Пистолеты с кремнево-ударными и кремневыми замками

Колесgовый замок был сложным и дорогостоящим механизмом. Вероятно, почти сразу же после его изобретения предпринимались попытки найти ему замену – конструкцию, которая была бы столь же эффективной, но при этом легче и дешевле в изготовлении. Результатом стала разработка кремневого замка, в котором работающий от пружины курок, удерживающий кусок кремня или пирита, высекает искру из куска стали (огниво или молот), приклепанной вертикально над лотком.

Ранняя история этой системы все еще темна, но, возможно, она была изобретена через несколько лет после колесцового замка. Самое раннее зафиксированное свидетельство ее существования найдено в шведском документе 1547 г. и в печатном флорентийском декрете того же года.

Самым ранним из известных сохранившихся кремневых замков, прикрепленных к ружью из музея в Стокгольме, почти наверняка был один из 35, которыми были оснащены такие ружья в шведской королевской мастерской в Арбоге в 1556 г. На этом образце курок короткий и толстый и оформлен в виде удлиненной пары зажимов, открывающихся и закрывающихся с помощью вертикального болта, и оснащен короткой пятой и длинным каблуком. Когда курок оттянут назад, пята давит на верхушку плоской боевой пружины, прикрепленной к внешней стороне замочной доски. При взведенном курке каблук удерживается пружинным стопором, который проходит сквозь замочную полку изнутри и отводится нажатием на спуск. Крышка затравочной полки приклепана, перед стрельбой открывается вбок, а огниво прикреплено к длинному приклепанному рычагу.

Форма замка, использованного на стокгольмском ружье, оставалась в ходу в более или менее усовершенствованном виде на территориях вокруг Балтики вплоть до конца XVIII в., отчего его сейчас часто именуют «балтийским замком». Похоже, нет причин для предположений, что он произошел из Скандинавии, и куда более правдоподобно допущение, что он туда был привезен из Северной Германии. Это мнение подкрепляется тем фактом, что он производит впечатление прототипа всех других форм кремневого замка вне зависимости от происхождения.

Центры производства оружия в Германии широко экспортировали как своих мастеров, так и продукцию, и поэтому легко понять, как кремневый замок мог появиться в других странах. Примерно к 1580 г. он, похоже, был весьма широко распространен в Европе, и уже слабо просматриваются региональные различия. В большинстве случаев использовалось шептало, которое выступало сквозь, замочную полку, чтобы войти в зацепление с курком.

В Германии еще в 1570 г. вошла в употребление улучшенная форма кремневого замка с внутренней боевой пружиной, воздействующей на кулачок, прикрепленный к внутренней части шарнира курка, с которым спусковой рычаг также взаимодействовал. Теперь курок состоял из рычага, увенчивающегося зажимами для пирита или кремня, а полка была оснащена сдвигающейся крышкой, которая автоматически открывалась при падении курка. Несколько более элегантная версия (хотя в ней спусковой рычаг все еще работал сквозь замочную доску) достигла Англии, возможно, через Нидерланды самое позднее в начале 1580-х. Похожий замок, вероятно скопированный с английского, использовался в Шотландии в конце XVI столетия и в течение первой половины XVII, а модифицированная версия там все еще выпускалась и в конце XVIII в.

В Италии кремневый замок с внутренней боевой пружиной, воздействующей на пяту курка, широко применялся до второй четверти XVII в. В центральной и южной частях страны его модифицированная версия оставалась популярной до XIX в.: похоже, она ходила под названием «римский замок», хотя коллекционеры обычно отождествляют его с испанским замком, к которому применяется сравнительно современный термин микелет.

