Карибский кризис. Куба. 1962 г

После завершения боевых действий на территории Кореи очередное столкновение идеологий (капиталистической и социалистической), поставившее мир на грань ядерной войны, произошло в 1962 г. Эти события мы знаем под названием Карибского кризиса.

Несмотря на то что США на рубеже ХХ в. Помогли Кубе избавиться от испанского господства, включенная (под давлением американцев) в кубинскую конституцию «поправка Платта» позволяла американцам вмешиваться во внутренние дела страны. В 1934 г. эта поправка была отменена, но на юге страны, в заливе Гуантанамо, осталась военная база США (и находится там до сих пор). Американцы контролировали 80 % местной промышленности, 90 % добычи полезных ископаемых и 40 % производства сахара.

В 1952 г. в результате военного переворота к власти на Кубе пришел Фульхенсио Батиста-и-Сальдивар, через два года организовавший свои собственные выборы в президенты страны. Опираясь на помощь США, Батиста запретил все политические партии и установил в стране диктаторский режим.

С 1956 г. на арену политической и вооруженной борьбы выходит отряд революционеров во главе с молодым юристом Фиделем Кастро Русом (они совершают нападение на казармы «Монкада» в городе Сантьяго-де-Куба). Повстанцы рассчитывали, что их действия вызовут народное восстание, которое сметет режим Батисты. Однако реальная народная поддержка этой группы началась с весны 1957 г., когда Фидель Кастро издает «Манифест об основах аграрной реформы». Он обещал крестьянам всю землю острова, а в контролируемых его сторонниками районах начал конфискацию латифундий и раздачу батракам и мелким арендаторам земельных наделов.

В результате этих мероприятий уже к концу 1957 г. Кастро смог преобразовать свои небольшие отряды в Повстанческую армию.

После двухлетней вооруженной борьбы диктатор Батиста бежал с Кубы, а 2 января 1959 г. в столицу торжественно вошли части Камило Сьенфуэгоса и Эрнесто Че Гевары. В феврале правительство возглавил Фидель Кастро Рус, а президентом республики стал Освальдо Дорикос Торрадо.

Кастро не был коммунистом и пришел к власти как демократический лидер. Он провел земельную реформу, начал строить школы, больницы, жилые дома для бедных.

Его революция была скорее не политической, а социальной. Но из-за того, что США активно поддерживали Батисту, эта революция прошла под антиамериканскими лозунгами, а сожжение американского флага сделалось обязательной частью любого митинга. Такое отношение к Соединенным Штатам в итоге не могло не привести Кубу

к дружбе с Советским Союзом и выбору социалистического пути дальнейшего развития страны.

Наблюдая за крепнущими советско-кубинскими связями (75 % кубинского экспорта «уходило» в СССР), администрация Д.Эйзенхауэра решила устранить Кастро насильственным путем. ЦРУ развернуло активную работу среди кубинских эмигрантов во Флориде с целью физического устранения Кастро, но все три попытки провалились. Деятельность ЦРУ переориентировалась на подготовку вторжения силами кубинских эмигрантов и наемников. Попытку разрешения противоречий политическим путем предпринял советский лидер Никита Сергеевич Хрущев, который в сентябре 1959 г. встретился в США с президентом Эйзенхауэром. Своеобразная риторика Хрущева («Вы хотите навязать нам состязание в гонке вооружений? Мы этого не хотим, но не боимся. Мы вас побьем! У нас производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, как колбасы из автомата...») привела лишь к обострению отношений и размещению на территории Турции и Италии американских баллистических ракет средней дальности.

Очередная встреча американского и советского лидеров в Париже была сорвана из-за полета американского разведывательного самолета «Локхид U-2» 1 мая 1960 г. над территорией Советского Союза. Самолет был сбит ракетой В-750 ЗРК С-75 расчетом майора М.Воронова, американский пилот лейтенант Френсис Г.Пауэрс был взят в плен (впоследствии его обменяли на советского разведчика).

Следующий контакт на XV сессии Генеральной Ассамблеи ООН также не добавил теплоты в отношениях между супердержавами. Снимки советского лидера, грозящего кулаком или стучащего башмаком по кафедре с криком: «За ним придут мои солдаты!» — обошли все западные газеты. Выдвинутые же предложения о всеобщем разоружении и предоставлении независимости колониальным странам и народам поставили американцев в «очень интересное» положение.

