Народные предания о Куликовской битве

События 1380 года стимулировали создание на территории Куликова поля значительного количества образцов фольклора, посвященных Куликовской битве. До сих пор жители Куликова поля связывают отдельные природные и культурные объекты региона с историческим сражением и его героями. Как правило, о каждом из этих мест есть старинное предание. Подобные рассказы начали записываться исследователями еще в XIX веке.

Население, пришедшее на Куликово поле в XVII-XVIII веках, не связанное историческими и культурными корнями с Куликовым полем, тем не менее сохраняло память об этом сражении русского средневековья. Обживаясь на новом месте и сталкиваясь с природными памятниками-свидетелями Куликовской битвы, новопоселенцы привязывали события той эпохи к определенным объектам и создавали предания о сражении 1380 года.

Предания о местах, связанных с расположением и движением войск, сохранились в деревне Заборовке на реке Рыхотке, где напротив деревни находится переезд — «переезжали здесь татары, когда шли на битву». В городе Данкове (Липецкая область) рассказывают, что когда шел Мамай «через Баловинки, пыль была по колено, после того как прошла конница. Шли, говорят, по Данковской дороге». В селе Подмоклом рассказывают, что между Прилипками и Подмоклым «есть переход... Там переходил Дмитрий Донской, когда на битву шел... Там и щас ворота есть, тока вросли все...» По преданию, туманным утром накануне битвы Мамай принял лес «Тройня» у села Орловки, который состоит из трех массивов, за три русских полка, и бежал. В деревне Самохваловке рассказывают, что «когда Димитрий Донской воевал... сражалися, и вроде бы выходил какой-та лес, вроде как победители накинулись на татар... И татары могли отступить... Так уж, наверно, было Богом дадено...» По мнению жителей села Орловки, Дмитрий Донской шел на битву через Соколью гору на берегу Дона. В селе Рыльском передают, что на месте села во время Куликовской битвы «войска Дмитрия Донского стояли... Тут река Ситка впадает в Непрядьву... Вот здесь у него стоял какой-то полк...» В пяти километрах от села Кресты, на пути к Красному холму существует «Заповедная роща», где, по преданию, во время Куликовской битвы располагался засадный полк князя Владимира Андреевича Серпуховского.

На полпути от села Кресты к поселку Шаховскому (около 3 км) возвышается холм, известный под названием Воробьева гора. По некоторым сведениям, этот холм называется также Мамаев курган из-за того, что отсюда Мамай наблюдал за Куликовской битвой.

Многочисленны предания о прощеных колодцах. В селе Подмоклом рассказывают, что Прощеным (Прощальным) колодец (турбаза «Дон») называется потому, что русские воины «там прощалися, када на битву шли с татарами... Ани шли... И вот появился Прощеный колодчик... В ночь, говорят, появился». В селе Грибоедово говорят, что Прошеным колодеи назван потому, что русские воины прощались здесь с павшими в Куликовской битве. На Прощеном колодце русские воины «перед боем с татарским игом пили воду, штобы сила у них была». В селе Бучалки сохранилось предание, что недалеко от села, у деревни Прошеное, есть Прощеный колодец. «В Прощеном Дмитрий Донской у колодца воду пил, когда распрощался после битвы. Уже без ноги, ему в битве ногу отсекли...» В селе Красном же об этом колодце сообщают, что у этого колодца, по преданию, Дмитрий Донской прощался с братом или родственниками, когда шел на битву или возвращался с нее.

Распространены предания о кровавых реках. В хуторе Сабуровом сообщают, что «по Зимовой лощине, как раньше старики говорили, текла кровь... Битва была Куликовская... сражались татары с нашими... У них битва была с самой Смолки... Вот там лесок небольшой, и наши там были в засаде. А татары шли, а пагода, была туманная... Ани как увидели этот лесок — мол, идеть русский этот... И назад. Вот и наши, говорять, и выиграли. Они подумали, что это войска русские идуть».

