Герой Чесменского боя: Дмитрий Ильин

Дмитрий Сергеевич Ильин родился в 1737 г. далеко от моря — в селе Демидиха Весьегонского уезда Новгородской губернии. В 1764 г. закончил Морской корпус в чине мичмана. К 1770 г. Дмитрий Ильин был уже в чине лейтенанта и служил артиллерийским офицером на бомбардирском корабле «Гром». Именно этому скромному, ничем не примечательному флотскому офицеру было суждено совершить блистательный подвиг, который, в сущности, решил исход грандиозного Чесменского боя…

В конце июня 1770 г. весь турецкий флот был сосредоточен в небольшой Чесменской бухте. Русская эскадра адмирала Г. А. Спиридова перекрыла противнику выход из бухты, а отряд кораблей под командованием контр-адмирала С. К. Грейга атаковал турок. Артиллерийская дуэль длилась с переменным успехом, и тогда командование решило направить на турок брандеры — пожалуй, самое опасное оружие ближнего боя на тогдашнем флоте. Брандер представлял собой небольшое деревянное судно, нагруженное порохом. Подходя вплотную к вражеским кораблям, он зажигал их и уничтожал.



Четыре русских брандера повели в атаку добровольцы — князь Василий Гагарин, капитан-лейтенанты Дугдаль и Макензи (оба — англичане на русской службе) и Дмитрий Ильин. Турки вовремя заметили перегруженные, медленно двигающиеся по бухте корабли и сосредоточили на них артиллерийский огонь. Брандеры Дугдаля и Макензи вскоре взорвались, не дойдя до цели, а корабль под командованием Гагарина поджег уже горящий турецкий линкор. Оставался брандер Дмитрия Ильина. Лейтенант, искусно лавируя под огнем противника, подвел свой корабль к борту огромного турецкого 84-пушечного линкора и с помощью абордажных крючьев сцепился с ним. Ильин собственноручно прибил горящий кранец к борту линкора. Теперь уже ничто не могло спасти «турка» от скорой гибели…

От летящих во все стороны искр на брандере занялся порох. Мгновенно загорелись снасти и паруса вражеского корабля, начали рваться запасы пороха у пушек. Через несколько минут турецкий линкор уже напоминал огромный костер, освещавший собой большую часть бухты.

Лейтенант Ильин с экипажем брандера успел вовремя отойти от горящего корабля. Но вряд ли он ожидал, что результат атаки на один из турецких линкоров окажется таким блестящим. Пламя с пылающего «турка» через несколько минут перекинулось на другие корабли. Вражеские моряки пытались тушить пожары, но все было тщетно. Один за другим гремели оглушительные взрывы, превращавшие турецкий флот в груду горящих обломков…

Разгром был неслыханным — в Чесменской бухте было сожжено и взорвано 14 линейных кораблей, 6 фрегатов, около 40 других кораблей, погибло 11 тысяч турецких моряков. Недаром на памятной медали в честь Чесменского боя, отчеканенной в России, выбита лаконичная надпись: «Былъ». Судьбу турецкого флота трудно описать точнее и лучше. И решили эту судьбу во многом мужество и храбрость 32-летнего лейтенанта Ильина.

За свой подвиг Д. С. Ильин был награжден недавно учрежденным в России орденом Святого Георгия IV степени (он стал 137-м кавалером ордена). В дальнейшем офицер-герой командовал бомбардирским кораблем «Молния», в 1774 г. по состоянию здоровья был переведен в Петербург и три года спустя вышел в отставку в чине капитана 1-го ранга. Умер герой Чесмы в своем поместье Демидиха 19 июля 1802 г. и был похоронен рядом с храмом Успения Пресвятой Богородицы села Застижье Весьегонского уезда Тверской губернии.

Память о Дмитрии Ильине бережно сохранялась в русском флоте. Название «Лейтенант Ильин» носили два эскадренных миноносца (1887, 1916), а в 2000 г. это название было присвоено одному из тральщиков Черноморского флота. На могиле Д. С. Ильина еще в 1895 г. был установлен величественный надгробный памятник, который в 2002–2003 гг. был отреставрирован. А в 2005 г. имя лейтенанта Ильина присвоено одной из улиц Твери.