В марте 1960 г. Эйзенхауэр подписал приказ, обязывающий ЦРУ «организовать, вооружить и подготовить кубинских эмигрантов в качестве партизанской силы для

свержения режима Кастро».

По замыслу операции «Плутон» антиправительственные отряды (так называемая «бригада 2506») должны были высадиться на Кубе и немедленно образовать «контрправительство», которое обратилось бы за помощью к Соединенным Штатам.

Когда Джон Ф.Кеннеди стал президентом, подготовка операции была практически закончена. Новый президент долго колебался, раздумывая, как поступить с «наследством» Эйзенхауэра. 22 и 28 января 1961 г. Кеннеди провел совещания с представителями Пентагона, ЦРУ и новой администрации, в течение которых конкретизировал задачи по подготовке и проведению операции.

В начале апреля 1961 г. подготовка была завершена. «Бригада 2506» состояла из четырех пехотных, моторизованного, воздушно-десантного батальонов и батальона

тяжелого оружия. Кроме того, в нее входили танковая рота, бронеотряд и ряд вспомогательных подразделений.

12 апреля президент Дж.Кеннеди публично заявил, что США не нападут на Кубу, однако это был лишь маневр, рассчитанный на усыпление бдительности.

За два дня до начала вторжения (т. е. 15 апреля 1961 г.) основные силы десанта (пять транспортов, три десантных корабля и семь десантных барж) покинули порты погрузки и направились к берегам Кубы. В это же время корабли ВМС США обогнули Кубу с востока и стали развертываться у ее южных берегов. Самолеты ВВС США (24 бомбардировщика В-26, восемь военно-транспортных С-46 и шесть С-54) с кубинскими опознавательными знаками, но с американскими пилотами, нанесли удары по важнейшим узлам коммуникаций, аэродромам и ряду населенных пунктов (в том числе Гаване). Налеты американской авиации на Кубу составили основное содержание первой фазы операции «Плутон».

Второй фазой была непосредственная высадка десантов. В 2 ч 17 апреля в районе Плайя-Ларга высадились диверсанты-подводники из состава специальных войск США (так называемые «тюлени»). Вслед за этим началась высадка десанта в районе Плайя-Хирон. Вскоре после этого были выброшены парашютно-десантные группы с задачей перерезать дороги, ведущие от побережья бухты Кочинос в глубь острова.



Утром 17 апреля на Кубе было введено военное положение и во второй половине дня кубинские вооруженные силы перешли в контрнаступление. Кубинская авиация, несмотря на господство американцев в воздухе, сбила шесть самолетов противника и потопила транспортный корабль «Хаустон», на котором находился пехотный батальон и большая часть тяжелого вооружения десанта. Американцы рассчитывали на поддержку «бригады 2506» местными жителями в борьбе против режима Кастро, но ЦРУ не учло сильных антиамериканских настроений в кубинском обществе.

На рассвете 18 апреля Вооруженные силы Республики Куба развернули наступление на всех направлениях. Одновременно до сведения американского правительства было доведено заявление Советского Союза о готовности оказать кубинскому народу «всю необходимую помощь».

В ночь на 19 апреля в Белом доме состоялось экстренное совещание президента Дж. Кеннеди с руководителями ЦРУ и Пентагона. На этом совещании принято решение — открытую поддержку кубинским эмигрантам США оказать не может.

19 апреля летчики кубинских ВВС и советские летчики-инструкторы сорвали удар бомбардировщиков В-26: американцы не учли поясную разницу во времени и истребители с авианосца «Эссекс» опоздали к месту «рандеву» ровно на час. А бомбардировщики без прикрытия истребителей так и не смогли выполнить поставленную задачу.

Днем американское командование направило в район бухты Кочинос шесть эсминцев и самолеты ВМС, чтобы попытаться спасти уцелевших участников десанта, но кубинские сторожевые корабли и самолеты отогнали спасательные плавсредства от берега. 19 апреля в 17 ч 30 мин пал последний крупный пункт сопротивления мятежников — Плайя-Хирон.

Основные силы десанта были разгромлены менее чем за 72 часа. В боях было сбито 12 американских самолетов, захвачено пять танков М-4 «Шерман», десять бронетранспортеров и все легкое и тяжелое вооружение «бригады 2506». Из состава десанта было убито 82 чел. и 1214 чел. попало в плен.

