Хранители Санкт-Петербурга

Можно ли назвать Санкт-Петербург благословенным градом? Буквально на костях русских людей была построена Северная столица. Город стоял на болотах, воздух в нем был сырым, нездоровым... Разливы реки Невы постоянно угрожали городу наводнениями, уносящими человеческие жизни. Печальна была жизнь русских царей в новой столице, выстроенной явно в «гиблом» месте. Кто-то, чье имя затерялось в истории, не зря назвал этот град «городом ужаса, чертогом страха».

Осенью 1724 года царь Петр кинулся в ледяную воду, спасая моряков с корабля, тонущего в Финском заливе. После этого простудился и тяжело захворал... Велел он тогда доставить из Якутского уезда четырех лучших шаманов. Нашли самых лучших, но когда те узнали, что надо ехать в Северную столицу, — отказались наотрез: «Не наше там место. Погубит нас каменное селение долгого царя!» И деньги им сулили, и запугивалч, но старые упрямцы стояли на своем.

Тогда их посадили в острог, чтобы насильно отправить в столицу. Но не успели: 28 января 1725 года царь скончался. И в тот же день все четыре шамана за 4 тысячи верст от Санкт-Петербурга разом захворали: у них начался жар, а тела покрылись красной сыпью. Однако, как только отпустили кудесников на волю, болезнь их прошла без следа. Странное дело!

Существует легенда об «Инкериманской заповеди», вырезанной тремя прорицателями на лопатках лося. За много веков до основания Санкт-Петербурга предсказали они судьбу великого города. Вроде бы эту рукопись удалось отыскать, расшифровать и записать на латыни какому-то средневековому ученому. Но следов ее нигде не обнаружено.

Однако утверждают, что в заповеди говорится о трех терзающих бедах, которые станут обрушиваться на каменные нагромождения, созданные людьми. Первая из них — злая вода; вторая — огненные вихри; третья — мор и голод. Они унесут жизни тысяч людей. И продолжится это до тех пор, пока белокурая всадница на белом коне с тремя цветками в руках трижды не объедет вокруг города, возвестив: «Терзающим город бедам конец!»



Первая часть предсказания сбылась. Не раз терзали город наводнения и пожары. А после революции пришли мор и голод. И, наконец, блокада...

Интересна теория писателя Дмитрия Вересова, изложенная им в романе «Белая ночь», представляющем собой первую часть трилогии «Путники». Согласно ей, строился Питер именно на болотах не просто так — на этом месте шесть тысяч лет назад находилось Литориновое море, образовавшееся на месте послеледникового Анцилового озера. Полтора-два тысячелетия спустя его сменило море Миа, где обитали духи — цверги. Потом вода ушла, но некоторые цверги не захотели покидать насиженные места — остались жить в болотах, низинах. По Неве из Ладоги перебрались сюда другие духи — алъдоги. Цверги мечтали вернуть назад море. Оттого и наводнения устраивали. И тогда враждебные им альдоги решили создать нечто вроде гигантской охранительной мандалы. А построить ее могли только люди.

Еще в XIV столетии шведы возвели в устье Охты город Ландскрону. Потом другой — Ниеншанц. Но оба города были срыты до основания. Затея удалась лишь царю Петру, которому во время пребывания на Ладоге вдруг словно кто-то вложил мысль о строительстве города на Неве.

Существует пророчество святителя Митрофания Воронежского, связанное с перенесением в Санкт-Петербург чудотворной иконы Казанской Божией Матери. Митрофаний предрек, что город будет окружен чудесной зашитой и врагам никогда в него не войти. Потому фашисты в Великую Отечественную и не смогли прорвать блокаду.

На самом деле хранителями города являются альдоги. Они обитают в целлах — зданиях с особой энергетикой. Одно из них — Петропавловская крепость. Летний сад с его статуями — один из важнейших магических охранных объектов города. Недаром в 1777 году наводнение полностью уничтожило его в первоначальном виде. После этого были установлены решетки с особым орнаментом — магические ограждения. В Санкт-Петербурге встречается множество подобных охранительных символов. Чаше всего это гербы и вензеля. Когда во время революции большевики выломали эти фрагменты орнамента из решетки Мельцера, ограждающей Зимний дворец, его легко удалось захватить. Знаковой символикой пронизаны Кунсткамера, каменная голова на мысе Сергиевка и статуя собаки во дворе Института экспериментальной медицины. Оберегающим талисманом города является памятник Николаю I работы Клодта. Один из рельефов на постаменте напоминает о прекращении этим государем холерного бунта. Так вот, революционеры не тронули его по той простой причине, что, по сведениям, полученным от штатных чекистских оккультистов, демонтаж памятника мог привести к глобальной эпидемии тифа, что представляло собой серьезную угрозу здоровью пролетарских вождей.

Петр задумал построить канал между Адмиралтейством и Александро-Невской лаврой — также в защитных целях, однако при строительстве дороги не встретились, и образовался излом. Позднее за дело взялся архитектор Еропкин, но поплатился за это жизнью — враждебные силы помешали...

Изображениям самого Петра тоже надлежит охранять город. Но Медный Всадник не способен до конца исполнить свое предназначение, так как его композиция не завершена: если взглянуть на змею, то она вот-вот оплетет копыта коня!

Кстати, большевики, возможно, знали о магической символике города. После революции семь из девятнадцати монументов Петра I были разрушены и демонтированы.

Духи города способны вселяться и в людей. Так, существует поверье, что цверги — злобные сущности — вселяются в тела бродяг, юродивых, современных бомжей, которые ходят по Питеру и что-то бормочут, пророчествуют. А те, в кого вселяются благородные альдоги, способны иногда видеть этих духов в зеркале.

Не всех принимают духи города. К примеру, известного астролога Павла Глобу, когда он переехал в Питер, стали преследовать несчастья. Когда же он вернулся в Москву, жизнь наладилась.

Говорят, чтобы город принял тебя, нужно пройти особый обряд посвящения. Солистка группы «Ночные снайперы» Диана Арбенина, приехав в Питер, буквально влюбилась в него. Друзья предложили ей принять посвящение. Девушке предстояло провести ночь на крыше одного из домов — на Гороховой, 4. Всю ночь Диана просидела на крыше, думала, пела песни и объяснялась городу в любви. Под утро она поняла — договор заключен, город ее принимает... Потом именно здесь пришли к ней успех и слава...

Однако, поскольку Питер является не просто городом, а энергетической системой особого назначения, то он требует человеческих жертвоприношений. Оттого при строительстве и полегло столько людей, и столько казней было в петровскую эпоху. А потом — революция, репрессии, блокада...

Хотя есть еще одно интересное пророчество. Говорит, eoiu Санкт-Петербург встретит 300-летие под своим историческим именем, то ему суждено процветание, по крайней мере, в ближайшие триста лет...