Гибель «Титаника»: старые и новые загадки

«Титаник», крупнейшее пассажирское судно начала XX века, принадлежавшее английской почтово-пассажирской пароходной компании «Уайт Стар Лайнз». Построено в 1911 году. Водоизмещение 46 328 тонн, длина 269 метров, скорость 25 узлов. Во время своего первого плавания из Саутгемптона в Нью-Йорк в ночь с 14 на 15 апреля 1912 года «Титаник», столкнувшись с айсбергом, затонул в 800 километрах к юго-востоку от острова Ньюфаундленд.

Число погибших, по различным данным, составило от 1400 до 1517 человек (всего на борту было около 2200 человек). Страховые компании выплатили родственникам жертв катастрофы более 14 миллионов фунтов стерлингов, по тем временам — астрономическая сумма. Гибель «Титаника» — это одна из величайших морских катастроф XX века.

1 сентября 1985 года трое участников подводной экспедиции, возглавляемой профессором Робертом Баллардом, опустились в батискафе «Альвин» на глубину свыше четырех километров и впервые через 73 года после катастрофы увидели на морском дне разломившийся на две части корпус «Титаника». Однако его обследование не только не прояснило некоторых загадочных обстоятельств гибели гигантского лайнера, но и вызвало много новых вопросов.

Так, все эти годы считалось, что «Титаник» затонул оттого, что при столкновении айсберг распорол ему обшивку правого борта ниже ватерлинии на длине около 60 метров. Однако экспедиция Балларда обнаружила в обшивке корпуса только шесть сравнительно небольших разрывов, края которых были вывернуты наружу. Такие повреждения могли, например, возникнуть в результате взрыва (или взрывов) внутри корпуса судна. Но тогда отчего произошли взрывы и как они связаны с ударом об айсберг?

Возможно, события развивались так. Айсберг пробил бортовую обшивку ниже ватерлинии на уровне машинного отделения, и туда хлынула соленая морская вода, имевшая температуру — 2 градуса по Цельсию. Когда она стала заливать паровые котлы, в их раскаленных стенках из-за резкой разницы температур возникли колоссальные напряжения, металл не выдержал, стенки лопнули, и котлы, давление пара в которых достигало 150 атмосфер, начали взрываться. Взрывы увеличивали размеры полученных при столкновении пробоин и создавали новые, выворачивая их рваные края наружу...

Факт столкновения «Титаника» с плавучей ледяной горой сомнения не вызывает. Его засвидетельствовали многочисленные пассажиры и члены команды, которым посчастливилось остаться в живых. Но почему, опять-таки по свидетельствам очевидцев, ни пассажиры, ни члены команды не почувствовали ничего, кроме легкого содрогания корпуса и как бы отзвука далекого взрыва? А ведь о гигантскую ледяную глыбу, имевшую твердость скалы, ударилось тело массой 66 тысяч тонн, двигавшееся со скоростью 40 км/час!

Так, может быть, «Титаник» вовсе и не столкнулся с айсбергом, а лишь слегка коснулся его? А столкнулся он с чем-то совсем другим? Или это «что-то» намеренно столкнулось с лайнером, использовав айсберг в качестве «ширмы» и став истинным виновником гибели судна?

Ну а если все-таки виновник — айсберг, то почему вообще произошло это столкновение? Как могло случиться, что при ясной, безветренной погоде и полном отсутствии волнения — явлении удивительном для этих широт и этого времени года — вахтенным офицерам и матросам не удалось вовремя заметить опасность и принять меры к тому, чтобы избежать катастрофы? Тем более что, как выяснилось позже, на пути следования «Титаника» роковой айсберг был единственным в радиусе нескольких десятков миль.

Оказывается, столкновению предшествовала и сопутствовала цепочка весьма странных обстоятельств и событий. Некоторые из них иначе как сверхъестественными не назовешь...



