Тайное создание ордена рыцарей Храма

Согласно «Секретным досье», основателями ордена Храма считаются «Гуго де Пейн, Бизоль де Сент-Омер и Гуго, граф Шампанский, а также и некоторые члены ордена Сиона: Андре де Монбар, Аршамбо де Сент-Эньян, Нивар де Мондидье, Гондемар и Россаль».

Гуго де Пейна и дядю св. Бернара Андре де Монбара мы уже знаем; нам известен также и Гуго, граф Шампанский, который дал землю, где св. Бернар построил аббатство Клерво. Став в 1124 г. тамплиером, он принес клятву верности своему собственному вассалу и получил от епископа Шартрского письмо, которое нам тоже известно.

Но, несмотря на то, что между графом Шампанским и тамплиерами существовали определенные отношения, нигде кроме «Секретных досье», он не указан в числе основателей ордена. Что касается Андре де Монбара, скромного дяди св. Бернара, то он просто принадлежал к ордену Сиона, то есть к другому ордену, отличающемуся от ордена Храма, предшествовавшему ему и сыгравшему в его создании главную роль.

Но это еще не все. В одном из текстов «Секретных досье» упоминается, что в марте 1117 г. Бодуэн I, «который был обязан Сиону своим троном», был «вынужден» вести переговоры об утверждении ордена Храма в Сен-Лео-нар-д'Акре; а наши поиски открыли нам, что это местечко было как раз одним из ленных владений ордена Сиона. Зато мы совсем не знаем о том, почему Бодуэн был «вынужден» вступить в эти переговоры. Это слово наталкивает на мысль о принуждении или о давлении, а оно, судя по некоторым намекам «Секретных досье», было оказано этим самым орденом Сиона, которому Бодуэн «был обязан своим троном». Если это так, то подтверждается предположение о том, что орден Сиона на самом деле был всемогущей и влиятельной организацией, которая имела право не только даровать трон, но и, очевидно, заставить короля склониться перед желаниями ордена.



Если, таким образом, орден Сиона был действительно ответственным за избрание Годфруа Бульонского, то, конечно же, его юный брат Бодуэн «был обязан своим троном» именно ему. Кроме того, теперь мы знаем, что, по всей видимости, орден Храма существовал (по крайней мере, в зачаточном состоянии) за целых четыре года до общепринятой даты его основания, то есть до 1118 г. В 1117 г. Бодуэн был болен, почти при смерти; быть может, рыцари Храма уже осуществляли свою деятельность в качестве услужливых военных и административных помощников ордена Сиона, который укрывал их в своем укрепленном аббатстве? Может быть также, что король Бодуэн, находясь на смертном одре, был вынужден либо по состоянию здоровья, либо под давлением ордена Сиона предоставить тамплиерам официальный статус, чтобы обеспечить им легальное существование?

В ходе наших исследований о тамплиерах мы уже обнаружили сеть хитроумных соотношений, тесно перепутанных, которые, похоже, выявляли существование некоего грандиозного замысла, и на основании всего этого, мы выработали гипотезу, но без определенных выводов.

Теперь же нам кажется, благодаря новым данным о Сионской Общине, что предполагаемый заговор приобретает некоторую устойчивость, позволяющую нам перечислить множество важных моментов:

В конце XI в. в Арденны прибыла таинственная монашеская община из Калабрии, где ее принимает под свое покровительство тетка и приемная мать Годфруа Бульонского, которая дарует им земли в Орвале.

Среди них, возможно, находится наставник Годфруа, один из проповедников первого крестового похода.

Некоторое время спустя после 1108 г. монахи покидают Орваль и исчезают; никто не знает, в каком направлении они убыли; быть может, они отправились в Иерусалим. Во всяком случае, Петр Отшельник едет в Святую Землю, и, если он был одним из монахов из Орваля, разумно было бы предположить, что те отправились вместе с ним.

В 1099 г. Иерусалим был взят крестоносцами, и конклав, состоявший из неизвестных личностей, во главе которого стоял уроженец Калабрии, предложил Годфруа занять трон нового королевства франков.

По просьбе Годфруа Бульонского на горе Сион возводится аббатство; в нем обитает орден, носящий то же имя, состоящий, возможно, из тех самых личностей, которые предложили ему занять трон.

В 1114 г. уже существуют рыцари Храма, и их деятельность (возможно, военная) находится в

зависимости от ордена Сиона. Но об учреждении ордена договорились лишь в 1117 г., а его существование официально датируется только следующим годом.

В 1115 г. св. Бернар, член ордена цистерцианцев, находящегося на грани развала, становится одной из самых блестящих личностей Христианского мира. В это же время его орден встает во главе самых богатых и престижных религиозных институтов Европы.

В 1131 г. св. Бернар получает в свое владение аббатство Орваль, которое несколькими годами ранее занимали калабрийские монахи. Орваль становится обителью цистерцианцев.

В течение этого же времени пути некоторых лиц загадочным образом пересекаются в связи с различными событиями, но, тем не менее, это позволяет сложить некоторые куски головоломки. Так обстоит дело с графом Шампанским, который дарует земли св. Бернару, чтобы построить аббатство Клерво, содержит в Труа блестящий двор, как в романах о Святом Граале, и в 1114 г. присоединяется к рыцарям Храма, первый известный великий магистр которого, Гуго де Пейн, является его собственным вассалом.

Андре де Монбар, дядя св. Бернара и предполагаемый член ордена Сиона, объединяется с Гуго де Пейном, чтобы основать орден Храма. Некоторое время спустя два брата Андре присоединяются к св. Бернару в Клерво.

Св. Бернар становится восторженным сторонником рыцарей Храма; он принимает их во Франции и участвует в выработке их устава, который, следовательно, будет похож на устав цистерцианцев.

Приблизительно в период между 1115 и 1140 гг. цистерцианцы и тамплиеры процветают: земли и богатства увеличиваются у тех и других в значительной мере.

Итак, мы снова вынуждены спросить себя: являются ли эти многочисленные отношения просто набором совпадений? Возможно, речь идет лишь о людях, событиях и явлениях совершенно независимых друг от друга и лишь по воле случая накладывающихся одно на другое через примерно равные промежутки времени? Или же мы обнаружили основные линии плана, задуманного и построенного человеческим мозгом, ни одно из проявлений и элементов которого не является случайным? И может ли быть так, что этим мозгом был орден Сиона?

Следовательно, поставленный вопрос в дальнейшем звучит следующим образом: мог ли орден Сиона, держась в тени, действовать за спинами св. Бернара и тамплиеров? Действовали ли знаменитый цистерцианский монах и солдаты христовы согласно с некоей высшей политикой?