Кроме того, в книге М. Н. Макарова «Село Рождествено-Монастырщино и поле Куликово» приводится следующее топонимическое предание: «На... берегу Смолки и теперь еще есть деревня Оболенщина (ныне не существует), где, повторивши слова предания, скажем, что храбрый, могучий вождь своего отряда, князь Семен Константинович Оболенскии, чинил татарам отпор крепкий, он топил их в Смолке, загонял их к Дону, из-под мечей витязя валил дым от крови татарской... Место, где сражался Оболенский, названо было Оболенщиною...»



Подобные предания, связывающие топоним с именем какого-либо героя, достаточно широко распространены на Куликовом поле, как и по всей России.

В деревне Курцы рассказывают, что во время Куликовской битвы река Курца (рядом с Зимовой лощиной) «текла кровью». В отличие от общепринятого мнения жители деревни считают, что захоронение русских воинов, павших в Куликовской битве, находится близ дороги в село Куликовка, в «Большой лощине», где существует «Курган» — братская могила русских воинов. В селе Шаховском говорят, что «большая там (на Красном холме) была сражения, битва... Там щас нет, все заросло, там была большой-большой, как котлован... В этом вот котловане была вада дастаточна многа, очень красивые водились птицы... невыносимо какие... Там росло, на этом поле, очень красивый ковыль... много цветов было, очень красивых... А другая была лощиночка... щас ее запахали, там, бывалоча идем..., там вода всегда была красная, как кровь... До того насытилась... И там были вроде канавки такие, все равно как копытами выбито, или там оружие было, все там было... Это от битвы все осталось... всегда вода была красная... Там святое место, там всегда числилось святое место... Много нападений всяких после этих татар была, ходють, там, да Богородицка, дальше — и варачиваются назад».

В деревне Даниловке рассказывают: «Раньше река тут протекала, Красная... Когда битва Куликовская была, тут, говорят, кровь из лощины сюда стекла...» По преданию, река Смолка «в день битвы текла кровью убитых». По рассказам жителей деревни Починок, «когда шла Куликовская битва, кровь воинов, которые погибли, выходила в Барский колодец» (в Орловке).

Многие предания говорят о захоронениях русских воинов. В селе Монастырщина, по легенде, был «древний погост... куда в течение нескольких дней после победы над Мамаем свозили убитых в войне русских воинов, которых хоронили по правому берегу Непрядвы, а над костями погребенных тогда же построили из дубов близлежащей Зеленой дубравы деревянную церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы». В селе Ивановке (Липецкая обл.) рассказывают, что в Лебедянском районе, в деревне Мамоново (ныне не существует) стоит памятник на кургане, под которым похоронены русские воины, павшие во время преследования Мамая. В деревне Курцы сохранилась легенда, что близ дороги в селе Куликовке есть Большая лощина, в которой находится курган — братская могила русских воинов, павших в Куликовской битве. Считается, что в районе Хворостянки, в лощине, недалеко от Зеленой дубравы, было братское захоронение воинов, павших в 1380 году (впервые упоминается в 1851 году).

Отдельную группу составляют предания о кладах. В Орловке рассказывают, что «где-то Мамай тут плыл и утонул. С золотом утонул. До сих пор в этом месте вода стоит... Километров двадцать от Орловки». По самому старому преданию, «где-то <рядом с Доном> лежит 32 тыщи... Лодка Мамая... Не знаю, что там они награбили... Раньше было озеро, и когда татары начали выплывать на озеро, лодка у них начала тонуть. И они затопили лодку, а на том месте плиты, што ли, положили». В деревне Ляпуновке утверждают, что недалеко от деревни есть лес «Денежная яма»: «Эта когда татары бежали, когда вот эта Куликовская битва была... Вроде татары обозы свои там закапывали... И вроде там раскопки были бальшие... манеты нахадили, и паэтаму "Денежная яма" назвали...» В деревне Хитровские Пруды рассказывают, что в трех километрах от деревни Мамай зарывал свои сокровища в месте под названием «Татов пупок».