История гибели «Титаника» в наши дни известна почти каждому, особенно после недавнего выхода на экраны очередного голливудского фильма об этой трагедии. Но мало кто знает, что она была с невероятной точностью предсказана во всех подробностях за 14 лет до того, как произошла. Предсказателем оказался писатель Морган Робертсон. В своем романе «Тщетность» он описал, как в один из апрельских вечеров 1898 года, столкнувшись с гигантским айсбергом, у берегов Америки затонул «Титан» — огромный пассажирский пароход, совершавший свой первый трансатлантический рейс из Саутгемптона в Нью-Йорк. Поразительные совпадения на этом не кончаются. Реальный «Титаник» и придуманный Робертсоном «Титан» имели почти одинаковую длину — 269 и 252 метра, сопоставимым было и их водоизмещение: 46 тысяч и 66 тысяч тонн. Оба судна приводились в движение тремя гребными винтами и отправились в путь, имея на борту приблизительно по 2500 пассажиров, принадлежащих в основном к респектабельным и весьма состоятельным слоям общества. И «Титаник», и «Титан» столкнулись с айсбергами в одном и том же месте — в пятистах милях к юго-востоку от острова Ньюфаундленд, на обоих судах спасательных средств на всех не хватило, и около половины их пассажиров погибли, главным образом от переохлаждения, в ледяной воде Атлантики. Эти многочисленные и столь точные совпадения невозможно объяснить чистой случайностью. Напрашивается предположение о каком-то мистическом пророчестве...

Сохранилось немало свидетельств того, как еще в глубокой древности судьба жестоко карала грабителей и осквернителей усыпальниц знатных египтян. Широко известно, в частности, о внезапной и загадочной гибели многих из тех, кто принимал участие в исследованиях знаменитой гробницы фараона Ту- танхамона. Менее известно о таинственной и зловещей истории, связанной со вскрытием могилы жрицы бога Амона-Ра, которая около 3600 лет тому назад была похоронена в Долине Царей поблизости от Бибан Эль-Мулюка. Ее могилу разграбили в 60-х годах XIX века, мумия жрицы не сохранилась, но саркофаг с изображением женского лица демонической красоты остался неповрежденным. Говорят, что всех, имевших дело с этим саркофагом, настигала преждевременная и необъяснимая смерть. В том числе и всех его обладателей, последовательно сменявших друг друга. А фотограф, делавший снимки саркофага, на одном из отпечатков якобы увидел, будто живое, лицо прекрасной египтянки со зловещей улыбкой на устах. Последняя владелица реликвии спасла свою жизнь тем, что передала ее в дар Британскому музею. Но заклятие продолжало действовать. Когда стало очевидно, что после приобретения саркофага смертность среди музейных работников резко возросла, было принято решение упрятать его в подвальном помещении, а в зале выставить копию.

Тем временем саркофагом заинтересовались американцы, и в 1912 году была организована его тайная доставка в США. Реликвию упаковали в простой ящик, в таможенной декларации он был записан как «ящик с книгами», и 10 апреля 1912 года в Саутгемптоне его погрузили на самый современный и самый надежный пароход Королевской почтовой службы. Этим пароходом был «Титаник».

Если заклятие саркофага действительно имело убийственную (в прямом смысле слова) силу и дух египетской жрицы действительно мстил за ее поруганную могилу, то трудно представить себе более жестокое и несправедливое прояшгение такой мести, чем гибель сотен людей, непричастных к этому поруганию.

Не поддается объяснению и странная беспечность капитана Смита и его двух вахтенных помощников, Мэрдока и Лайтоллера. В свое время ее причиной были признаны ясная погода и полный штиль на море. Эта беспечность проявилась, в частности, в том, что матросов-наблюдателей в «вороньем гнезде» на мачте даже не снабдили биноклями, они следили за окружающей обстановкой невооруженным глазом! Не было и вахтенного-впередсмотрящего на носу корабля, когда неизбежность столкновения с айсбергом стала очевидной, роковую и непростительную для профессионала ошибку совершил старший помощник капитана Уильям Мэрдок. Если бы в тот момент он дал команду «Полный назад! Прямо руль!», то «Титаник» остался бы на плаву. Расчеты показали, что в этом случае при столкновении оказались бы разбитыми два носовых водонепроницаемых отсека, судно получило бы дифферент на нос, который легко устранялся заполнением забортной водой двух кормовых отсеков. Оставшиеся невредимыми остальные 12 отсеков обеспечили бы «Титанику» плавучесть, и если при этом он все же не смог бы своим ходом дойти до Нью-Йорка, то, по крайней мере, все пассажиры и члены команды были бы спасены.

К несчастью, Мэрдок скомандовал по-другому: «Полный назад! Лево руля!», подставив под удар айсберга весь правый борт лайнера. Результат этой ошибки опытнейшего морского офицера нам известен.

