Ужасы на Патриарших

В полнолуние, ровно в полночь, вода в московских Патриарших прудах якобы становится прозрачной, и под ней проступают силуэты мертвецов — всех, когда-либо утопившихся в пруду...

Любопытную историю поведал известному советскому краеведу Л.H. Ожерельеву вагоновожатый, а в прошлом фронтовик Василий Стаценко.

За месяц до начала Великой Отечественной Стаценко Встречался на Патриарших с девушкой по имени Мария. Свидания были романтическими, майскими теплыми ночами они бродили по обсаженным сиренью аллеям, купались в пруду. Однажды Мария предложила своему ухажеру переплыть на другой берег. Он согласился. На середине пруда у Василия вдруг закружилась голова, ноги свело судорогой, и — будто кто-то потянул его на самое дно... Дальнейшее помнилось смутно. Очнулся Василий на берегу, рядом — никого. Стал звать Марию по имени — она не откликалась.

Три дня искали пропавшую девушку. Но не нашли ни ее, ни тела... Василия вызывал следователь, искали доказательства его причастности к исчезновению Марии. Но потом оставили в покое.



В ночь на 20 июня Стаценко пришел на Патриаршие. Стоя на берегу, думал о своей исчезнувшей зазнобе. И тут вдруг увидел перед собой призрак-девушки! Несмотря на темноту, он мог отчетливо разглядеть ее лицо. Привидение заговорило: «Если не пошли вперед, пойдут назад. Вернешься с войны — вернешься ко мне». Тогда он не понял, подумал, что слова эти ему почудились, И только после войны до него дошел смысл пророчества, И фашистов наши войска разбили, не пустили «вперед», и с войны он вернулся живым и здоровым.

На фронте Стаценко попал в госпиталь, потом ею комиссовали. Вернулся на прежнюю работу в трамвайный парк. И тут начались «глюки».

На определенных участках трамвайного пути, всегда ш одно и то же время — с 22 до 23 часов вечера — словно крапивой обжигало ступни и спину, а затем перед ним появлялось видение покойной Марии... Фантом будто состоял из мутно-серого свечения, мягко обволакивавшего его...

Мертвая Мария требовала, чтобы по субботам в полночь ее бывший возлюбленный являлся на Патриаршие я ждал там голосов. Василию было страшно, но он не осмеливался ослушаться покойницу. Как-то не пошел, остался дома — на следующий день чуть не попал под грузовик...

Каждую субботу на берегу пруда он видел призрак Марии. Иногда призраков было два, внешне они ничем не отличались друг от друга. При этом со всех сторон слышались голоса... Они предсказывали Василию события его жизни, в основном бытовые мелочи — когда будут выдавать получку, когда он захворает ангиной или радикулитом, когда будут неприятности с начальством и что начальник скажет в разговоре... Предрекали голоса и кончину друзей и знакомых Василия, с точностью до минуты...

Однажды Мария сообщила бывшему жениху, что через неделю его трамвай попадет в аварию, но не по его вине. А она сама, Мария, больше не станет его преследовать, так как он встретит живую женщину, очень похожую на нее, и проживет с ней всю жизнь.

Предсказание насчет аварии сбылось. Василий не пострадал. И — вот странная история! — вскоре после этого он, прогуливаясь, по устоявшейся привычке, в полночь на Патриарших прудах, встретил девушку. Она тоже вышлa прогуляться. Внешне Ольга совсем не походила на Марию. Но характер и привычки были очень похожи. И, что примечательно, она была однофамилицей покойницы! Хотя не приходилась ей родней и никогда раньше о ней не слышала... И еще — она вдруг, словно в трансе, заговорила о том, что гуляла здесь до войны вместе со Стаценко...

Они поженились. Молодые часто ходили гулять на Патриаршие. Порой Ольга рассказывала о своих довоенных воспоминаниях, о том, чего не могла помнить, потому что это происходило не с ней, а с утонувшей Марией... Но воспоминания эти посещали ее только в мае.