Много преданий о Куликовской битве хранится в Епифани. Там рассказывают, что Успенская церковь построена в XVIII веке в честь воинов, погибших на Куликовом поле. В ней якобы захоронены останки погибших воинов. Рассказывают также, что «Епифан, местный житель, мещанин, задержал литовцев. Литовцы дошли, и они этого Епифана повесили за то, что он их задержал. От этого сталась Епифань, ей лет 600». В XIX — начале XX века наиболее популярной была версия, что Епифань получила имя от некоего Епифана Кореева, «известного в истории как главный посредник измены рязанского князя Олега Дмитрию Иоанновичу Донскому». Возможно, подобная точка зрения родилась на основе пространной летописной повести о Куликовской битве (XV-XVI века).

Сохранилось предание о городище на Мокрой Таболе. Возвышенное место на ее берегу вблизи деревни Исаковки называется Городок, Городише. Считается, что здесь была братская могила русских воинов, павших в Куликовской битве. Рассказывают, что там нашли 12 павших воинов. К этому же Городку относится и название Мамаев курган. Существует также предание, что в этом месте был рязанский город Дорожен, через который проходила большая дорога из города Березуй, находящийся близ города Венева, в город Данков. Московские войска, проходя здесь в 1380 году, заняли это городище, чтобы в случае отступления иметь опору в укрепленном городе. В Татинках рассказывают, что «от Татинок войска Дмитрия Донского шли к Куликову полю. На месте, где стоит столб, был ковчег Мамая — золото, стан», а «после битвы остались пленные (татары) в Монастырщине. Монастырские ни с кем не смешивались, их зовут "татары"». В Монастырщине говорят, что местные жители — «татары... потому што на татарской земле живем... Вот как Куликовская битва была...» В деревне Владимирова рассказывают, что слобода Тычок названа так потому, что «тут большак был. И у них (русских) тут была последняя стычка с татарами после битвы (Куликовской), когда они тут бегли. Поселились они тут, татары-то... Были, были, да в Бабанином были, от татаров дети тут эти родились». Окрестное население считает, что жители Малевки — потомки татар, а само село возникло сразу после Куликовской битвы.

Предания о камнях занимают большое место в местном фольклоре. В Монастырщине и Богдановке рассказывают, что в лощине Рыбий Верх есть два камня. Там якобы нашли раненого Дмитрия Донского. Один «камень большой... Там Дмитрий Донской оставил руку и ногу... И до сих пор этот камень лежит, там его отпечатки остались...» В этой лощине действительно существуют два камня-следовика, на одном из которых хорошо читается «отпечаток» пальцев гигантской руки. В Знаменском говорят, что в лощине «Бушиха... говорять, красный куст, белый камень... Дмитрий Донской там, говорять, воевал... Засаду, что ль, там делали... И вот за ночь вырос этот куст и вроде бы камень... И вот, када татары шли, увидали тут очень много войск Дмитрия Донского... И Дмитрий Донской погнал татар... А в лощине и не было никого, из-за этого вот куста и этот камень... За ночь все эта образовалося... А войск там мала была, а им, татарам, показалось, что очень там, видамо-невидамо из-за этого камня и из-за этого куста...» В селе Коломенском рассказывают, что недалеко от села есть будто бы «камень Мамая». В начале XX века жители села Андреевки (р. Рыхотка) сообщали о трех камнях большого размера на очень высоком, но сыром месте, которые называются Мамаевы камни.

