Начало освободительной войны в Украине. Битва на Желтых водах

Значительную часть территории Речи Посполитой составляли украинские земли. Обеспечить защиту таких огромных пространств поляки своими силами не могли, поэтому на военную службу привлекались и украинцы. Именно им было поручено охранять южные и восточные границы государства – в первую очередь от татар. С другой стороны, практически невозможно было бороться с поселенцами на этих границах. На плавнях и островах за порогами Днепра действовали свои порядки.

Поселенцы, называвшие себя казаками, не подчинялись панам и воеводам. Основным их занятием был военный разбой, и для поляков было лучше направить их энергию куда‑нибудь за пределы государства. Польское правительство отчасти легализовало казачество. Были созданы отряды реестровых казаков, находившихся на королевской службе, более состоятельных и лояльных. Они в свою очередь оказывали «благотворное» влияние на низы казаческого сословия, сечевиков, проживавших в своеобразной республике – Запорожской Сечи.

Сечь воспринималась украинцами как центр национального сопротивления, надежда и гордость украинского народа. Для сопротивления были серьезные причины. Поляки бесцеремонно попирали национальные обычаи, насаждали свою культуру и католическую или униатскую веру. Усиливался и феодальный гнет. Множество крестьян бросали свои дома и отправлялись на Сечь. Этот факт и несколько мятежей, устроенных казацкими полковниками в первой половине XVII в., обеспокоили Варшаву. В конце 1630‑х годов правительство сократило реестр. В Сечи был поставлен сильный гарнизон из реестровиков и польских жовниров. Была ликвидирована выборность старшины, поляки сожгли казацкие корабли (чайки) и реквизировали пушки. Новый мятеж против поляков был поднят в 1648 г. Богданом Хмельницким. Этот бунт перерос в общенациональную освободительную войну украинцев.



Зиновий Богдан Хмельницкий принадлежал к верхушке казачества, был сыном Чигиринского сотника. Он получил хорошее образование в польских учебных заведениях. Хмельницкий не раз участвовал в войнах в составе польских войск. В 1620 г. он попал в плен к туркам, где провел два года. Во время войны короля Владислава с Москвой Богдан вместе с казаками бился на стороне короля. В 1633 г. во главе 2400 казаков Хмельницкий принял участие в войне Франции с Испанией. Во второй половине 1640‑х годов Хмельницкий был уже войсковым писарем – одним из наиболее авторитетных казаков, пользовался определенным расположением и доверием в Варшаве.

В 1646 г. король вел с Хмельницким переговоры о возможности выступления казаков против турок, обещал увеличить реестр до 20 тысяч человек. Но Сенат наложил вето на это решение, вызвав негодование у казаков. Хмельницкий же активно распространял сведения о королевской грамоте, полагая, что так полякам некуда будет деться. Впрочем, он стал во главе восстания и по личным мотивам. Чигиринский подстароста пан Чаплинский, злоупотребляя своим положением и зная, что казачество опять в немилости, отобрал у него хутор Субботов, убив при этом его сына и забрав себе его жену. Коронный гетман, к которому обратился Хмельницкий, бросил его самого в темницу. Арестант бежал и отправился с сыном Тимошем в Запорожье, куда прибыл в декабре 1647 г. Оттуда он бежал еще дальше – в Крым.

Тем временем сечевики уже изгнали гарнизон, Сечь пришла в движение. Зимой в Запорожье собралась уже большая вооруженная армия, готовая воевать с поляками за возвращение «давних привилегий». Агенты Сечи разошлись по всей Украине с вестью о том, что паны нарушили волю короля и что весной Запорожское Войско двинется в глубь страны. Хмельницкий знал об этом и, вероятно, принял участие в инициировании процесса. Он добился военной поддержки у крымского хана Ислам‑Гирея, и тот дал в помощь четырехтысячное войско во главе с перекопским мурзой Тугай‑беем.

В апреле 1648 г. Хмельницкий снова прибыл на Сечь. Здесь он произнес прочувствованную речь о тяжелом положении украинского народа, гонениях на православную веру и был избран гетманом Войска Запорожского. В это время на Запорожье уже двигалось две тысячи жовниров и реестровиков под командованием Стефана Потоцкого. «Стыдно, – говорил тогда коронный гетман, – посылать большое войско против какой‑то презренной шайки презренных хлопов». Одновременно около 5–6 тысяч реестровиков под руководством Барабаша и Илляша плыло на байдарках с той же целью – усмирить сечевиков. Отряды должны были соединиться у Кодака.

Имея в распоряжении 8 тысяч казаков, 22 апреля гетман двинулся навстречу польским силам. Два его полковника – Ганжа и Джалалий – отправились вверх по Днепру, чтобы перехватить реестровых и убедить их перейти на сторону Сечи.

Сблизившись с противником возле урочища Желтые Воды, Хмельницкий получил известие от Ганжи, что реестровые казаки колеблются и хотят услышать слово самого гетмана. Вихрем метнувшись к реестровикам, высадившимся у Каменного Затона, Хмельницкий быстро убедил их обратить оружие против недавних хозяев. Затем он вернулся в свой лагерь в Желтые Воды, куда подошли и войска Потоцкого. 5 мая казаки атаковали и опрокинули поляков. В разгар битвы подоспели татары, которые перевезли на конях к месту битвы казаков от Каменного Затона. Хмельницкий провел с противником переговоры, заявил, что его люди вышли лишь защищаться и что казаки целиком поддерживают короля, но недовольны панами. Он обещал не трогать воинов Потоцкого, если они отдадут пушки и уберутся восвояси. Поляки так и сделали.

Некоторое время Потоцкий двигался на Смелу и Корсунь, а казаки вроде бы только сопровождали поляков в отдалении и наблюдали, чтобы те не нарушили условия договора. Однако полковник Хмельницкого – Максим Кривонос уже обходил их с одного фланга, а татары – с другого. 16 мая поляки были атакованы с трех сторон у балки Княжие байраки, окружены и уничтожены. Затем казаки взяли Чигирин и Умань. Из Чигирина армия пошла на Корсунь, где стояло главное польское войско во главе с гетманом Калиновским. Хмельницкий пустил слух о якобы приближавшемся огромном войске татар, а начавших отходить поляков встретила очередная засада Кривоноса. 28 мая польская армия была разбита.

За месяц Сечь добилась колоссальных успехов. Запорожское Войско увеличивалось за счет крестьян. Речь Посполитая вынуждена была мобилизовать все ресурсы. Начавшаяся война принесла и много горя, обе армии соревновались в жестокости по отношению к противникам и нелояльному населению, непокорным городам. Запылали пожары, потекли реки крови… Недальновидная и негибкая политика Польши привела к грандиозной катастрофе.