Битва на Марне

Соотношение людского потенциала и других ресурсов было в пользу Антанты. Вместе с тем, Германия была сильным противником. Стратегический план Германии был разработан в начале XX в. начальником генштаба Шлиффеном. Основная идея плана – разгромить последовательно и быстро армии Франции и России и тем самым избежать затяжной войны на два фронта. Намечалось нанести внезапный удар по Франции через Бельгию и Люксембург, обойти с севера и разгромить французские армии, занять Париж.

Учитывая, что Россия при слабом развитии транспорта не могла быстро осуществить развертывание, Шлиффен предложил в первый период войны прикрыть Восточную Пруссию одной армией, а после победы над Францией перебросить сюда все силы с Западного фронта. Разгромить Францию и Россию предполагалось за 3–4 месяца.

На западноевропейском театре боевых действий при общем равенстве сил германские армии, наносившие удар через Бельгию и Люксембург, располагали полуторным превосходством над действовавшими в этом районе силами противников. Активные действия начались 4 августа, когда германские войска, еще не завершив сосредоточения, двинулись в Бельгию. Уже с первых дней войны выявились недостатки немецкого плана. Бельгийцы, используя реку Маас и крепости Льеж и Намюр, на две недели задержали немецкие армии. За это время французские 4‑я и 5‑я армии успели выйти на франко‑бельгийскую границу. Так что внезапность немцы в полной мере не использовали.



После оттеснения бельгийской армии к Антверпену 5 германских армий правого крыла продолжали наступление через Бельгию в Северо‑Западную Францию с целью окружения и разгрома англо‑французских войск. В ходе Арденнской и Самбро‑Маасской операций 22–25 августа немцы отбросили противника. Германские армии левого крыла (6‑я и 7‑я) вынудили 1‑ю и 2‑ю французские армии, которые пытались вести наступление в Лотарингии, отступить на исходные позиции. Затем эти армии стойко отражали напор неприятеля до 8 сентября. Если бы французские 1‑я и 2‑я армии не выдержали, если бы они отступили 3 сентября после последнего штурма противника, немцы выиграли бы свои Канны, и тогда французы не смогли бы предпринять контрнаступление ни на Марне, ни на Сене или в любом другом месте.

Вместе с тем неудача в «пограничном сражении» вынудила англо‑французские войска отойти на реку Марна (восточнее Парижа). Нависла угроза падения Парижа. 2 сентября французское правительство перебралось в Бордо. Германское командование полагало, что исход войны на Западном фронте уже предрешен, и упустило из рук оперативное управление войсками; преследование противника приобрело стихийный характер.

Отход противника к Марне вынудил немцев отказаться от первоначального плана обхода Парижа с запада. Правофланговые германские армии (1‑я армия Клука и 2‑я армия Бюлова) были повернуты на юг, к Марне, восточнее Парижа. Они утратили свое охватывающее положение и оказались под угрозой удара из района Парижа, где развернулась новая (6‑я) французская армия.

Французы после перегруппировки стали в более выгодное положение, и главнокомандующий Ж. Жоффр назначил на 6 сентября переход в наступление. Замысел Жоффра сводился к двойному охвату германских армий левым флангом в районе Парижа и Большого и Малого Моренов, а правым – у Вердена. Существенную роль сыграло предпринятое Россией наступление в Восточной Пруссии и Галиции, что заставило германское командование перебросить на русский фронт два армейских корпуса и одну кавалерийскую дивизию.

С 5 по 9 сентября развернулось грандиозное сражение между шестью англо‑французскими и пятью германскими армиями. В нем приняло участие свыше 2 миллионов человек. Переход французов в контрнаступление явился для немцев неожиданностью. В течение недели боевые действия охватили огромную территорию – от Монтиона к северу от Парижа вдоль Марны и ее притоков (Урк, Малый и Большой Морен) и на восток к высотам Вердена.

Армии противников сближались, на различных участках фронта успех сопутствовал то одной, то другой стороне. На направлении главного удара англо‑французские войска почти вдвое превосходили противника в живой силе. В какой‑то момент для укрепления одного из флангов было переброшено дополнительно 6 тысяч солдат на парижских такси.

Французское командование стремилось произвести охват правого фланга всего германского фронта. Клук был вынужден снять два своих корпуса с южного участка фронта и направить их за реку Урк. Этот рискованный маневр, о котором не были поставлены в известность ни Мольтке, ни Бюлов, открыл правый фланг 2‑й германской армии. Бюлову пришлось отвести свои правофланговые части на север к Монмираю и северо‑западнее, еще более увеличив разрыв между 1‑й и 2‑й армиями. В конце концов, между смежными флангами армий Клука и Бюлова образовалась брешь шириной до 50 км. Появилась реальная угроза окружения ударной группировки немецких войск. На брешь между 1‑й и 2‑й германскими армиями был направлен британский экспедиционный корпус под командованием Френча. Но сэр Джон передвигался медленно, пройдя за три дня всего 25 миль, и, видя это, Жоффр вечером 8 сентября приказал 6‑й армии прижимать армию Клука к Урку, а 5‑й армии – сомкнуть фланги с британским экспедиционным корпусом и задавать темп. Но время было упущено.

Германские армии начали отступление. К 12 сентября они отошли за реку Эна и на линию восточнее Реймса, где укрепились на командных высотах. 15 сентября англо‑французские войска прекратили наступление. Обе противоборствующие стороны перешли к обороне на всем фронте от Уазы до швейцарской границы, положившей начало позиционной войне. Вскоре начался так называемый «Бег к морю», обе армии стремительно удлиняли линию фронта на запад, пока не стали на позиции, остававшиеся неизменными большую часть всей Первой мировой войны.

Германский план молниеносной войны против Франции был сорван, а вместе с ним на самом деле растаяли и надежды на победу Германии во всей войне. Так близко подошли немцы к победе, а французы – к катастрофе, так велико было изумление мира, следившего, затаив дыхание, за триумфальным маршем германских армий и отступлением союзников к Парижу, что битву, решившую исход войны, стали называть «чудом на Марне».

Главной трагедией марнских событий стала гибель людей. Потери с обеих сторон достигли почти 600 тысяч убитыми и ранеными.