20 июля 1961 г. состоялось заседание Национального совета безопасности США, о содержании которого стало известно лишь в 1994 г., когда Джеймс Гэлбрейт (сын знаменитого экономиста) опубликовал «Записи…», сделанные полковником Говардом Бэррисом, помощником вицепрезидента Линдона Джонсона. Речь на заседании шла о возможности нанесения упреждающего ядерного удара по СССР. Недавно принявший полномочия Президента США Джон Кеннеди только приветствовал «ядерный ажиотаж» высшего эшелона власти Пентагона. Однако, несмотря на подавляющее превосходство США, было решено, для еще большего наращивания отрыва, подождать несколько лет, и уже тогда «стереть коммунистов с лица Земли».

В феврале 1962 г. под давлением США Кубу исключили из Организации американских государств (ОАГ). ВВС и ВМС США вторгаются в воздушное пространство и территориальные воды республики.

Провал операции «Плутон» и провокации США в 1962 г. еще больше сблизили позиции СССР и Кубы. В середине 1962 г. было подписано соглашение о поставках на остров советского оружия. Кубинские летчики отправились в Чехословакию осваивать советские самолеты.

В конце июня в Москве министры обороны Кубы и СССР, Рауль Кастро и Родион Яковлевич Малиновский, подписали секретный договор о размещении советских войск на территории Республики Куба. После этого главное оперативное управление Генерального штаба под руководством генерал-полковника Семена Павловича Иванова начало разработку подготовки и проведения мероприятия «Анадырь» — такое кодовое наименование получила операция по переброске войск на Кубу.

Во всех документах операция была закодирована под стратегическое учение с перебазированием войск и военной техники в различные районы Советского Союза. Уже к 20 июня была сформирована Группа советских войск на Кубе (ГСВК), командовать которой был назначен генерал Исса Александрович Плиев.

В состав группировки вошли: 51-я ракетная дивизия, сформированная на базе 43-й ракетной дивизии, дислоцированной на Украине, и имевшая в своем составе шесть

ракетных полков; четыре мотострелковых полка, одним из которых командовал будущий министр обороны СССР Дмитрий Тимофеевич Язов; две зенитные ракетно-артиллерийские дивизии; истребительный и вертолетный полки; два полка фронтовых крылатых ракет, также оснащенных ядерными боеголовками. Общая численность личного состава должна была составить 44 тыс. чел.

Первое подразделение ракетных войск прибыло в кубинский порт Касильда 9 сентября на теплоходе «Омск». Для доставки войск на остров 85 судов совершили 180

рейсов, пока США не ввели морскую блокаду. Солдатам и офицерам ничего не сообщали о цели их путешествия. Части грузились на корабли со всеми своими запасами, прихватывая даже валенки и зимние караульные тулупы.

Размещались военнослужащие в трюмах, откуда категорически запрещалось выходить. Температура в них достигала 50°С, кормили людей два раза в сутки и только ночью. Умерших хоронили по морскому обычаю — зашитыми в брезент опускали в океан.

Такие меры предосторожности дали результат — американская разведка ничего не заметила, отметив лишь увеличение потока советских судов в кубинские порты. Всерьез американцы забеспокоились после сообщений своей агентуры о передвижениях по ночным дорогам острова тягачей с огромными контейнерами. Над Кубой закружились самолеты-разведчики, и на полученных снимках изумленные американцы увидели строящиеся ракетные позиции.

23 октября 1962 г. президент Джон Кеннеди подписал директиву об установлении морского карантина в отношении Кубы. На следующий день американские моряки

начали досмотр кораблей, идущих на остров. Из-за блокады на Кубу не попали ракеты Р-14.

К 27 октября три полка ракетной дивизии были уже готовы нанести ракетно-ядерный удар со всех своих 24 стартовых позиций. Одновременно в полную боевую готовность были приведены Ракетные войска стратегического назначения, Войска противовоздушной обороны страны, Дальняя авиация; в повышенную боевую готовность — сухопутные войска, часть сил ВМФ.

В условиях полной секретности на Остров свободы была доставлена почти вся 51-я ракетная дивизия генерала И.Д.Стаценко, 42 бомбардировщика Ил-28, 40 истребителей МиГ-21, две дивизии ПВО (Токарева и Воронкова), вооруженные 144-мя ЗРК С-75, а вдоль побережья начали курсировать мобильные установки противокорабельных крылатых ракет первого поколения.