Изолированный, совмещенный кремневый с трутом и колесцовый замок в Артиллерийском музее Турина показывает, что еще примерно в 1580 г. в Италии огниво и крышка полки изготавливались как единое целое, имеющее Г -образную форму и приклепанное вертикально к передней части полки. (В Королевском арсенале, Мадрид, имеется копье, совмещенное с двуствольным ружьем, оснащенным кремневыми замками очень необычной конструкции. Каждый имеет свою крышку полки, соединенную с огнивом, но они способны отходить назад от удара так же, как крышка полки в колесцовом замке. К сожалению, это оружие не поддается точной датировке, хотя явно относится к XVI в. и, возможно, является ровесником туринского замка.) Известны и другие замки конца XVI в. с таким же типом огнива. Он был повсеместно принят в Западной Европе к 1650 г. Достаточно любопытно, однако, что замки с раздельными крышкой полки и огнивом продолжали выпускаться в Италии в улучшенном виде вплоть до начала XIX столетия.

Еще одно устройство, впервые замеченное на туринском замке, небольшой приклепанный крючок (или так называемая собачья защелка) позади курка. Он вступает в сцепление с выемкой в каблуке курка и удерживает его в безопасной позиции (полувзвод) на полпути между полным взводом и нижним положением, что позволяет носить ружье, оснащенное этим замком, в заряженном состоянии без опасной необходимости держать его на полном взводе. Собачья защелка распространилась по всей Европе в начале XVII в. – по-английски она называется dog-lock – «собачий замою», — но в качестве дополнительного устройства для гарантии безопасности. После примерно 1650 г. она стала относительно непопулярной, но все еще использовалась время от времени до начала XIX в.

Еще в 1600 г. кремневые замки с трутом, возможно вначале в Италии, оснащались дополнительным шепталом, которое автоматически удерживало курок в срединной позиции. Эта система сохранялась на римских и испанских формах так называемого замка микелет до тех пор, пока они были в употреблении.

Форма микелет (или средиземноморского) замка, который обычно считался наиболее характерным испанским типом, — это та, которая в Испании XVII в. называлась patilla. Этот замок отличается от римского типа главным образом тем, что его боевая пружина обычно давит на каблук курка вместо его пяты, в то время как два шептала входят в зацепление с режущим ребром изогнутого вниз выступа на передней стороне курка, вместо того чтобы, соответственно, взаимодействовать со своей пятой (предохранительный взвод) и каблуком (боевой взвод). Следует отметить, однако, что известны и «римские» замки испанского производства, и «испанские» замки итальянского производства.

Происхождение испанского замка все еще остается неопределенным, но, возможно, его начали разрабатывать еще в 1580 г., и он мог произойти от ранней итальянской модели кремневого замка с трутом. Впервые он был официально зарегистрирован в Испании в уже полностью развитом состоянии в начале XVII в. и оставался популярным до начала XIX в., когда его даже приспособили к капсюльным системам. Усовершенствованный замок микелет, изготавливавшийся главным образом в Мадриде в период примерно 1700—1800 гг., имел внутреннюю боевую пружину и внешне походил на современный кремневый замок, но он фундаментально отличался от последнего в том, что его шептало-рычаг действует через замочную доску.



Имеются документальные свидетельства, позволяющие предполагать, что кремневые замки с трутом применялись во Франции в XVI столетии, но не известно ничего определенного об их виде до 1600 г. Несколько сохранившихся с того времени французских кремневых замков с трутом дают основание предполагать, что, как можно было ожидать, и итальянские, и англо-голландские разновидности замка производились здесь. Именно из сочетания этих двух вариантов суждено было возникнуть кремневому замку.

Покойный доктор Торстен Ленк ограничивал термин «кремневый замок» такой формой замка, сейчас иногда именуемого «настоящим» или «французским» кремневым замком и имеющего: а) огниво и крышку, изготовленные вместе, и б) вертикальное шептало, которое зацепляется за два углубления – давая соответственно полувзвод (предохранитель) и полный взвод – в кулачке, прикрепленном к внутреннему концу оси курка. Ради удобства я придерживаюсь этого определения, но несомненно, что в течение большей части XVII в. этот вид замка все еще назывался кремневым или мушкетным.

