Любечский съезд

Любечский съезд

Перед смертью Ярослав Мудрый поделил русскую землю между своими сыновьями, тем самым положив начало феодальной раздробленности. Старшему сыну Изяславу Ярослав дал Киев и Новгород, второму сыну Святославу – Чернигов, третьему – Всеволоду – Переяславль (недалеко от Киева), четвертому – Вячеславу – Смоленск, пятому – Игорю – Владимир‑Волынский.

У Изяслава, Святослава и Всеволода были и свои дети. Начались постоянные усобицы между дядьями и племянниками. Каждый рассчитывал увеличить свой удел. От постоянных войн страдал, конечно, в первую очередь простой народ, наступило смутное и кровавое время. Объектом споров стал и великокняжеский престол. Вкратце бурная история того периода выглядит так. Изяслав не сумел поддержать свой авторитет, восстановил против себя киевлян, которые и изгнали его из столицы.

Возвратясь затем в Киев, Изяслав был вторично изгнан оттуда – уже собственными братьями; он бежал в Польшу, а киевский престол занял Святослав и княжил там до смерти. Затем Киев опять перешел в руки к Изяславу, а Чернигов в это время достался Всеволоду. После смерти Изяслава киевский престол занял Всеволод, а второй город – Чернигов – Всеволод отдал своему старшему сыну Владимиру (будущему Мономаху). Детей Святослава Всеволод вовсе вычеркнул из общего наследия, как изгоев, которые не имели права на великокняжеский престол, поскольку и их отец не мог бы стать великим князем, если бы соблюдал принцип старшинства и не прогнал с престола старшего брата. Это пренебрежение интересами Святославичей стало причиной дальнейшей борьбы.



В 1093 г. Всеволод умер, оставив после себя сына Владимира, прозванного Мономахом – по имени своего деда со стороны матери. Владимир не встретил бы препятствий со стороны киевлян, если бы захотел занять великокняжеский престол, но, будучи, несомненно, сдержанным и умным человеком и не желая новых усобиц, Мономах предоставил киевский престол старшему из своих двоюродных братьев Святополку Изяславичу. Этот князь, однако, не пользовался расположением ни среди киевлян, ни среди князей. Произвол бояр и ростовщиков в столице привел в свое время (1113) после смерти Святополка к восстанию. Во время княжения Святополка Святославичи стали добиваться полноправности и заявили притязание на черниговский стол, занятый Мономахом.

Особенно страшны стали усобицы после того, как сын черниговского князя Святослава Олег завязал отношения с половцами и неоднократно приводил их отряды на Русь для своекорыстного решения междукняжеских проблем. Владимир Мономах вынужден был отказаться от Чернигова и вернуться в Переяславль. Вскоре он начал широкомасштабную войну с половцами.

В 1096 г. Святополк Изяславич Киевский и Владимир Мономах предложили Олегу Святославичу объединить силы в борьбе с половцами и приехать в Киев на всерусский княжеский съезд, чтобы разобраться во всех обидах и заключить договор о порядке на Руси. Олег ответил высокомерным отказом. Тогда объединенное киевско‑переяславское войско двинулось на Чернигов. В пути к ним присоединился волынский князь Давид Игоревич. Не надеясь на верность черниговцев, которые осуждали его за то, что он поддерживал отношения с половцами, черниговский князь бежал в Стародуб. После долгой осады, полной блокады города и нескольких приступов горожане потребовали от Олега пойти на мировую с братьями.

Родственники отняли у Олега Чернигов и потребовали, чтобы он явился на общий съезд русских князей. Вскоре началась война с половцами, которые напали и на Переяславль, и на Киев. Олег опять выступил против братьев и двоюродных племянников. Он взял Муром, Суздаль, Ростов. Готовился к походу на Новгород. Против Олега поднялся весь дом Мономаха, и его выбили из северных русских городов. Теперь он поклялся прибыть на съезд князей.

Этот форум состоялся в 1097 г. в Любече – родовом замке Мономаха. Прибыли все наиболее крупные русские князья, внуки и правнуки Ярослава Мудрого: Святополк Киевский; Владимир Мономах, князь переяславский; братья Святославичи Олег и Давид; Давид Игоревич из Владимира‑Волынского; Василько Ростиславич, князь теребовльский, враждовавший на Волыни с Давидом Игоревичем; другие князья, их бояре и дружинники.

Князья договорились: «каждо да держить отчину свою». За нарушение этого порядка князьям‑отступникам грозило наказание со стороны остальных князей. Святополку Изяславичу, как старшему, был оставлен Киев с Туровом и Пинском и титул великого князя; Владимиру Мономаху – Переяславское княжество, Суздальско‑Ростовская земля, Смоленск и Белоозеро; Олегу и Давиду Святославичам – Чернигов и Северская земля, Рязань, Муром и Тмутаракань; Давиду Игоревичу – Владимир‑Волынский с Луцком; Васильку Ростиславичу (с братом) – Теребовль, Червень, Перемышль. Съезд провозгласил принцип наследования князьями земель своих отцов. Это решение констатировало наличие нового политического строя на Руси, основой которого было сложившееся крупное феодальное землевладение.

Принятое решение говорило о том, что некогда единое государство теперь распадается на отдельные земли. Даже великий киевский князь не мог «вступиться» в чужую вотчину. Впрочем, защитить новый порядок было почти невозможно, так как в его основе лежала независимость каждого от каждого, опирающаяся на выросшую хозяйственную и военную мощь отдельных земель и городов. Едва князья разъехались по домам, как Святополк и Давид Игоревич в Киеве схватили, а затем ослепили князя Василька. Город Теребовль и близлежащие земли, принадлежащие Васильку, были захвачены Давидом.

Мономах решил наказать князей‑отступников. Большое войско, состоявшее из дружин самого Мономаха, его сыновей, Олега и Давида Святославичей, которые на этот раз подчинились Любечскому договору, двинулось на Киев. Город был осажден, в нем начались выступления против Святополка, и тот был вынужден принять ультиматум Мономаха – отправиться в совместный поход против владимиро‑волынского князя Давида Игоревича. Тот упросил князей не наказывать его, так как он освободил Василька, и все закончилось миром.

Освободившись из‑под стражи, Василько вскоре начал вместе со своим братом войну против Давида. Братья вернули себе все свои земли.