Кризисы Временного правительства и Корниловский мятеж

Во Временное правительство вошли в большинстве своем представители буржуазных партий и слоев населения. Принять окончательное решение об изменениях в государственном строе России должно было Учредительное собрание, сформированное на основе всеобщих равных и прямых выборов.

Выборы в Учредительное собрание задерживались из‑за технических трудностей. Окончательное решение ряда важнейших для страны вопросов было отложено именно до его созыва. Правительство сохраняло установку на войну. Непоследовательная политика, неопределенность целей, противоречия между декларациями и реальными шагами, провоенная позиция и возросшая активность оппозиции – все это стало причинами нескольких кризисов Временного правительства.

Первый разразился в апреле 1917 г. в связи с нотой министра иностранных дел Милюкова правительствам Англии и Франции. В ноте говорилось, что Временное правительство будет продолжать войну до победного конца. После чего в городах начались массовые митинги и демонстрации с требованием немедленного прекращения войны, отставки Милюкова и военного министра Гучкова. Оба вышли из состава правительства. 5 мая между Временным правительством и исполкомом Петроградского Совета было достигнуто соглашение о создании коалиции. В новое правительство вошли и министры‑капиталисты, и министры‑социалисты. Военным министром стал эсер Александр Федорович Керенский, талантливый оратор и дипломат.

В результате провала наступления русской армии и угрозы кадетов развалить коалицию произошел следующий, июньский кризис. 18 июня состоялись массовые демонстрации рабочих и солдат в Петрограде. Развернув в тот же день наступление на Юго‑Западном фронте, правительство сбило антиправительственную волну.



Третий кризис разразился 2 июля 1917 г. в связи с выходом из правительства кадетов в знак протеста против уступок украинским «сепаратистам». 3–4 июля в столице прошла многотысячная вооруженная демонстрация солдат, матросов, рабочих, выступавших за создание советского правительства. Участие в организации выступления принимала боевая организация большевиков, хотя лично Ленин был категорически против этого. Правительство использовало для подавления выступления части, срочно переброшенные с фронта. Начались репрессии против большевиков и левых эсеров, которых обвиняли в подготовке вооруженного захвата власти. Временное правительство для укрепления дисциплины в армии ввело на фронте смертную казнь. Июльский кризис завершился созданием второй коалиции. Правительство возглавил Керенский, на пост главнокомандующего вместо смещенного либерала Брусилова был назначен Лавр Корнилов.

12–15 августа 1917 г. в Москве было собрано Государственное совещание, в котором приняли участие представители всех политических и общественных организаций. Однако примирить силы не удалось, правительство критиковали со всех сторон. Керенский, фактически сосредоточивший в своих руках власть, пытался лавировать между коллегами по социалистическому движению и группой Корнилова – сторонниками «сильной власти».

Успех Рижской операции германцев в августе 1917 г. еще более усугубил кризис в стране. Назревала всеобщая забастовка железнодорожников. Целые области и города фактически выходили из подчинения центральной власти. Возросла активность радикальных революционеров. Чиновники в основном занимались казнокрадством и взяточничеством. И тогда в России появился «кандидат в Бонапарты» – способный военачальник генерал Корнилов.

Он направил правительству записку, в которой предлагал ввести военные суды для населения, восстановить дисциплинарные полномочия офицеров. Керенский выразил принципиальное согласие. В Москве в день приезда на государственное совещание Корнилов был встречен овациями. Офицеры на руках относили его к автомобилю. Корнилова призывали спасти Россию. Правда, программа генерала была определена не слишком четко. Предполагалось, что насильственный переворот и установление режима личной диктатуры произойдет только в том случае, если не удастся договориться с Керенским.

24 августа в Ставку прибыл Савинков, ознакомивший Корнилова с проектами законов, предложенных на основе его записки, и сообщивший о решении Керенского объявить в Петрограде военное положение. От имени правительства Савинков просил генерала к концу августа подтянуть к Петрограду 3‑й конный корпус. Корнилов дал свое согласие. Керенский с июля знал о готовящемся выступлении, но никак не мог определиться, с кем ему быть в решающий момент.

В дело по собственной инициативе вмешался обер‑прокурор Синода В. Львов. 22 августа он посетил Керенского и предложил ему от имени неких таинственных оппозиционных организаций и во избежание надвигающегося кровопролития уступить власть сторонникам твердого порядка. Керенский согласился и уполномочил его на переговоры от имени премьер‑министра с теми, кому он может передать власть. 24–25 августа Львов прибыл в Ставку и в качестве представителя Керенского договорился о передаче власти Верховному главнокомандующему на время формирования нового правительства. 26 августа Львов доложил Керенскому о результатах переговоров с Корниловым и по настоянию главы правительства письменно изложил предложения генерала. Этот документ впоследствии и стал главной уликой против Корнилова.

25 августа 1917 г. Корнилов отправил в 3‑й корпус генерала Крымова, который должен был ждать известия от командующего о том, что в Петрограде началось восстание большевиков. Получив такое сообщение, Крымов должен был немедленно занять город, обезоружить гарнизон и население, разогнать Советы. Эти действия Корнилова и были началом «мятежа», хотя корпус и шел к столице по просьбе правительства.

27 августа в Ставку поступило распоряжение Керенского, в котором он требовал, чтобы Корнилов сдал командование и прибыл в Петроград. Для генерала и его сторонников это письмо стало полной неожиданностью. Керенский объявил стране о мятеже Верховного главнокомандующего, о том, что тот 26 августа требовал передачи ему всей полноты власти через своего представителя Львова.

Последовали воззвания Керенского и Советов к армии, железнодорожникам, местным комиссарам и т. д., речь в которых шла об измене родине, оголении фронта. Савинков был назначен генерал‑губернатором Петрограда и собирал революционные войска для обороны. 28 августа Керенский потребовал отменить приказ о движении 3‑го конного корпуса на столицу. Корнилов отказался. Однако большинство командующих фронтами выступили на стороне правительства.

30 августа части Крымова были остановлены верными правительству войсками. Казаки и офицеры вняли требованиям правительства. Крымов был вызван в Петроград, где он позже застрелился. Авторитетный генерал Алексеев согласился на предложение Керенского возглавить штаб Ставки. Это было большим ударом по корниловцам, которые имели все основания рассчитывать на поддержку Алексеева. Сам он говорил, что принял новый пост, чтобы смягчить удар по мятежному генералу, идеям которого сочувствовал. Приехав в Могилев, 1 сентября 1917 г. Алексеев арестовал Корнилова.

Новым главнокомандующим стал Керенский. 31 августа он возглавил Директорию – вновь созданный временный орган управления государством. 1 сентября 1917 г. в России была провозглашена республика. Правые силы были разгромлены, но упал и престиж Керенского. Влияние большевиков, принявших непосредственное участие в срыве корниловского мятежа, наоборот, возросло.