Кремневый замок впервые появился во Франции, возможно, незадолго до 1610 г. и наверняка не позднее 1615 г., и существуют все основания приписать это изобретение «механику» французского короля Марену ле Буржо (ум. 1634) из Лизье в Нормандии. Необходимо подчеркнуть, что единственная новая идея, касающаяся производства кремневого замка, лежала в нанесении прорези на кулачке и вертикальном шептале, потому что сам кулачок имелся в кремневых немецких и англо-голландских замках XVI в., в то время как единое огниво и крышка полки произошли от современного им итальянского и испанского замков. В самом деле, возможно, что даже кулачок с бороздой не был уже оригинальной идеей. Он встречается на так называемом английском замке, который типологически, похоже, представляет собой звено между ранним кремневым замком с трутом и классическим кремневым замком, потому что его горизонтальное шептало, хотя и действует для полного взведения через замочную доску, снабжено выступом, который заходит в углубление в кулачке на полувзводе. Однако в настоящее время точная взаимосвязь между английским замком и кремневым замком не определена, и невозможно предъявить ни один известный экземпляр первого, который был бы старше самого старого из известных кремневых. На немногих из образцов кремневых замков шептало, хотя все еще двигается горизонтально, также попадает в прорезь в кулачке для полного взведения

Еще одна промежуточная форма обнаружена в одном из музеев Швеции на пистолете, изготовленном Жаном Прево из Меча примерно в 1630 г. На нем есть горизонтальное шептало, для полного взвода воздействующее на кулачок, но проходящее сквозь замочную полку в ее передней части, чтобы зацепить выступ курка для полувзвода. Позднее такой механизм интенсивно использовался в Шотландии.

Примерно к 1650 г. кремневый замок оказался широко распространен в Европе, а с последней четверти XVII до третьей декады XIX в. его господство было абсолютным. Продолжалось производство и других видов замка, но единственной страной, которая, похоже, никогда не была обращена в веру кремневого замка, оставалась Испания, где микелет всегда считался значительно превосходящим его по качествам. За всю свою долгую историю кремневый замок не изменил основной конструкции, хотя время от времени изменялись очертания его компонентов и вводились различные новшества с IJелью повышения эффективности его работы.

Надо отдельно упомянуть одну редкую форму замка. Обнаруженный на группе германских, преимущественно богемских ружей и пистолетов второй четверти XVIII в., он полностью спрятан в казенной части. Огниво образует крышку на корпусе замка, и его можно открывать для вставления запала. Когда спусковой крючок нажат, курок стремится к ударнику, действуя от спиральной пружины, и ударяет своим кремнем по нижней поверхности огнива.

Самое раннее письменное свидетельство существования пистолетов, оснащенных кремневыми замками с огнивом, содержится в отчете за 1580 г. об экипировке отряда кавалеристов для службы в Ирландии, составленном Дином и Чаптером из собора Св. Павла, Лондон. Наиболее ранними из известных образцов является пара английских пистолетов, датированных 1593 г. и находящихся в замке Конопиште, Чехословакия, а еще один изображен на портрете капитана Томаса Ли, датированном 1594 г. и принадлежащем частному лицу. Следующими из самых ранних известных экземпляров является пара шотландских пистолетов 1598 г. в Историческом музее Дрездена, хотя некий недатированный фламандский (?) пистолет в Брюсселе и один французский (?) в Дрездене могут оказаться старше.