Отдельные предания о храмах и монастырях также связаны с Мамаевым побоищем. В Никитском рассказывают, что самая старая церковь села стоит со времен Куликовской битвы. Дмитриев день, местный «козырный» праздник, установлен в честь Дмитрия Донского. В селе Непрядве говорят, что «церковь... построена после того, как татаров разбили... У них ведь был полумесяц-то... У нас крест вверху стоит на куполе, а полумесяц внизу креста... В XIX — начале XX века среди прихожан храма архистратига Михаила в селе Красные Буйцы пользовалась почитанием икона Божией Матери. По преданию, эта икона была написана после Куликовской битвы в память заступничества Божией Матери за русских воинов во время битвы.

Существует предание о возникновении Дмитриевского монастыря (Рязанская обл., Скопинский район): «Дмитрий Иоаннович... прошедши сорок верст от поля Куликова, расположил войска на обширной возвышенной равнине, по правому берегу реки Вёдра, около Дмитриевской горы; а свой шатер поставил на самой горе. Здесь он праздновал победу и делал некоторые приготовления на случай неприязненных действий со стороны Олега Рязанского. На эту пору явились к нему рязанские бояре с выражением радостных чувств о победе над общим врагом и принесли ему хлеб-соль. Дмитрий Донской очень обрадован был, что устроилось междоусобие с рязанцами, принес благодарность Богу и приказал устроить на этой горе монастырь и церковь во имя своего ангела — Дмитрия Солунского». В этом монастыре вплоть до революции 1917 года хранилась как реликвия — так называемая «Пересветова дубинка», якобы дорожный посох Александра Пересвета, который он оставил, идя на Куликовскую битву, проживавшему на Дмитровской горе отшельнику. Ныне посох экспонируется в Рязанском кремле. Подобное предание существует и о возникновении Скопинского Свято-Духова монастыря. На месте будущего монастыря якобы в 1380 году также состоялась встреча Дмитрия Донского с рязанцами. В Папоротке рассказывают такую легенду: «Даже когда Мамай воевал, хотели разрушить Папоротскую церковь. Когда он стал подходить, Мамай, близко, взяли икону Казанской Божией Матери и пошли вокруг церкви. И сделался туман».

Значительная часть топонимов связывает местное население с Куликовской битвой. В селе Ивановке (Аипецкая обл.) рассказывают, что «когда гнали с Куликова поля татар, гнали через наши края тут... до Красивой Мечи... Тут есть Крюковка, деревня, километра три... И татарский хан, Мамай, потерял свой позолоченный такой меч, который передавался как власть... И вот река называлась Меча, а народ окрестил ее Красивая Меча... Из-за этого меча...» В селе Непрядве передают, что «тут ведь была битва Куликовская, и вот поговорка была... начальники приказывали: "Не прядь назад, назад не прядь..." Чтоб только отстоять тут все... Здесь была битва... только не у нас, а подальше, у Дона...» По одному из преданий, название села Себино происходит «от татарского князя Сабина (или хана Севана). Ему Дмитрий Донской дал здесь вотчину». В XIX веке название села Монастырщина связывали с монастырем, якобы основанным на этом месте самим Дмитрием Донским. В это же время считалось, что деревня Оболенщина (ныне не существует), которая находилась на берегу реки Смолки, названа по имени князя Семена Константиновича Оболенского, потому что находилась на месте, где он сражался. Название хутора Сабурова связывали с именем героя Куликовской битвы: «Федор Сабуров и Григорий Холопищев нашли Дмитрия Донского в роще... Сабуров получил долю за Красным холмом, где и теперь есть селение его имени». По преданию, название села Красные Буйцы произошло «со времени Куликовской битвы, когда на этой местности находились будто бы красные, или хорошие, бойцы великого князя Дмитрия Донского».

В Скопинском районе Рязанской области существуют предания о том, что село Победное и поселок Побединка названы так потому, что недалеко от них Дмитрий Донской дал отдых войскам, чтобы отпраздновать победу над Ордой на Куликовом поле. С Куликовской битвой связано также название села Секирово. А село Дмитриеве названо якобы по имени великого князя московского. В том же районе существует предание о связи названия села Вослебово с героем Куликовской битвы Андреем Ослябей.