, Арагона, Шотландии. Финансовые возможности Урбана были значительно скромнее. Поддерживавшие его англосаксонские, немецкие и некоторые другие церкви и феодалы ограничивались лишь небольшими взносами на нужды его войск, а давить на них он не решался. В какой‑то момент против Урбана созрел заговор уже среди принадлежащих к его же лагерю кардиналов. Папа жестоко наказал заговорщиков, но сам вынужден был бежать в Геную. На долгие годы Рим вновь остался без папы. Фактически городом управлял неаполитанский король.

Папскую область раздирали на части. В одних городах области власть перешла в руки тиранам, в других устанавливались республиканские формы правления, третьи покупали свободу у преемника Урбана Бонифация IX. Главной силой были отряды «счастливых солдат» – кондотьеров, которые зачастую превращали городки и их окрестности в свои миниатюрные государства. Светские правители и солдатские диктаторы беззастенчиво отбирали земли и богатство у церквей и монастырей. Не гнушался этим и сам папа, которому надо было расплачиваться с феодалами или кондотьерами за оказываемые ему военные услуги.

Двоепапство негативно отражалось на политической обстановке во всей Западной Европе. Поддержка одного из понтификов становилась знаменем межгосударственных и гражданских войн. Общество и духовенство даже внутри отдельных стран было разделено. При этом оба папы зарекомендовали себя как жадные, агрессивные правители и, мягко говоря, не святые. Они активно вмешивались в европейскую и особенно итальянскую политику, поддерживая каждый своего кандидата. Христиане были возмущены деятельностью обоих понтификов. Так, в 1405 г. в Риме вспыхнуло антипапское восстание, которое заставило папу Иннокентия VII временно бежать из древней столицы. В свою очередь, авиньонский папа не имел такой уж безоговорочной поддержки от французского монарха. В 1406–1407 гг. во время долгих и бесплодных переговоров между папами о том, как и где покончить со схизмой, король Франции объявил, что настаивает на отречении обоих. Авиньонский папа даже грозил отлучением всей Франции, на территории которой он и находился.

Все громче были слышны голоса, требующие созыва собора, который положит конец двоепапству. В 1409 г. по инициативе значительной части кардиналов такой собор был созван в Пизе. Оба правивших на тот момент папы – Бенедикт XIII (Франция) и Григорий XII (Италия) заранее прокляли всех его участников, а собор, в свою очередь, объявил обоих низложенными. Был избран папа Александр V. Теперь понтификов было уже трое.

Неудача Пизанского собора способствовала оформлению в Западной Европе соборного движения. Его сторонники утверждали, что папа не является абсолютным главой христианского мира, не может он являться и непогрешимым. «То, что касается всех, должно быть одобрено всеми» – такова была основная идея «соборников».

Когда Александр умер, на его место в 1410 г. избрали бывшего неаполитанского пирата Балтасаро Коссу под именем Иоанна XXIII. О моральных качествах этого «наместника Бога» вообще не стоит говорить. Он воевал с Неаполем, грабил и убивал местное население, имел множество любовниц. В какой‑то момент ему пришлось бежать из Рима и укрыться во Флоренции. Не видя и здесь достаточной поддержки, он обратился к германскому императору Сигизмунду, выразив согласие собрать новый собор, подчиниться его требованиям и способствовать устранению троепапства.