Сохранившиеся экземпляры кремневых пистолетов с трутом, датируемые периодом до 1630 г., в действительности очень редки, а кремневые замки неизвестны. Первые, большинство из которых было произведено в Англии или Шотландии, очень похожи по внешним очертаниям на современные им пистолеты с колесцовым замком с прикладами в форме рыбьего хвоста или лимона, кроме того, что их замки менее громоздки и имеют тенденцию к утончению. К 1630 г., когда впервые появились кремневые замки, узкая ружейная ложа с изогнутым вниз прикладом, о которой говорилось выше, была уже привычной. Она расширялась книзу, где, как правило, становилась прямой или округленной и при этом укрепленной либо металлическим ободком, либо куполообразным колпаком на затылке приклада. Некоторые образцы имеют литые металлические набалдашники наподобие упоминавшихся выше. С 1640 г. становится особенно популярным куполообразный колпачок, теперь, как правило, оснащенный короткой шпорой, немного выступающей по обе стороны приклада. Очень скоро он вытесняет все остальные формы набалдашника. Эти шпоры постепенно становились все длиннее, и это продолжалось до начала XIX в., хотя с 1770 г. с внедрением дуэльных пистолетов стала все отчетливее просматриваться тенденция к тому, чтобы приклады были очень изогнуты и без какого-либо расширения на конце: колпак на затылке приклада был полностью убран либо уменьшен до очень малых размеров. С того же периода шпильки, крепившие ствол к ружейной ложе, на пистолетах более высокого качества часто заменялись плоскими скользящими планками, которые легче было надеть и снять. Легкому снятию также способствовало внедрение в третьей четверти столетия ложного казенника – отдельного заднего продолжения ствола, к которому крепился ремень, привинченный к ложе сверху. Замок казенника ствола был сзади оснащен крючком, который входил в щель в передней части ложного казенника. С начала XIX столетия все больше и больше пистолетов оснащалось ложами, которые заканчивались на половине ствола, — конструкция, которая до сих пор ограничивалась в основном пистолетами с отвинчивающимся стволом и пистолетами со спе4Иальным казенным механизмом.

К началу XIX в. круто изогнутая форма приклада вытеснила все другие типы, и ей суждено было оставаться во всеобщем пользовании еще и добрую часть второй половины столетия. Она обычно завершалась небольшим металлическим колпачком (чаще всего стальным), который либо закруглялся, либо был плоским, со слегка куполообразным центром или без него. У служебных пистолетов теперь колпачок обычно оснащался шарнирным кольцом для крепления антабки. Начиная с середины XVII в. снова стали редкостью пистолеты с цельнометаллической ложей.

Пистолеты с кремнем и трутом и с кремневыми замками можно по размерам примерно разделить на три основные группы, хотя, так как до самого конца эпохи кремневых замков стандартизация была неизвестна, никакие твердые и надежные измерения не могут быть положены в основу каждой группы. Самые длинные пистолеты предназначались для ношения парами в седельных кобурах; пистолеты среднего размера – на поясе (иногда их снабжали поясным крючком) или где-либо еще в дилижансе, почему их иногда называли «каретные пистолеты»; самые маленькие были карманными. Кобура для пистолета поначалу была длиной со ствол или примерно 35 см, но во второй четверти XVIII в. ее повсеместно уменьшили до примерно 25 см, более ранние пистолеты иногда укорачивали. Считалось, что более короткий ствол стал возможен благодаря улучшению в мощности порохового заряда, но, насколько я смог выяснить, в поддержку этого мнения не появилось никаких определенных доказательств.