Комиссия, расследовавшая обстоятельства гибели «Титаника», пришла к заключению, что ближе всех от места катастрофы был пароход «Калифорниен» — единственное судно, которое, по мнению комиссии, могло бы прийти на помощь гибнущему лайнеру, тем более что оба они находились один от другого в пределах прямой видимости. Следственная комиссия признала Стенли Лорда, капитана парохода «Калифорниен», одним из виновников гибели более чем полутора тысяч человек, находившихся на борту «Титаника». Обвинение в умышленном неоказании помощи людям, терпящим бедствие на море, является столь тяжким для любого моряка, и тем более для капитана судна, что ставит крест на его профессиональной репутации и дальнейшей морской карьере.

В течение многих лет заключение комиссии не подвергалось сомнению, и лишь в 1968 году Американская ассоциация капитанов торгового флота, повторно изучив обстоятельства гибели «Титаника», пришла к выводу, что обвинение, выдвинутое против капитана Стенли Лорда пятьдесят с лишним лет тому назад, было ошибочным. «Калифорниен» находился слишком далеко, и с него не могли видеть тонущий «Титаник». Было доказано, что расстояние между этими двумя судами было настолько велико, что для них исключалась возможность видеть даже ходовые огни друг друга. Вместе с тем выяснилось, что между тонущим «Титаником» и лежащим в дрейфе «Калифорниен» оказалось еще какое-то судно, причем с «Титаника» его принимали за «Калифорниен», а с «Калифорниен» — за Титаник». Название и принадлежность этого судна-призрака остаются загадкой до сих пор. Характер маневров таинственного судна (назовем его «Икс») удалось достаточно точно установить по записям в вахтенном журнале «Калифорниен» и по показаниям членов его команды, а также людей, спасшихся с «Титаника». Эти маневры представляются достаточно странными.

«Икс», идущий курсом с северо-востока на юго-запад, попадает в поле зрения вахтенных на обоих упомянутых судах примерно в одно и то же время, в 22. 25. Ровно в 23. 40, то есть в тот момент, когда «Титаник» сталкивается с айсбергом, «Икс» стопорит машины и ложится в дрейф, а затем... разворачивается на 180°, словно намереваясь пойти обратным курсом! Однако он этого не делает и до 02.05 продолжает дрейфовать, словно бы издали — с расстояния около шести морских миль — наблюдая за развитием трагедии «Титаника». После этого «Икс» запускает машины, снова разворачивается на 180° и уходит на юго-запад. В 02.40 его ходовые огни пропадают из поля зрения вахтенных на «Калифорниен».

Так что же это был за «Икс» и почему он вел себя так странно? И если с него в течение двух с лишним часов безучастно наблюдали, как тонет «Титаник», то не причастен ли он к гибели лайнера? А может, «Икс» вовсе и не был судном в общепринятом понимании этого слова? В заключение еще одно удивительное совпадение или скорее предвидение.

На исходе воскресного дня преподобный Чарлз Морган, пастор методистской церкви в канадском городе Виннипеге, готовился к вечерней службе. Для регента он написал на грифельной доске названия гимнов, которые хор будет исполнять во время службы, сделал еще ряд приготовлений и прошел в свой кабинет. До начала службы оставалось несколько часов, и пастор, решив немного вздремнуть, прилег на диван. Он сразу же заснул и увидел сон: его окружала темнота, слышался громкий плеск волн, и на этом фоне хор пел старинный гимн, о котором преподобный Морган не вспоминал уже много лет.

Сон был таким ярким и тревожным, что пастор проснулся. Мелодия гимна продолжала звучать в его сознании. Взглянув на часы, Морган понял, что у него есть время поспать еще, и уверенный, что странный сон больше не повторится, снова расположился на диване и накрылся пледом. Но как только он заснул, видение вернулось. Теперь плеск волн был еще сильнее, а тот же гимн звучал громче и печальнее. Пастор снова проснулся с чувством какой-то непонятной тоски. В конце концов он встал, вошел в пустую церковь, стер с доски название первого из ранее выбранных гимнов и написал на его месте новое.

Когда началась служба, прихожане запели вместе с хором старинное песнопение, которое преподобный Чарлз Морган услышал во сне. Но под сводами церкви, стоящей за тысячи миль от моря, слова: «Внемли нам, Боже, мы молимся тебе за тех, кто в этот час рискует своей жизнью в море», — звучали как будто бы не совсем уместно. Пастор вдохновенно пел вместе со всеми, и при этом, к его удивлению, по щекам у него катились слезы.

То была та самая ночь 14 апреля 1912 года и тот самый час, когда в далекой Северной Атлантике тонул «Титаник»...