В зоне досягаемости наших бомбардировщиков и баллистических ракет оказалась территория США до рубежа Филадельфии—Сент-Луис—Даллас—Эль-Пасо. Под

возможный удар попали Вашингтон и Норфолк, Индианаполис и Чарлстон, Хьюстон и Новый Орлеан, базы ВВС на мысе Канаверал и вся территория Флориды.

Это был достойный ответ развертыванию американских ракет средней дальности «Юпитер» на базе Турции и Италии, которые за несколько минут могли достичь территории СССР.

14 октября американский U-2 сфотографировал стартовые площадки для запуска баллистических ракет средней дальности. Сопоставив фотографии с полученными ранее агентурными сведениями о прибытии на остров «странного русского оружия», янки пришли к выводу, что Советский Союз разместил на Кубе ракеты Р-12 с ядерными боеголовками.

16 октября снимки вместе с докладом ЦРУ легли на стол президента Дж. Ф. Кеннеди.

Развертывание ядерного оружия в 90 милях от территории США оказалось очень неприятным сюрпризом для американского правительства. Ведь подлета бомбардировщиков с ядерными бомбами всегда ожидали со стороны Арктики — по кратчайшему расстоянию через Северный полюс, и все системы и средства ПВО были расположены на севере США.

Штаты привели свои вооруженные силы в состояние олной боевой готовности. Их Стратегическое авиационное командование было приведено в состояние Defcon-3 — готовность к ядерной войне.

22 октября военные корабли США (около 180 единиц) получили приказ задерживать и обыскивать все торговые суда, следующие на Кубу и обратно. Были сделаны приготовления к высадке 100-тысячной армии. Планом операции «Мангуст» была предусмотрена высадка десантов на северном и южном побережье острова с одновременным ударом с американской военно-морской базы на Кубе Гуантанамо.

На 40 ближайших к Кубе гражданских аэродромах были сосредоточены бомбардировщики В-47 с ядерными боеприпасами на борту. Четверть состава «Стратофортрессов» В-52 постоянно находились в небе. Как стало известно уже

в XXI в., когда американский научный журнал «Bulletin of atomic scientists» опубликовал рассекреченные документы Пентагона, на базе Гуантанамо в 1961 г. также были размещены ядерные боеприпасы. Ядерные заряды были приведены в боеготовое состояние и находились на этой американской военно-морской базе вплоть до 1963 г.

Американцы рассчитывали на то, что удар 430 боевых самолетов по Кубе позволит подавить русские стартовые позиции ракет Р-12 до момента пуска, а время на его подготовку требовалось немалое — более восьми часов, ведь эти жидкостные ракеты необходимо было еще заправить горючим и окислителем.

В качестве ответной меры Советский Союз также провел мероприятия, направленные на повышение боевой готовности армии и флота. Группа советских войск на Кубе получает «добро» на открытие огня на поражение.

Одновременно с этими действиями лидер СССР (Н.С.Хрущев) выступает с предупреждением о том, что Советский Союз примет все необходимые меры, чтобы дать достойный отпор агрессору. Советские корабли, следующие на Кубу, стали сопровождаться нашими подводными лодками.

Американцы продолжали подготовку к проведению операции по вторжению и полеты своих разведывательных самолетов над Кубой. Кризис достиг апогея 27 октября, когда наши зенитчики ракетой комплекса С-75 «Двина» сбили разведчик «Локхид U-2», пилотируемый майором Андерсоном. Плиев отдал приказ ракетчикам: открывать огонь при приближении чужих машин, а Гарбуз и Гречко отдали непосредственный приказ на уничтожение «цели 33». Приказ был выполнен 1-м дивизионом зенитно-ракетного полка под командованием полковника И.Герченова. Первая ракета поразила самолет-разведчик на высоте около 20 км, вторая же настигла уже падающую машину и превратила ее в груду металлолома. Пилот самолета погиб.

Мир оказался на грани ядерной войны. Американцы до сих пор называют этот день «черной субботой». Угроза войны превратилась в реальность, многие жители Вашингтона начали покидать город. Однако проведенные американцами учения еще в 1957 г. показали, что от ракет С-75 и С-125 советской ПВО при массированном налете будут уничтожены более 50% самолетов, остальные же, по опыту Второй мировой войны, не решатся в таких условиях достигать поставленных целей. Советские же батареи скорострельных зенитных артиллерийских установок «Шквал» в это время сбивали девять из десяти крылатых ракет.