Здесь было бы уместно упомянуть о нарезе. Он состоит из ряда продольных спиральных борозд на внутренней поверхности ствола, призванных придать пуле вращательное движение, тем самым уменьшая беспорядочность ее полета и уменьшая тенденцию отклонения траектории полета от прямой линии. Хотя и предполагалось, что нарез был изобретен в конце XV в., самые ранние серьезные свидетельства его существования представлены германским колесцовым замком 1542 г. – его нарезным стволом в музее Копенгагена. Начиная с конца XVI в. нарезка стволов широко применялась в охотничьих и учебных ружьях, особенно в германских странах, но до XIX в. очень редко делалась в пистолетах, не считая описываемой ниже группы пистолетов с поворачивающимся стволом. Самые ранние сохранившиеся нарезные пистолеты – вероятно, пара с колесцовым замком, датированная 1594 г. Захарией Герольдом из Дрездена. Следующие из самых ранних известных пистолетов – это пара шотландских кремневых, датированных 1618 г., из которых один находится в Историческом музее Дрездена, а другой – в Метрополитен-музее, Нью-Йорк, но следующая выдержка из «The Jewell House of Art and Nature» (книга 1) сэра Хью Платта, опубликованной в Лондоне в 1594 г., предполагает, что нарезные пистолеты были известны в Британии уже в XVI в., хотя не могли иметь повсеместного распространения: «Как изготовить пистолет, ствол которого длиной два фута, чтобы прямой наводкой попасть в отдаленную цель? Пистолет вышеуказанной длины имеет восемь канавок где-то в глубине, внутри ствола, а пуля полагается больше размером, чем сверло, и забита в ствол как минимум на три-четыре дюйма, а после того, как она протолкнута внутрь с помощью мерного стержня, пистолет пошлет свою пулю на большое расстояние».

Примеры нарезных пистолетов дульного заряжания в XVII и XVIII вв. редки, и большинство сохранившихся пистолетов этого типа относятся к первой половине XIX в. Большинство из них, возможно, учебные пистолеты, часто с многобороздовой «волосковой» нарезкой, которая, видимо, впервые была проведена во Франции мастером Буте из Версаля примерно в 1600 г. Как будет отмечено дальше, дуэльные пистолеты часто оснащались «секретной» нарезкой. Вдобавок к вышесказанному ряд нарезных пистолетов дульного заряжания в XIX в. выпускался для военных целей.

Помимо замка микелет, который почти не изменился за все время, пока был в использовании, типы замков, рассматриваемые в этом разделе, следовали одной и той же магистрали развития. Первые кремневые замки походил и на оружейные замки дульного заряжания того же периода, за исключением конструкции их огнива и опорной поверхности, в то время как последующие замки дульного заряжания сходны с современными им кремневыми замками, отличаясь лишь в том, что сохраняли отдельное огниво и скользящую крышку затравочной полки.

В середине XVII в. в механизм кремневого замка были внесены два усовершенствования. Первое из них состояло во внесении небольшой металлической уздечки вовнутрь замочной полки, чтобы исполнять роль опоры для кулачка, который до сих пор поддерживался только осью курка. В то же самое время был изобретен новый способ крепления курка. Теперь кулачок изготавливался как одно целое с квадратным хвостовиком, который проходил через замковую полку и входил в отверстие соответствующей формы в курке. Оба соединялись вместе с помощью центрального внешнего болта. С этими улучшениями механизм замка достиг формы, которую сохранял практически неизменной все остальное время своего существования. Единственными вариациями стали врезной замок и безвинтовой замок, из которых первый описывается ниже.

Безвинтовой замок, как вытекает из названия, был кремневым замком, собранным без винтов, за исключением тех, что крепят курок. Такой замок был изобретен в 1783 г. лондонским оружейником Джонатаном Хеннемом. Здесь штифты, удерживавшиеся пружинами, были заменены на винты. Британское управление боеприпасов рассматривало возможность принятия его на вооружение, но потом он был отвергнут в пользу другого замка, сконструированного в 1785 г. Генри Ноком, тоже лондонским оружейником. Это было нечто вроде врезного замка, в котором механизм был собран между двумя пластинами, из которых внешняя была обычной замковой полкой. Внутреннюю пластину можно было удалить, освободив захват впереди, когда все внутренние части замка весьма легко поднимают штифты, прикрепленные к главной полке. Несмотря на то что замок Нока в механическом отношении был одним из лучших из когда-либо существовавших кремневых замков, управление боеприпасов использовало его лишь в ограниченных масштабах, главным образом из-за производственных проблем.

