Первый раздел Польши

Судьбу Польши определили те уникальные права, которые имели в ней представители шляхты. В то время как ведущие страны мира шли либо по пути усиления абсолютизма, либо по пути демократизации политического устройства и привлечения к управлению буржуазии, в Речи Посполитой все оставалось как и прежде. Шляхтичи широко использовали в своих интересах выборность короля и пресловутое «либерум вето» в сейме, когда и одного голоса было достаточно для отклонения любого законопроекта. Естественно, здесь не было и речи о предоставлении политических прав буржуа и ослаблении феодального гнета.

Магнаты мало интересовались национальными интересами Польши, искали поддержку в борьбе против своих земляков вне страны, приглашали разных королей. В результате войны в 30‑х годах XVIII в. королем стал саксонский курфюрст. Немецкое присутствие на западных границах очень беспокоило Россию, которая, в свою очередь, была заинтересована в расширении владений за счет славянских и в большой степени православных земель в Белоруссии и Украине, а также прибалтийских территорий. Здесь сталкивались интересы России, Пруссии и Австрии. Безусловно, что гранды мировой политики XVIII в. значительно превосходили Польшу по своим возможностям.

После смерти короля Августа III в 1763 г. в Речи Посполитой снова остро встал вопрос о новом монархе. Множество кандидатов на престол и распри между их сторонниками грозили вылиться в гражданскую войну и политический хаос. И потому императрица Екатерина II решила действовать без колебаний. Своему послу в Варшаве Николаю Репнину она приказала не жалеть денег на подкуп депутатов сейма, которые должны были избрать королем бывшего фаворита Екатерины Станислава Августа Понятовского, сторонника проведения государственных реформ в духе «просвещенного абсолютизма».



Россия вмешивалась во внутренние дела Польши под предлогом защиты прав так называемых «диссидентов», т. е. некатолического населения страны, которое было действительно ущемлено. О «диссидентах» же (но уже о лютеранах) хлопотал и прусский король Фридрих II. Но, несмотря на дипломатические натиски, Польский сейм, собравшийся в 1764 г. по случаю коронации Понятовского, отказался уравнять православных и протестантов в правах с католиками. В ответ на это возникли оппозиционные конфедерации, которые требовали равноправия и гарантий свобод польской шляхты вне зависимости от вероисповедания. На волне «диссидентского» движения в 1767 г. в Рад оме был созван оппозиционный сейм, или Генеральная конфедерация, под руководством литовского магната Кароля Радзивилла. Оппозиционеры добились представительства «диссидентов» в новом варшавском сейме (1768 г.). На сейме Репнин выступил в защиту «кардинальных прав» польского дворянства и потребовал, чтобы сейм признал Екатерину II гарантом этих прав. Это предложение вызвало раскол среди шляхты. Новая оппозиция выступила против такого явного посягательства на независимость страны. По приказу Репнина четверо лидеров оппозиции были похищены в вывезены в Россию. Сейм был вынужден согласиться с требованиями российского представителя, но еще до конца 1768 г. оппозиционные шляхтичи созвали новую конфедерацию в городе Бар в Подолье, которая возглавила вооруженную борьбу против русских и сторонников Понятовского. Барская конфедерация, с одной стороны, действовала под патриотическими лозунгами, но с другой – ее программа носила консервативный характер, призывала к возвращению исключительных прав католическому дворянству. Против конфедератов выступили не только российские войска, но и повстанческие отряды украинских гайдамаков. Правобережье было охвачено Колиивщиной. В подавлении этого опасного бунта в Правобережной Украине принимали участие и польские, и российские силы. Борьба же между барскими конфедератами и царскими войсками, продолжавшаяся четыре года, закончилась в пользу имевшей серьезный военный перевес России. В этой войне отлично проявил себя выдающий российский полководец Суворов.

Одновременно с этими событиями продолжалась и русско‑турецкая война, инициированная опасавшейся России Францией. Здесь русские войска раз за разом одерживали победы, однако война затягивалась, и Петербург искал мира. Турция же, активно поддерживаемая Австрией, не шла ни на какие соглашения. И только раздел Польши заставил Австрию отступить в этом вопросе.

Опасаясь излишнего усиления Российской империи, Фридрих II предложил план раздела Польши между Россией и Пруссией. Екатерина II некоторое время сопротивлялась этому плану, и тогда прусский король привлек на свою сторону Австрию, которую прельстил новыми территориальными приобретениями в Польше вместо утраченной недавно Силезии. Угроза осуществления Веной и Берлином своих планов без участия занятой войной с турками России заставила Екатерину пойти на трехсторонний договор. Раздел был совершен 17 февраля 1772 г., позже, 25 июля того же года, в Петербурге отдельную конвенцию подписали Россия и Австрия.

К России отошли Южная Лифляндия, Восточная Белоруссия с Полоцком, Витебском и Могилевом и восточная часть Черной Руси (правобережье Западной Двины и левобережье Березины); к Пруссии – Западная Пруссия (Польское Поморье) без Гданьска и Торуня и небольшая часть Куявии и Великой Польши; к Австрии – большая часть Червонной Руси со Львовом и Галичем и южная часть Малой Польши (Западная Украина). Раздел был одобрен сеймом в 1773 г. Хотя Россия и получила наиболее обширные области, но в экономическом плане отошедшие ей территории были наименее развиты. К тому же Австрия и Пруссия получили свою долю без единого выстрела. Правда, оставшееся формально независимым собственно Польское государство находилось в зоне русского влияния и на протяжении ряда лет фактически управлялось не столько королем Станиславом Августом, сколько русским послом в Варшаве.