Не решившись на начало ядерной войны, Дж. Кеннеди поручает своему брату Роберту встретиться с советским послом в Вашингтоне. Была сделана еще одна попытка

выйти из кризиса политическим путем.

Лишь к вечеру 28 октября удалось найти компромиссное решение — США выводят ракеты «Юпитер» с территории Турции, ФРГ и Италии, Советский Союз вывозит свои ракеты с территории Кубы. Дж. Кеннеди заверил Советский Союз и мировую общественность, что Соединенные Штаты отменят морскую блокаду Кубы и что их правительство берет на себя обязательство не совершать вооруженной интервенции против Республики Куба. Военное противостояние двух мировых систем продолжалось, но войны удалось избежать. Здравый смысл лидеров двух сверхдержав взял верх. Никто не хотел войны, но она была как никогда возможна.

Видимо, «карибский урок» был усвоен как в Москве, так и в Вашингтоне и Лондоне. 5 августа 1963 г. СССР, США и Великобритания подписали в Москве договор

о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой.

Но еще до этих событий, накануне 1 мая 1963 г., Ф.Кастро прибыл в Москву. В ходе визита он посетил ряд воинских частей, побывал на Северном флоте, где встретился с подводниками, участвовавшими в походе к берегам Кубы. 29 мая в результате продолжительных советско-кубинских переговоров по просьбе кубинской стороны было подписано секретное соглашение об оставлении на «Острове свободы» символического контингента советских войск — мотострелковой бригады.

Учебно-боевая деятельность советских войск на Кубе не обошлась без жертв: 66 советских военнослужащих и три человека из числа гражданского персонала погибли

(умерли) при различных обстоятельствах, связанных с выполнением обязанностей военной службы.

Присутствие советских солдат и офицеров на Кубе неоднократно вызывало протест администрации Белого дома. Долгое время Москва отрицала наличие «своих» военнослужащих на острове. Лишь в 1979 г. Л.И.Брежнев признал, что на Кубе имеется бригада советских военнослужащих, которая представляет собой «учебный центр по

подготовке кубинских военных специалистов».

После прихода к власти в СССР М.С.Горбачева и объявления о «новом политическом мышлении», о курсе на демократизацию и перестройку усиливается давление и по вопросу о советских войсках на Кубе. Накануне апрельского визита советского лидера на Кубу Горбачев получает секретное послание от президента США, в котором прямо заявлено: «Инициатива Советского Союза и Кубы… окупится серьезными дивидендами доброй воли Соединенных Штатов». Куба, однако, давлению не поддалась, и прощание Кастро с Горбачевым было очень сухим: если при встрече они обнялись, то, прощаясь, лишь холодно пожали друг другу руки.

Буш-старший во время «Мальтийского Мюнхена» настаивал на «реформировании общества», на том, чтобы Горбачев «дал сателлитам идти своим путем», и на «выводе советских войск отовсюду».

По распоряжению Горбачева бригада в количестве 11 тыс. чел. в течение месяца в спешном порядке была выведена на родину. Это вызвало вполне законное недоумение у Ф.Кастро, который намеревался увязать вывод советских военнослужащих с ликвидацией находящейся на острове американской военно-морской базы Гуантанамо. Однако первый и последний Президент СССР к мнению кубинского лидера не прислушался, т. к. лично пообещал госсекретарю США Бейкеру ликвидировать советское военное присутствие на острове «как можно скорее».

В итоге каждая из сторон получила свои «дивиденды» — в Гаване под председательством Ф.Кастро в 1999 г. прошла IX встреча ибероамериканских государств, на которой была принята декларация, содержавшая призыв к Вашингтону отказаться от блокадного закона Хелмса—Бертона, и была отвергнута инициатива США по созданию «группы друзей», которые смогут «приходить на помощь различным странам региона, в случае возникновения в них угрозы демократии». А Россия приняла участие в саммите ОБСЕ в Стамбуле (17—18 ноября 1999 г.), на котором речь шла о нарушении Российской Федерацией прав человека в Чечне и где России пришлось пойти на очередные уступки.

До последнего времени на Кубе, недалеко от поселка Лоурдес, функционировал единственный военный объект Российской Федерации — Центр радиоэлектронной и радиотехнической разведки, находящийся в совместном ведении МО РФ и ФАПСИ.

18 октября 2001 г. второй Президент Российской Федерации В.В.Путин объявил о ликвидации к 1 января 2002 г. этого Центра, находившегося столько лет на территории Республики Куба.