В 1650-х гг. впервые появилась элегантная изогнутая форма курка, обычно называемая «лебединой шеей» или «гусиной шеей». Этой форме суждено было стать самой популярной формой до конца эры кремневых замков, хотя боевые пистолеты часто оснащались еще более заметно просверленным курком, известным в XVIII в. как «курок с соплом». Годы 1650-е также стали свидетелями распространения моды, возникшей во Франции, заключавшейся в придании курку и замочной полке округлых поверхностей. Эта мода сохранялась вплоть до конча XVIII столетия, хотя в 1690-х гг. вновь вошли в моду плоские курки и полки, обычно со сварными концами. После середины XVIII в. это были самые популярные типы.

Хотя базовая форма кремневого замка оставалась неизменной и после 1650 г., в разное время в конструкцию был внесен ряд улучшений. Наиболее важными из них были следующие:

1. Арретир (защелка). Это была маленькая собачка, прикрепленная к кулачку; чтобы не позволить шепталу случайно попасть в желобок (или изгиб) полувзвода кулачка, если курок упадет. Он стал популярным лишь после 1750 г., хотя отмечался на французском и итальянском огнестрельном оружии еще во второй половине XVII в., например на экземплярах собрания Уоллеса.

2. Предохранительные защелки. На ранних кремнево-ударных замках, которые нельзя было установить на предохранителе, явно требовался какой-то тип предохранителя, если стояла задача, чтобы оружие, на котором он будет установлен, будет переноситься в постоянной готовности открыть огонь в любой момент. Обычно это обретало форму заднего стопора (см. выше) или захвата, который не давал спуску двигаться. Но кремнево-ударный замок всегда можно было сделать безопасным с помощью «разряжания», т. е. отведения огнива назад, так что только с изобретением комбинированного огнива и крышки полки предохранительный механизм стал совершенно необходим. Как мы уже видели, возникла нужда в создании полукурка, изогнутого в направлении кулачка, но это устройство не было защищено от неправильного использования. Поэтому производители оружия все еще продолжали время от времени ставить на кремневые замки задние стопоры. После примерно 1720 г. огнестрельное оружие более высокого качества, как правило, оснащалось засовом, который запирал курок – форма предохранителя, которая, похоже, впервые появилась в конце XVII столетия. В карманных пистолетах, которые были особенно опасны без предохранителей, затворная задержка, часто срабатывавшая от перемещения спусковой скобы, как правило, сочеталась с устройством для блокирования курка, крышки затравочной полки и огнива.

3. Антифрикционные приспособления. В 1780-х гг. были внедрены два устройства (возможно, впервые это произошло в Англии), которые были предназначены для ускорения работы замка путем уменьшения трения, что способствовало большему количеству искр и более быстрому воспламенению. Первое из них было небольшим катковым приспособлением, прикрепленным к пружине огнива или к самому огниву, а другое – маленький вертлюг, соединяющий боевую пружину с кулачком. Оба устройства вошли в широкое использование с 1790 г.

4. Водонепроницаемая полка. Начиная примерно с 1780 г. кремневые замки часто оснащались водонепроницаемыми затравочными полками. Крышка полки делалась так, чтобы накрывать вертикальный фланец на кромке полки наподобие крышки на коробке и тем исключить доступ влаги к инициирующему заряду.

5. Золотая и платиновая оболочка запального канала и полки. Затравочная полка и, прежде всего, запальный канал были особенно восприимчивы к коррозии под воздействием горящего пороха. Еще со второй четверти XVII в. запальные каналы испанского огнестрельного оружия высшего качества, как правило, покрывались золотом, которое не боится коррозии. Похоже, эта практика не находила распространения в остальной части Европы до второй четверти XVIII в., после чего уже нередко и каналы, и полки подвергались этой обработке в высококачественном оружии, особенно в Англии. С 1805 г. вместо золота иногда стали использовать платину.